Мейл



Светлой памяти Марии Каменкович





Мейл

«Покойники, кроткие покойники – кто знает? –
Живут, быть может, в вольфрамовых нитях,
И на моём ночном столике горит
Умершая невеста другого».
(В.Набоков, «Бледный огонь»: стихотворение
Дж. Шейда, «Природа электричества»)

Ошарашенно вглядываешься в монитор, ищешь письмо.
...Которое только что было.
Оно – было. Сеньтябрьское.
Дружеская, смешная подначка. Как всегда – блестящий, полезный – кое-кому, не будем указывать пальцем – интелектуальный «укол зонтиком». Опечатка-очепатка: «наступила» на соседнюю клавишу – тогда ещё существующей – рукой.
Только что было в архиве!
Ничего: ни мгновенной – слепым взрывом! – темноты, ни вакуума – ревевшего в пробоине фонемами и прообразами... – знака даже не осталось.
В том месте, где человек, ещё недавно, ещё какое-то время, существовал – в виде электронной эманации, – ни-че-го!
Никакого провала : со следами скользящей обуви, судорожно хватающихся – за охвостья слов, за орущие даты – пальцев.
Скорбного прочерка – в некоем невидимом формуляре.
Кромешной могилы.
Медленного баса виолончели.
Объявших место катастрофы – нечёткие края, бездонная зыбь... – лакун траура.
Нависшее над обрывом – текста, всего – случайное : «Не-...
Нет. Не значится. «Жерлом пожрётся...».
Окончательное исчезновение.
Отсутствие.
Невыразимое, манящее, излучающее тоску. Отсутствие, страшное – как во сне – своей неназванностью...
То самое.
Ещё вчера – условным кодом, щёлканьем «мышки» – как из ларца – из сентября вызываемая. Перескакивая ступеньки реальности, минуя непоправимое, ироничная, лёгкая без плоти, вольной векшей – с герца на герц... –
Бесследно...
Что происходит с письмом, которое, в результате дурацкой неполадки компьютера, не обнаруживается больше в списках? Растворяется, исчезая из гудящей электронной записи – вместе с током – в путанице проводов.
Уходит в ноосферу?
Уносит часть живого ( больше нигде, никогда! – последняя пульсирующая жилка : вот, сейчас, здесь : слушайте! – слышите? . Живого : дата ещё безобидная, – прямая, разговорная речь) адресата.
Ухает в чёрную, непроглядную дыру – часть памяти, часть оставшейся, тёплой речи, – углубляет смерть.
Я знаю что делать.
Удержать. Сохранить. Не отдать.

* * *

Письма – до первой даты – стёрлись сошедшей с ума ЭВМ.
Нашедшего просят вернуть за вознаграждение.

25.11.2002 23:23
Приветствую. Я потихонечку читаю стихи из большой стопки (прочла штук десять пока что, потому что нужно -- медленно). Много, однако, пишут люди, не то, что я -- пять-шесть в год! Должна сказать, хо-ро-шо... особенно первое ("Огненный Столп"). Особенно я оценила мастерски встроенные скрытые цитаты. Сомнительным мне показался только образ "белое божье дерьмо" -- кроме удовольствия лихо скощунничать, что в нем хорошего? Дерьмо и по консистенции на снег совсем не похоже.
Тебе не слишком понравилось чтение Шапиро, но, согласись, Шапиро доводит до слушателей каждое слово. А когда читал ты -- долетали (доходили) только некоторые. В то время как у тебя не в "некоторых" и "отдельных" суть, а прежде всего в композиции, в общей мысли, что, скажешь, я не права? Так что надо бы, мне представляется, тебе все-таки в следующий раз (хорошо бы в Регенсбурге) с выражением читать.
Я тебе не плачу той же монетой и посылаю не все стихи, а только некоторые.
Маша

Из вступления к книге «Дом Тишины»:
«МарияКаменковичродиласьв 1962 г. вПетербурге. Закончила 470 математическую школу. УчиласьвлитературномобъединенииВА. Сосноры, котороерасполагалосьв Домекультурыим. Цюрупы, чтонаОбводномканале. Второеместоучёбы – семинар посемиодинамикеР.Г. Баранцева. ЗакончилаУниверситетвзвании старшеголейтенантазапаса поматематическойлингвистике. Работалав оккупированноминженерамиМихайловскомЗамке. УволиласьоттудавгодовщинусмертиПавла I . Потомучиладетей английскомуязыкувклубетабачнойфабрикиимУрицкого, чтона Васильевскомострове. КромепереводовкнигДжР.Р. Толкинаикомментариевкним, опубликоваладвекнигистихов, «РекаСмородина» и«Михайловский Замок». «РекаСмородина» вошлавшорт-листпремии«СевернаяПальмира» в 1998 году.»

25.11.2002 Приложение к письму :



Мария Каменкович: Стихотворение, которое я не до конца вспомнила на вечере в Мюнхене

* * *
Чередом следуют метаморфозы
Лета.
        Цветы превращаются в пищу.
Август повесил парадные грозы,
Как мезузу над порогом жилища,
Над неуютной своею времянкой.
Хмель на веревке дополз до предела.
В круге времен прогибается ямка.
С плетью ко Льву приближается Дева.
Рак с Близнецами боялись огласки, –
Что, если ночь белый полог поднимет?..
Сад по ночам приглушал свои краски,
Но не гасил их, а думал над ними.
Лев же и Дева, навылет прошиты
Точными выстрелами звездопада,
Внятно читают земле "Берешит", и
Тягостного не скрывают разлада.
Так в Колизее у звезд, где заметность –
Заповедь, догма и четья-минея,
С Крестовоздвиженьем ветхозаветность
Сходятся, листья воспламеняя,
И не нуждаясь притом ни в напалме,
Ни в керосине, ни в Зевсовом громе...
Но очевидное вечно в опале,
Точно, как Золушка в собственном доме.
В нашей ли власти ее новоселье?
Можно ль судьбу, как крапиву, ошпарить?
Ну, так зачем выхолаживать сени,
Нищим фонариком по небу шарить?
1995-99



Некоторые стихи из первой книги («Река Смородина»)

* * *

Кто ночью не просыпался,
И кто не рождён на свет?
Недоуменье Пасхи –
Третья из этих бед.
Оттаивающее сердце
Погонит – сперва с трудом –
Кровь – в затёкшее смертью
И скованное льдом...
Ждать и хотеть – опасно
От праздничного куска.
Не грубая радость – Пасха,
А даже сперва – тоска.
В какой-то глуби безмерной,
За каменною горой...
И совесть воскреснет – первой,
И трезвость – за ней – второй.
И час протомит за часом,
Пока взметнутся, плеща,
Складки дождя над Спасом
И ливни Его плаща.
Светлая Пятница 1985
Прим.: «Спас» – этовсегдаСпас-на-Крови, чтонаканалеГрибоедовавПетербурге (напротивМихайловскогозамка).


х х х

Мир счастливоконечен, чудодеем
И целиком в скорлупке утаен.
Не та земля, которой мы владеем,
Владеет в нем – а та, о ком поем.
Тем более, что этот бой – за нами!
Уже в полнеба розовеет пламя,
И – сжатая – встает хлебами пажить...
– Никто не верил! – Князь вернулся княжить.
Да что там! Православные: не плачьте!
Нам шлют яичко красное по почте,
Наказаны лжецы, в чести пророки –
И вот, учтя истории уроки,
Вернулась к нам из-за морей синица,
Нашлась и кружка – выпьем, но не с горя;
Вернулась ввечеру с водой девица –
Пусть не девицей; вьюга, с вихрем споря,
Кость отняла, взяла рожок, уснула...
Чего ж тебе еще? Коли орешек –
На славу прокалился он. И снова
Напой нам песен, понаставь нам вешек,
А то – как ткать, коль кончилась основа?
– Пуста, мой друг, грядущая дорога,
И некому перепирать нам Бога,
Как в ино время Гнедичу – Гомера...
Напой нам, нацеди густого слова,
Отеческого сусла, зинзивера
Февральского – и расколи орешек,
И взыди на княжение – покуда
Поет в печи огонь, трещит полешек,
И кружка пальцы жжет, и длится чудо,
И внемлет песне друг или подруга...


х

А там – очнется помалу и вьюга.

1987


ПРЕДЧУВСТВИЕ ЭМИГРАЦИИ

Век ли мне вопрошать, не выслушивая ответа,
Налагая на голос разума – вето?
Пустоты выносить придирки, ее попытки
Заполнять себя моею виною? искать подпитки
У нее же, прикидывающейся щедрой,
Приспускающей шаль с плеча, чтоб казаться Федрой?
Надоели мне эти сплетни, придирки, шашни,
Неспособный окончиться завтрашним день вчерашний,
Все из прошлого тянущий старые сопли, вещи,
Отношения, спутанные в зловещий
Узел, склеенный прочной слюною черта,
Не имеющей на земле аналогов; ночью черной,
У забора, у вод канала, под тенью Спаса,
Век ли мне сознавать – такова специфика часа,
Разливанная формула здешней души, втихаря ревнивой,
Но идущей на все; как жаворонок над нивой,
Распевает она, сирена, в глуши болота,
И велит мне ждать – не случится ль еще чего-то?
То ли дождь золотой, как прежде, в закат прольется?
То ли враг с мировой придет? То ли друг вернется?
То ли знаки дня обернутся Господней фразой?
...Пролети над этим лесом, душа, над овощебазой,
Над каналом, храмом и кладбищем с черепами,
Где у каждого третий глаз; невидимыми стопами –
– Словно здесь еще не случилось всего, что можно! –
– проберись к ней в блиндаж, оглядываясь тревожно,
отыщи там зайца, в зайце – яйцо, в яйце – передатчик,
переставь там внутри какой-нибудь проводочек –
пусть вещает на Галлию, Дакию: их забота!..
И тогда – свобода, слышишь? Прием! Свобода!
1994-1995

* * *

В. Л. Топорову
Одеваяй небо облаки!
Что-то изменилось в облике
Времени, и душной пылию,
Еду ли в автомобиле я,
Или мчусь верхом на лошади –
Людные покрылись площади,
першпективы и паласы, и
пушки полдня громкогласые.
Разбрелись мужи и рыцари
С тьмой прожаренными лицами,
с дряхлыми ручными совами,
скрипнув ржавыми засовами...
Не кричу, не рву одежды я,
Но над прежнею надеждою,
Над звездой в закатной зелени,
За дымящимися зельями, –
Собирается молчание,
Опустение, кончание,
Продолжения не следует,
И душа напрасно сетует,
По колено в пыли, в стагнуме
Прежними гуляя стогнами
И разношенное прошлое
Укрепляя новой прошвою...
Видно, как давно догадываюсь,
За волной волна, накатываясь,
Линии, от букв оставшиеся,
Наполняет жидкой кашицей
Из песка, воды и ракушек –
Кто успел прочесть, тот в выигрыше,
Тот богач, и, лучше ль, плохо ли,
Будет он владеть эпохами
В одиночестве над письменным
Собственным столом, – и, присланный
С хартиею и чернилами,
Ангел крыльями червонными
Зашуршит над ним...
Но роздали,
Одеваяй небо звездами,
Роздали мы все, что помнили,
Все, что неким чудом поняли.
Ибо, как давно доискиваюсь,
Вечности ложится изморозь
На эпоху, коей, с парты ли,
с крыш ли, мы в глаза засматривали
С робостью, – и вот, покинутые,
Опечатываем комнаты,
Толковища, судьбы, улицы,
Чаянья ее; сутулится,
Удаляясь, поздний пьяница, –
Что же от нее останется,
Исчезающей, как в обмороке?
Одеваяй небо облаки,
Автор утр, с ночью спаянных, –
Помяни нас, нераскаянных!

1994


Одностихотворениеизцикла «Реквиемпонеточтобыдругу»

х х х

Как черный канал у дневных берегов –
Недвижная паника адских кругов,
Душа, или комья твоих потрохов
Меж прутьев оград и на зубьях стихов,
Где каждая строчка о смерти твердит?
Лишь память моя огород городит
И спуски к каналу скоблит от снегов...
Я рву векселя и не помню долгов.
От этой ли строчки так сердце болит?
Замолкни же, все, что еще говорит,
Замолкни, довольно обиду копить...


Х

А тризна все длится, но не за что пить.

1989


х х х

Кому Ингеримаа*, кому в песке следы,
Плес безымянный у неназванной воды,
и ракушки лежат на отмели болот,
но жемчуга из них никто не достает –
край горизонта пуст, и очерк леса прост,
и в темных небесах совсем немного звезд,
и слышен в камышах невнятный шорох-стон,
что предпочел бы звать поэзиею он –
вскрывая створки душ, всыпая свой песок,
держа от смерти нас всего на волосок,
и в этом волоске от круч ее и бездн
устроив целый мир, который только без-
дарь годным для житься сочтет, и станет жить –
ему и пары строк, случится, не сложить,
а мы с тобой, прозрев до некоторых пор,
сминаем в перламутр коллоидный раствор
души – готовя скарб в печали и тоске
к тому пути, от коего на волоске
живем, как в двух шагах от приступивших волн –
двустворчатый собрат, песка и слизи полн,–
и надобно успеть, удаться, претворить,
пока не снидет Бог, чтоб створки отворить
в Свой Рай Имен – и тем, чем полон был сосуд,
со вздохом пренебречь – или вынести на суд.

1993

*Ингеримаа – финскоеназваниеюжной части КарельскогоперешейкаКавголовотам, Токсовоипр.)



Некоторые стихи 1999-2002

ЕВРОПЕЙСКИЙ ТРИПТИХ

1.Европейский пейзаж с картиной Эль Греко «Пётр и Павел»

Здесь деревья смотрят мимо – и в никуда,
Небеса возвели глаза – и что им земля?
Пётр на картине отвёл глаза.
Я думала – от стыда,
Но и Павел смотрит в сторону. Два руля,

Два столпа, два борта у этого судна,
Оно плывёт
Через все океаны, но здесь, где я и пишу,
Даже Спас на картинах глядит не прямо вперёд,
А куда-то вбок, чего я не выношу.

Что за странное место Европа, какая-то дичь и глушь,
Впрочем, я понимаю, – она не смотрит в глаза,
Дабы удостоверить неприкосновенность душ,
Дабы вовремя, до столкновенья, нажали на тормоза.

Даже Павел и Пётр деликатничают: дескать, мы постоим.
Кардиналы расшаркиваются: пожалуйста, после вас!
А ведь самый последний мытарь требователен к своим
Даже внебрачным детям! А тут – я, право же, пас.

Вежливость паче нахрапа, паче вхожденья в раж.
Принято говорить о погоде, а «како веруешь» не в чести,
Потому что погода не бросается на абордаж,
А от «како веруеши»  вручную не отгрести.

Вот и смотрят вбок небеса, и видят своё.
За грудки их брать бесполезно, –
костюм окажется пуст.
И останешься, как Бонапарт в Москве,
а посредь неё
Полыхает Кремль, как безмолвный библейский куст.

Но библейский не был безмолвным,
был глас из среды огня.
Есть же в мире что-то, что смотрит в глаза и ждёт,
И к нему иду я сквозь строй
глядящих не на меня,
И душа, ничья, не чует ног,
и, непойманная, поёт.
Регенсбург, август 2000




2

Мрачная, как некрополь,
Как Помпея под лавой, –
Ночь надо всей Европой
Лошадиноголовой.

Неуют первозданный.
Сумрак предснежно-серый.
Самолет запоздалый,
Пробираясь на север,

Видит – вдали, ошую,
Зарево еще стынет,
А под крылом – большую
Смеркшуюся пустыню:

Отгорели озера
(В Швеции их несметно!).
Никакого зазора
Между жизнью и смертью.

Ноют каждою веткой
Вырубленные боры.
Скованные подсветкой,
В муке стоят соборы.

Замки, ротонды, шлюзы –
Все во мгле одномастно.
Проститутки и музы –
Все это только маски

Спящей под мрачным гнетом,
Что зарей оторочен,
Мать-и-мачехи готам,
Кельтам, славянам, прочим.

Ибо иных – чуралась,
Некоторых – любила...
Что-то, что начиналось –
И во тьму отступило.

Что-то из преисподней
Тлеет огнем свекольным,
Прорастает в сегодня
Перевернутым корнем:

Слепо и вверх корнями –
Кровными, речевыми...
Копятся за холмами
Черные кучевые –

Кладези льда и града,
Как сказали бы скальды...
Но на замке заграда.
Облокотясь о скалы,

Провисают долины,
Коими, в мгле беззвездной,
С головой лошадиной
Шествует неизвестный

Жану Кокто навстречу*...
Всякий свет – под сукно
Ночь, как хозяйка, прячет.
Только одно окно –

Спят городов мальстремы
И магистралей стрелы! –
Светится на просторах
Конеглавого тела:

Кто-то, неприкасаем,
Глаз распахнул совиный...
Или – окно Кассандры?
Или – окно сивиллы?

Или, женою Лота,
Кто-то глядит обратно?..
Спят в бельгийских болотах
Прямо в доспехах ратных

Утраченные саги –
Но не шуршит песок, и
Никакие бродяги
Не ломятся сквозь осоки,

Ибо еще далеко
До возвращенья света –
Ждать ли его с Востока,
Или из книг завета?

В луврах и эрмитажах
Мумии, прячась в кокон,
Чутко лежат на страже
У непогасших окон.

Пустошь – на месте тинга,
Отмель – на месте рынка...
Что ж это, Диотима,
Свет твой горит, не дрогнет?

Что же он не роняет
Знамени над могилой?
Утро его сравняет
С первой же мокрой глиной,

С первой же бестолковой
Медью,
с блестящей тканью...

*

С первою же подковой,
Высекшей искры в камне.
1999

*В фильме Жана Кокто, не помню названия, автобиографическом, есть такая сцена.



3

«А ему с перрона бурк –
Это город Петербург…»
Маршак-1992

На двух компьютерах, как на паре гнедых,
Въезжаю в третью тысячу,
под европейские небеса.
Две предыдущие тысячи метили нам под дых,
Но человечество их застеклило в музее
  и забегает раз в месяц на полчаса.

Выстроило для них богадельни,
и готово начать с нуля.
Где отыскало оно этот ноль, – не постичь уму.
Разве что в час отлива всего, чем стоит земля,
Где не удавалось пока пройти никому.

О деревянная готика, о стоводовские  миры,
А еще одна голландка живёт в Сенегале и строит статуи из стекла…
Видимо, о Европа, мы вхожи в твои пиры, –
Нам с отхлынувшего моря лужица натекла.

По песку отлива авось доберёмся в заветный бург,
Что манил из волн, –
                                     на упряжке из двух коней!
Но колёса вязнут, и кто-то с причала бурк –
Никуда не следует ехать, и это всего верней.

Промаршируют роты. Танки пройдут, рыча.
Баски, вожди ислама, бойцы сумо…
И тогда, волной прилива в цвет кирпича,
Истинное продолжение настигнет нас всех само.
Август 2000

1 Стовод – австрийский художник Хундертвассер. Псевдоним представляет собой немецкую кальку с его настоящей фамилии.



* * *

...Благообразный Иосиф с древа снем пречистое Тело Твое...
Cтихира Великой Субботы

Я – слово (с маленькой буквы), пылающее в Бытии.
Я – одна (а теперь – с большой) из несметных Его слуг.
Я зажигаю свою свечу на литии
И обращаюсь в слух.

Я жила на башне
  до самого рубежа веков.
Баснословный город лежал вдали
и звезды съедал.
Многоячеистый Вавилон
не дотягивался до моих черновиков,
Я смотрела поверх,
как поверх лабиринта смотрел Дедал.

Там, внизу, на стене непуганого НИИ,
Был нарисован гигантский Адам
с красной молниею в руке.
Он всегда меня вдохновлял. Не такой уж это был и наив!
Лучше молния в небе, чем болото невдалеке.

Вавилон необъятен, он -- космос, он -- океан,
А не просто пелевинские угодья
и в словаре строка.
И куда ни посмотришь с башни –
сбирается ураган,
А уйти в Харран – наверху должна быть рука.

Я зажигаю свою свечу
и за Благообразным вслед,
За двойником Прекрасного, состарившегося, бреду.
И роняет молнию Ветхий Адам,
  утратившую свет,
И внезапно видит,
что он – уже не в аду.

Великая Суббота 2000

* * *

Камень тоже может в глазах поплыть,
А вода – на луну завыть.
Нет, Венеции просто не может быть,
Да и Рима не может быть.

Колизея, где нас вели на убой,
И который не грех бы срыть…
Да, если по чести, и нас с тобой
Тоже не может быть.

И соседей напротив не может быть,
И ключа у меня в плаще, –
Ничего на свете не может быть,
То есть, ничего вообще.

И вотще предметов смешная спесь,
Если нет в бездорожье вех,
Но если все почему-то есть,
Есть нечто еще и сверх.

И даже не Китеж, не Зурбаган,
А то самое почему, –
В мерзлых соснах мартовский ураган
В не-сезон, в не-своем чину,

И какое-то «но», и совпавший знак,
И открывшийся в Книге стих,
И, в полоску, не ждущий беды шезлонг
У разверстых пучин морских.

18 декабря 2001



ГОЛОСА УНИЧТОЖЕННЫХ И УБИТЫХ

"Каменная диковина –
Великанов работа..."
"Руина",  древнеанглийское стихотворение, написанное о римской
вилле. Англосаксы римских построек боялись и никогда не
использовали их для своих целей.

Голоса уничтоженных и убитых,
Изгнанных из мироздания,
Подобны звездам на вечном крыле ночи,
Небу, которое в полдень от нас сокрыто.

Запертые в одном пространстве
С уцелевшими и палачами,
Мы повязаны с ними единым страхом,
От которого вы навсегда освободились.

Вечная ваша память,
Приснопоминаемые отцы, братия и сестры наши, –
Кто мы без вашей дружбы и ваших песен,
Кто мы – без дыма ваших пожарищ и ваших пирушек?

Как нам без вас говеть? Как жить? Мы ничего не знаем,
Ничего не умеем и не понимаем,
Словно Офелия, похоронившая десять тысяч старших любимых братьев,
Что ушли из мира на полуделе и полуслове!

Я трепещу, лечу, на ветру сгораю.
Я поднимаю чашу на вечной тризне.
Кто-то поет: "Я еще не жил – и вот, умираю,
Но никогда еще так не жаждал жизни".

Сколько их – воинов, братьев, – от коих в мире
Только эта жалоба и осталась?
Все народы и нации – тысячерукие гекатонхейры,
У которых обрубков больше, чем рук. И приходит старость,

А гекатонхейры, забыв обо всем, что знали
Отвалившиеся и обрубленные руки, впадают в детство.
Я несу вашу память как зачехленное знамя,
Не касаясь пером запечатленной дести,

Ветви выкорчеванного леса раздвигаю, не видя:
Немудрящий дикарь у останков великой расы.
Как оробевший сакс, вхожу в покой, где звучал Овидий,
И нахожу на цветном полу обломок вазы или остов кирасы...

Нет ключа у меня к развалинам чудотворным,
А они молчат, предавая то, что в них обитало.
Опустелый облик пространства оказывается притворным,
А потому, как делал и сакс, я б его заселять не стала.

Я бы не реставрировала руин, а строила рядом,
Напоминая себе о том, что явилась в мир на излете –
После великих, и крошкам с трапезы должна быть рада,
А не свое малевать на фресках Буонаротти.

О голоса уничтоженных и убитых,
Голоса, живущие в мире лишь как возможность слова!
Стих иногда совершает таинственные кульбиты,
Натыкается на препятствия, чувствует сталь засова,

Лезет куда-то в гору, поет о том, чего нету
И никогда не будет, – или, быв, оборвалось;
Все – вслепую. Вопрос – по какому свету
Странствует он, – и это не та ли волость,

И не тот ли заоблачный край, где, незримы, бродят
Ваши тени, формулы ваши, собой его населяя?
Может быть, голоса ваши в наши писанья входят,
Невоплотившимся и небывшим их усиляя,

Превращая стихи в невиданные гибриды –
Хвост одного, а тело другого роду,
В корабли, нагруженные голосами умерших и убитых,
Что, тяжело качаясь, бортами зачерпывают воду –

Слева – этого мира, а справа – уже другого:
Антиматерия и материя в тесном сплаве...
И возвращается изгнанное, и наполняет слово,
И совершает в безвестности то,
чего не свершило в славе.
Февраль 1999

2 Пер. В.Тихомирова.



ДОМ ТИШИНЫ

Город, с улиц твоих мне воды не пить,
И на шпили твои не наводить буссоль.
Я живу в тебе, Город, чтоб тебя накопить,
А потом понемногу расходовать,
  как из тряпочки соль.

Облака твои исполинские
  держат меня в кольце,
В кулаке меня держат,
в грохочущей тишине.
Я в твоих закатах, как в бабочкиной пыльце,
Оттого-то, наверно, никто и не нужен мне,

Оттого-то, наверно, я во всех влюблена,
Оттого-то надежды мало,
что мы не умрём,
Оттого-то вселенная начинается у моего окна,
А мышиный лаз пасхальным заканчивается тропарём.

Отраженья значительнее предметов,
и лужи – как жидкий свет.
Город, я сложусь ковшом, пей с моего лица.
Облачная бахрома
отползает за ливнем вслед,
А вдали, за бараками – новый фронт,
и так без конца.

Город, мне твоих небес не исчерпать,
По соринке всех слов не вынести за порог, --
Бесконечен Дом Тишины,
и сладко в него вступать,
И, запасшись солью, спускаться вниз,
давая себе зарок, --

С улиц и зданий твоих, о Город,
нет, мне воды не пить,
Воздуху твоего вдохнувши, верхней ноты не брать,
В реках твоих хмельных судьбы не топить,
По мышиным норам и лисьим лазам рук не марать…

1999

Город – всегда Петербург, разумеется.

***
Опускаются руки. Приходят тучи.
Не дописать письма.
Не выбраться на литургию.
Я довольна и тем, что немножко нужна,
но гораздо лучше –
Перебирая ткань тишины,
забыть о том, что говорят другие.

О тишина, я – блудная дочь,
я вернусь, когда всё растрачу,
Я и раньше вернусь, –
к вологодским твоим лопухам, на глухие тропки,
к облакам и пушкам,
заряженным наудачу
разрывной тишиною,
заранее вынесенной за скобки.

10.05.2001

Прим.: у меня там в Вологде и под Вологдой половина «корней».


* * *

Я словеса плела, я их вязала,
Как на колтушках бабка в захолустье.
А что, когда я всё уже сказала,
И облака закупорили устья?

А, может, я давно уже не в деле,
И на пиру мне не осталось доли,
И заперли меня в земном уделе,
И прекратятся телеграммы с воли?

Я пела словеса, я их читала,
Как на котурнах некая Алкеста,
Но, нализавшись мёрзлого металла,
На время онемела – и на место.

Драконшей перекинулась Каяла,
Кайло перековалось на орало, –
Куда исчезло всё, на чём стояла,
И что само собой вокруг сияло?

Летя сквозь ночь в тоске неусладимой,
Стремясь неведомо куда над бездной –
Мне ведь и правда нечего, родимый,
Мне нечего сказать тебе, болезный.

сент. 2001
  * * *
Вся сгорбленная, старая, сырая,
Лев на клюке как ворон окрылен, –
Венеция, подол не подбирая,
Идет-бредет из мира в океан.

И брат ее, Петрополь, не в убытке:
Cквозь шпили в небо впрыскиваем он,
Пока ему фабричные ублюдки
Заламывают руки с двух сторон.

18 ноября 2001


ПАМЯТИ ЕВГЕНИЯ ХОРВАТА

«Так плыли – голова и лира…»
Марина Цветаева

  «евреи редкие славяне
я вам племянник всей душой
зачем вы постланы слоями
на этой площади большой…»

кажется евгений хорват (??)

Стихи! Вы были ниоткуда:
На струп – елей, на лоб – остуда.

Вы ничего не упрощали,
Стихи, и столько обещали!

То ваших арок анфилада
Орфея вывела из ада,

И нам давая шанс прорваться…
Веницианскими палаццо

Вы отражаетесь в каналах,
Вы сохраняетесь в анналах, –

И, сгорбясь, города ночные
Сжимают в кулаках речные

Свои аорты, и, как в воду,
С мостов мы смотрим – ищем броду,

И к небу обращаем лица, –
И ждем, чтобы дождю пролиться.

Ужели тучи обнищали?
Стихи, вы столько обещали!

Ужели засуха настала
И кровь из раны течь устала?

Зачем же реки не мелеют?
Зачем они челны лелеют,

И, ничего уже не знача,
Плывут по ним в долину плача,

Как древле, голова и лира,
Средь отвернувшегося мира?

  31 июля 2002


* * *
Зачем закат нарочит,
И трубы в него торчат?
Все главное в мире – молчит,
Все важные вещи – молчат:

Весна, и дымы из труб,
Известные наизусть…
Душа не разлепит губ.
И не отвечает – Русь.

Безмолвен вечерний свет.
Молчат амфитеатры туч.
Мир заперт и сдан под ключ:
Кличь, дергай – ответа нет.

Но с мира – какой и спрос?
И спрашиватели – где?
Молчит Иисус Христос
На Иродовом суде.

Не все ведь, что в мире есть,
Мы знаем по именам…
И ангел несет весть
По небу: мимо – и нам.

Немой, он трубит в трубу,
И каплют в слух, как роса,
Как миро в святом гробу,
Неслышные словеса.

Окт. 2002


МЕНЕ, ТЕКЕЛ, ФАРЕС

Тучи Вавилона к нам идут,
Войско фараона уже в пути.
Не сдается только один редут,
А солдат в нем – не более десяти.

Помутилося море уже совсем.
Золотая рыбка нейдет на зов,
И столпы вселенной,
счетом семижды семь,
Поползли тихонечко из пазов.

–Эй, братва. нас предали! –
с борта кричит матрос,
А братва и в ус не дует –
ей по фонарю,
Что мертвец у руля,
что оборвался трос,
Что не вытравить якорь…
Так встань, и молись царю,

Если веришь в царя,
а в Бога «еще не так»…
Если же веришь в Бога – то лучше молись Ему.
Все равно у царя твоей жизни цена пятак,
Да и тот тебе придется выплачивать самому.

Колесницы мчатся по небесам,
Ими правят убитые.
Мгла у них на уме.
Что у туч
электронной строкой
бежит по кайме?
«Мене», «текел», «фарес» и, кажется, «у-пар-сам»...

Или  «у-пар-син»… Нет,  это просто закат, это – липкий скотч
На губах у туч,
  окунутых в вермут (который в рот не попал…)
Вот падет последний редут –
  въедет в город Ашшурбанипал,

И наступит ночь.

*

Не наступит,
покуда редут не пал.

8 ноября 2002 года.



25.11.02 – 27.11.02 – Три письма, сожранных компьютером.

Из посланных стихов, о которых упоминает Маша:



Демьян Фаншель, Из кн. «Обучение сну»: Тот свет

“...ночью в столпе огненном, светя им...”
  “... двинулся и столп облачный (...) и стал позади их...”
(Исх. гл. 13 [21]; гл. 14 [19])

Столп огненный! Столп огненный! Столп огненный!
Столп света, ночью, за окном зашторенным.
Свет оголённый, бег карандаша ускоренный. –
От колесниц – дневных – по дну – исход отмоленный, –
За вами, братья, переписчики и когены!

За вами, братья, переводчики, начётчики! –
В огонь Агнона, Шульца, Зингера и Корчака.
Душа трепещет, рвётся по ветру, полощется и корчится.
Душа насажена на древко позвоночника.

Скорей, скорее! – пока гул и гонг слогов рифмованный;
Сбой – вразнобой – дорогу бьющих, кованых
Слов; строчек столб и оголённых строф – обломанных,
Обмолвленных! – Столп огненный!

Потом – столб позвоночный, ртутный, атмосферный.
Потом столп облачный, расплывчатый, обыденный.
Тяжёлый стол потом – не письменный, дневной уже, обеденный.
Потом – день злой, завистливый, сварливый, суеверный. –

За вами, братья, – в то солёное дрожащее, –
Среди нависших, непроглядных бездн беды!
Я помню: шёл по дну, где стыли стены тёмные воды.
А вдалеке – так, мелочь, – фараона колесницы. –
Столп облачный, простёртая десница...
(Что это было впереди: Завет горящий,
На то, что выразить никак не мог, – Ответ,

Столп огненный, в огне куст говорящий?!)
Как страшно здесь, как далеко рассвет...

Столбом встань, вслушивайся, опусти ресницы. –
Покоя нет тебе, покой пусть и не снится. –
Всё отложи, всё – на потом, оставь свои семь бед.
Здесь твой предел, здесь – грань, земли и вод граница.
Смотри: он близится. Объял тебя! Струится!
И – вот он, явлен. Не покой, но – Свет.

02.2000

Первый снег вечером.

Это сначала – как радость: пора!
Хвойная эра, смолистость распила.
Это – с утра ещё: мама – ура!
Это – такая пора наступила.
  
Жадно вдыхать: за стеклом, за окном!
(Смутно: колени – печёт – батарея.)
Это уже – об одном, об одном;
Шарф, рукавички – скорее, скорее!..
  
Взвесь его, белое божье дерьмо:
Запах – не запах: как свежестью вроде
Дышится. Чуешь – собою само –
Робость в движении, радость в народе.
  
Холодно, холодно. Падает с неба
Золото белое. Золотоноши –
Носят и лепят. Всегда – на потребу –
Помнишь: на валенках толстых галоши?
  
Катят шары – скарабеи, жуки,
Питера Брейгеля Старшего дети.
Тропы наметим. Подобье строки.
Образы старшего Брейгеля Пети.
  
Быстро темнеет. Всё катишь его,
Ком небольшой. Застревающий в горле.
Вспомнил что? Разволновался чего?
Даже не выразить: радость ли, горе ли?
  
Катят дары свои, катят волхвы
Детских считалок. И дело пустое
Смысл объяснять им мудрёный (увы)
Тропов протора – увы и увы.
Тропы темны под Луною – звездою.
  
Лёгким – младенца летающим сном –
Пар от дыхания. То же – из хлева.
Светлая справа, тёмная слева –
Там она, Снежная Королева.
Ковш её. Белых арбузов вино.
Бег карапузов.
Вовсе темно.

2000.


27.11.02. 14.00

Привет. Poluchaetsya, ty kirillitsu chitajesh, a pisat na nej ne mozhesh?
Interesno.

>Mascha, w „belom boschjem derme“ – nitschego plohogo: i dlja werujuschtschego tscheloweka, i dlja newerujuschtschego; eto - dar, radost, sweschestju pachnet.

Не в том дело, что это это радость, а в том, что по консистенции не подходит, поэтому образ разваливается. И остаётся предположить, что автор просто хотел как покруче.

>Otirala sche pasternakowskaja Magdalina wlasami tschji-to nogi : pachli oni?

Почему пастернаковская? Евангельская.
Пахли ли... Это интересный вопрос. Можно ответить, наверное, так: ходили в те далёкие времена босиком ил в пыльных сандалиях, портянок не носили, так что пылью и землёй, наверное, ноги у всех и пахли. Вообще же, как известно, на Афоне у монахов традиция никогда не мыться в бане ( только ополаскивать руки ступни и лицо ), и все они там без исключения благоухают сандаловым деревом ( у меня приятель туда регулярно наведывается и засвидетельствовал ).То есть, специфика их жизни каким-то образом изменяет процессы обмена веществ ( и структуру сна – они спят по два-три часа ). Так что, наверное, и тут было что-то вроде сандалового дерева ( хотя точно узнать неоткуда ), ученик не выше учителя.

>Naschtschjot  koschtschunstwowanija – neprawda wascha : ne sadilsja na penjok, ne el piroschok, Maschenka. U Demiana s Demiurgom swoja ljubow-nenawist. Eto ne konfessionalnoe, eto intimnoe.

Я, в общем-то, разобралась, насколько можно было это сделать на основании текстов, и, действительно не могу обвинить тебя в незаконном поедании пирожка. И вообще я не говорю о твоих взглядах, а только о данном конкретном образе с его «конкретными характеристиками».Что такое в принципе кощунство на уровне одного-единственного образа? И вообще что это такое в поэтике? Как всегда, некогда писать диссертацию, но, наверное, приписывание Трансцендентному каких-то конкретных человеческих атрибутов ( а в случае этого образа речь идёт именно о Трансцендентном, поэтому пример с Магдалиной «не катит» - она же вытирала ноги «кому-то» физически присутствующему рядом с ней, а не туче со снегом ). Может быть, это не «кощунство», а что-то другое ( но в любом случае «прокол»). Любое «кощунство» означает, что человек чего-то «не просёк». Ну, скажем, если я начну широко использовать образы из области микробиологии, я наверняка допущу множество «ляпов». Как они будут называться?

>Otsylaju tebja k str. 194 is «Teksta“ (“Amoralnoje semletrjasenije”).

В ближайшую свободную минутку. А то компьютер отбирают. Зато я вчера дочитала всю папку. Ну ты, брат... Ну, ты вообще. Это серьёзно. Во мне клубятся комментарии. Но я наступаю им на горло, потому как «неотложки», авралы и проч. К тому же, ты, может, и не хочешь, чтобы тебя комментировали.

Хорошую у тебя штуку украли. Я всех домашних перебудила, хотя пыталась смеяться тихо.

>is Goroda-Doschdja.

Eto narodnaja etimologija.

M.K.


( Письма, выстукиваемые тогда латиницей, –  дикой кашей, сейчас переписаны  нормальным шрифтом. Как она их расшифровывала? После первых абзацев уже начаинаешь застревать: «Что..?»,  в голове делается нехорошо.  Д.Ф. )

29.11.02. 06:18.

Прочитал чудные твои стихи. Тем более чудные, что это  - смесь « православия, соборности и народности» с – просто талантом. Обычно такое не сочитается – аки конь и трепетная лань: сплошные Василии Буслаевичи и Бовы Королевичи. Плюс всегда – явная или скрытая агрессия - под истерическим смирением. А тут не только «хорошо», тут ещё – очарование. Вещь редкая. Старожилы не припомнят. Пожалуйста, не забывай –  знай себе цену. Аминь.
Теперь – техническое, если позволите.
1. О Хундертвассере забыла дать сноску. Правда в Германии его знают.
2. Кажется, вяжут не на «колтушках» ( может быть это «диал.» или «обл.»?), а на «коклюшках». «Колтушение» у Фасмера – «движение рук при вязании».
3. В « Михайловском замке », стр.73 : « ..в трюмах высверлены кельи».  Не дай Бог : это – саботаж, судно пойдёт на дно! Может, технически, лучше бы было «выстроены» или «выставлены»? Корабль не колода, чтобы его сверлить. Переборки ставят, выставляют, строят.
4. Стр.95 : «..ветер ... из потира» - фонетически – о.к., но потир, всё-таки – чаша. Если она не дырявая, оттуда, скорее, будет – брызгать ( освящённое вино ).
Коли ты мне будешь в будущем такие же замечания писать – пусть самые нелицеприятные, я буду в сто раз больше рад, чем если бы какой дурак похвалил. Довольно редко тебя – не из дружеской вежливости, по-настоящему – читают.
Да, почему – не кириллицей : ещё нет наклеек на клавиатуру. Мне и вправду : «писать, брат, трудно» : долго и мучительно, и непривычно, и одним пальцем.  
Насчёт ( поговорим о фекалиях ) дерьма : не настаиваю ( не наступаю) : ну, может быть и прокололся, хотел покруче, а не всмятку. Раз образ рассыпается, что твой снежок, значит – консистенцией не вышел.
О монахах : монахи – люди. А ноги пахнут сандалом, потому что сандалии – из сандалового дерева. Хотя, скорее – кипарисом, там, на Афоне, кипариса много и бесплатно. Зимой они ( древние, а не их иммитаторы-монахи ) что-то ведь должны были наматывать вроде портянок : холодно. А вот месяцами не подмываться для мужчины – плохо : даже Высшая Сила не поможет – больно вонько.
– / –  ( часть текста выпала, - съедена компьютером. )  –  / –
...песенка Высотского, где «Льёт так, будто Бог без штанов». Да и Клюев ( святоша Клюев!, ортодокс, двоеперстник ) писал об И.Х. как о «космической залупке проникающей Вселенную». Тут не микробиология ( в которой я тоже не силён – по сравнению со спецами ), а – мироощущение. Где каждый ощущает себя – миром. И то, что оно у каждого – своё, указывает : Организующая Сила частными проявлениями морали не занимается. И «кощунствами» – тоже. Ей – по барабану. Чудесами – пожалуй : звёздами там, парсеками, физическими константами. Чёрными дырами...  « Барабан был плох». Поэтому всегда завидовал верующим : им кажется, что что-то можно понять – и соответствовать этому.  О.К.
Рад, что тебе «тесты» понравились. Их навалялось где-то около полусотни, пяток из них ( «серьёзные», типа) протащили в официальный набор тестов для поступающих : такая вот кафедральная фига в кармане – времён СССР´а.  «Большие», официальные, писала – срочно, по заказу министерства – моя бывшая жена, а я, параллельно, – дразнилки, шутливые. Свидетелей – вся кафедра: зав, профессоры, доценты, ассистент. Студенты списки по рукам пустили. Жаль, что у себя мало оставил – как и сценарии всех капустников. Тогда это литературой не считали. И не воровали для энциклопудий.
Машенька, пока. До встречи в эфире, а то и живьём.
Диван Змеёнович Пьяншель.




29.11.02.14:16

Demjan Simeonovich,

ja uzh tebe srazu otvechu, a to sejchas kak nachnetsya -- nekogda budet i
pochtu vkliuchit. Грузины на месяц в гости приезжают, и так далее. А пока
мladshij  v mashinki igrajet, est 5 minut.

>Protschital twoi tschudnye stichi.Tem bolee tschudnye,tschto
eto-smes"prawoslawija,narodnosti i sobornosti"s talantom.

Мерси, конечно, но на самом-то деле народность тут третий лишний. То есть,
она какая уж есть, польско-вологодская, ее из песни не выкинешь, но она
все-таки обретается где-то рангом ниже. Подозреваю, что через поляков и
евреи каким-то боком затесались, хотя поляки традиционно и антисемиты. А то
зашла я в Вильнюсе (город предков) в бывший еврейский квартал и встретила
там председателя питерского еврейского университета (моего в прошлом
приятеля). И задумалась. К чему эти встречи?

>Obytschno takoe ne sotschitaetsja-aki kon i trepetnaja lan-sploschnye
Wasilii Buslaewitschi da Bowy Korolewitschi.

Ерунда, это просто сейчас поветрие такое. Нормальных людей сколько угодно.
То есть, не сколько угодно, а мало, но есть.

> Pljus-jawnaja ili skrytaja agressija pod isteritscheskim smireniem.

От тебя шила в мешке не утаишь. Но почему "истерическим"? И почему агрессия?
Просто... напор. Если его не смирять, так всех распугаешь. Народ пошел
робкий.

> snaj sebe tsenu.

Cпасибо, я уж как-нибудь...

>1.O Hundertwasser´e-sabyla dat snosku.

Я же эти сноски писала конкретно для тебя. В книге будет сноска.

2.Kaschetsja,wjaschut ne na "koltuschkach"(m.b.eto-"dial."ili"obl."?),a
na"kokljuschkah"("Koltuschenje"u Fasmera daetsja kak"dwischenija ruk pri
wjasanii").

Позор мне. Конечно.

3.W"Michajlowskom samke",str.73:"..w trjumach wyswerleny kelji"

Это опечатка, которую я до сих пор не заметила при вычитке. Надо
"выстроены". Вот ведь в кои веки кто-то внимательно прочитал.

4.Str.95,"..weter.. is potira"-fonetitscheski-o.k.,no
potir,wsjo-taki-tschascha.
Esli ona ne dyrjawaja,ottuda,skoree,budet brysgat-oswjaschtschjonnoe wino.

Ветер-то "будущего". Нематериальная такая субстанция. Опять-таки к вопросу
о консистенциях: может ли будущее "брызгать"? К тому же, невозможно, чтобы
вино из потира "брызгало", разве что прольется, но это считается
катастрофой, бедой, концом света. Все, на что попали "брызги", сжигается
(включая доски пола), так что этот образ просится совсем в другой ряд.

>dasche samye nelitseprijatnye,ja budu... rad

Ну, и я как-то интуитивно чувствую, что ты не durak и что можно иной раз
что-нибудь и откомментировать. Но попозже, вот авралы кончатся ( если
кончатся)...

>O monachach:monachi-ljudi.

Глубокомысленное замечание.

>A nogi pachnut sandalom,potomu,tschto-sandalii,is sandalowogo derewa.

Прямо. Но вряд ли из кожи, там же нет кожевен. Спрошу у приятеля. Из лыка,
наверное. Или им с континента присылают? И действительно, что носили зимой в
древнем Израиле? На все эрудиции не напасешься.

>A wot mesjatsami ne podmywatsja dlja muschtschiny-plocho:dasche Vysschaja Sila ne
pomoschet,-wonko bolno.

Этот мой приятель, завсегдатай Афона, не такой, чтобы врать из ложно
понятого благочестия. Он тертый такой калач. Да он и не один такой, это
общеизвестный факт, насчет афонских монахов. Вот как-нибудь съездишь и
проверишь, как там это у них получается, меня-то не пустят. А так что ж и
рассуждать.

> Tut ne mikrobiologija(w kotoroj i ja tosche ne siljon-po
srawneniju so spetsami

Но если человек всерьез полагает, что микробиология -- это наука об очень
маленьких зверюшках типа хомячков и активно борется за то, чтобы в Сенате
запретили эту науку за жестокость по отношению к меньшим братьям (как же
можно смотреть на них под микроскопом, им же больно!)... то микробиологам
останется только руками развести, разговор будет невозможен. На эту тему я
задумалась, перечитав в твоей книге текст на с. 194.

>a mirooschtschuschtschenie.Gde kaschdyj oschtschuschtschaet sebja-Mirom.I
to,tschto ono u kaschdogo-swojo,ukasywaet:Organisujuschtschaja Sila
tshastnymi  projawlenijami morali ne
sanimaetsja.I"koschtschunstwami"-tosche.Ej-po-barabanu.Tschudesami-poschaluj
:swjosdami,etitscheskimi orientirami...

Tо есть, великое Дао. Которое отвечает за штучки вроде "закона парных
случаев" и т.д. Нормально.

>ja wsegda sawiduju werujuschtschim:im kaschetsja,tschto tschto-to moschno
ponjat.

Ты завидуешь абстрактным существам, которых называешь "верующими" и  которые
существуют только внутри твоего "индивидуального мира". Это ученые в массе
своей верят, что можно что-то понять, а не верующие, для которых мир
разомкнут и вообще на бесконечность больше. А кто этого по узости не
понимает, тем внятно объясняют (попы и раввины), что нельзя, дескать,
мерзавцы, объять необъятное. Вот и на с. 194 похожая проблема. "Непонятно, о
чем мы вообще говорим".  Как о чем? Об очень маленьких зверюшках. "А о чем
же еще?" То есть, постановка вопроса оправданная, но нужно сначала
отказаться от "маленьких зверюшек" и выйти на уровень, где возможен
разговор. Хорошо, что меня ограничивает "истерическое смирение", а то тебе
бы сейчас досталось за логическую несостоятельность "Землетрясения" (которой
не извиняет даже благородный этический накал).

> kapustnikow.

Начитались все, дескать, не надо заводить архивов, над рукописями
трястись... На самом-то деле, надо (было).

Столько отличных строчек я успела у тебя надергать... У меня есть уже и
любимая -- "А вот и Голиаф с пращой".

Одна умная фраза вертится у меня в голове по поводу: "А не кажется ли тебе,
что экзистенциальное в твоих стихах одерживает верх над формой и подчиняет
ее, в то время как лучше бы форма вела за собой все остальное? Поскольку
форма-то  есть, в то время как у подавляющего большинства нету, так надо же
ее эксплуатировать". Но на конкретных примерах сейчас подтвердить эту мысль
не могу, поскольку машинки себя уже исчерпали.

М.К.


29.11.02. 17:56

Машенька, привет!
Ты могла подумать, что эти едкие эпитеты относятся к тебе?!Отрубите ей голову!  Мне очень (очень) интересно с тобой переписываться – в кои-то веки. И на все Ваши гнусные замечания я отвечу – ещё более гнусным цинизмом. Я вообще сто лет ничего никому не писал. Пришёл сегодня с подработки и сразу – к компьютеру. Прямо какое-то тепло исходит оттуда.. Но придётся этой малявой сегодня ограничиться : печатание занимает весь вечер, а у меня – важные питейные мероприятия. Да и у тебя, как понимается, сейчас на всё – мораторий : сидишь и, рыдая, починяешь ломаные машинки, примусы. А вокруг сжимают кольцо добрые грузины и злые татарове. Ужас!
Машенька, держись. До встречи в эфире.
  Д.
И  т.д.



30.11.02 14:18.
Ty mogla podumat,tschto edkie epitety otnosjatsa k tebe?!..

Какие? Не заметила никаких едких эпитетов.

Prjamo kakoe-to teplo ischodit ottuda.

Это разве что из-за плеча, или компьютер от себя добавил. Я больше
специализируюсь по окачиванию ледяной водой.

>Da i u tebja sejtschas na wsjo-moratorij:sidisch i,rydaja,potschinjaesch
lomanye maschinki.

Mашинки в порядке. A вот Юрия Каплана завтра надо идти слушать в синагогу --
это посерьезнее. Еще никогда не была в синагоге. А тут меня лично по
телефону пригласили (откуда они знают о моем существовании?).

М. К.


17.12.02. 13:32.
Машенька, привет!
Извини за молчание: залегал на дно. Старая история, с института такие периоды. Бывает – месяцами. Многих знакомцев и приятелей из-за этого растерял. Остались всего несколько милых сердцу людей. ( А, может, больше и не надо). Такая,... –  романтика.. : бессонница,  знаешь, Weltschmerz : подпускать только любимую.  Гостей и почтальонов расстреливать на пороге – утром мусорщики уберут. Нос высовывать только на подработки : ну там, - зубы рвать на ярмарках, жилы отворять...
Вобщем : «горе пришло в кишлак».
Машенька, снимай жилетку и отжимай : она полна моих слёз.
Зато, из приятных моментов, не считая питейных : два стишка случилось. Вроде, удачных : один, такой, тяжёленький, другой, правда – недоносок. Сироты.
Как прошёл твой поход на Юрия Каплана? Были ли после лекции танцы?
Хочется поговорить. Чтобы не запутываться и не захлёбываться, воспользуюсь твоим очень хорошим методом : отвечать как бы заметками на полях присланного письма. Не умею чередовать абзацы из него с ответом ( по своей компьютерной тупости ). Просто пронумерую их.
1.«Тепло из-за плеча». И из-за плеча – тоже, конечно.
Нет, я о другом. Просто, ощущаешь, когда от человека исходит тёплая энергия. Эманация : душевного тепла, что ли. С ним хочется говорить. Это такая редкость.
2.Поляков-антисемитов, и вправду, - более чем. Дело в выборе. Моя первая компания здесь, первая барышня и первый выученный язык были : польская, полька, польский. Ну, нравятся они мне.
3. «...зашла я в Вильнюсе (город предков) в бывший еврейский квартал и встретила
там председателя питерского еврейского университета (моего в прошлом
приятеля). И задумалась. К чему эти встречи?»
К дождю, я думаю. И задумался.
«...поветрие такое».
Насчёт, то и дело зудящей как прыщ, «народности» и всякой соблазнительной ( упаси, Господи, и избави нас от лукавого ) «соборности» : ну, бывал, конечно, и у меня, грешок. «Кровь не водица». Как в детстве : увлечёшься, заиграешься... ( Потом плохо : потом – мокрые штанишки.)  С годами моё лично отношение к такому патриотизму, к любому – еврейскому, российскому, французскому – стало претерпевать градации, стало скептическим. Отрицательным. Кроме специального случая : патриотизма, извини за выражение, своей культуры. Русской в данном случае. И - языка. Если есть ещё и « тоска по мировой культуре», то уж это – вообще : не приемлет патриотизма – одноклеточного.
4. Насчёт «знай себе цену» я - серьёзно. Это – не о задирании носа. Это – о крепком внутреннем стержне. И твёрдом знании, из какого драгоценного металла он сделан.
5. Маленькое наблюдение (очередное «последнее» ).
Всё-таки, если из потира дует – значит он пустой.
Плюс – большенькое, более главное :
Прости старого кощуна, который молодость свою савецкую провёл на Севере ( не путать «ве» и «ре» : деревянные дома, удобства – во дворе ) : для провинциального русского уха «дует из потира» –  звуковое неблагополучие. Особенно, в холодное время года.
Вам-то, питерским, –  хорошо. А у нас-то – дуло.
6. Маша, а чего ты слово «дурак» латиницей выделяешь? По-турецки ( они латиницей пишут ) «дурак» - «остановка общественного транспорта». Справлялся как-то у нэйтивспикеров : ничего Бродский не перепутал. Дурак и есть.
7. Всё-таки, монахи – люди. Нормальные.
Думаю, у еврейцев ванна-миква в синагоге в те доисторические времена не зря была заведена ( тут и – дом собраний тебе, и – помыться, и – лепота ). И Иван-Купала мужиков – родных, немытых – тоже – со значением в воды Иордана окунал : не было у них тогда, поди, у целинников-общинников, этой ванны. - Приготовиться чтобы к чистому делу.
Помнишь о бесстрашных рыцарях, дававших клятву : « не..., не..., не... (не мыться, кажется тоже?, - не помню), пока не отвоюют Гроб Господень»? Прочитал и, почему-то, вторым делом, живо представил : что там, на 30-50-градусной жаре, кишит под латами...  Попахивает, под непроветриваемыми, на душном солнцепёке, слоями железа, кожанной сбруи, плотного потного сукна. Горячий, обморочный запах : застарелого пота, нечистой кожи. Молчу о ногах, молчу!  Мне грешному, как врачу ( от слова «врать») унд гигиенисту, всё-таки, более приличное монашеству кажется – мытое – со всеми префиксами – благочестие.
8. Об астральном-трансцендентном не стану с тобой спорить : ты права. И я прав. Абсолютно не важно, вера  во что помогает оставаться тёплым, живым и симпатичным. И порядочным. Бог с ней, с микробиологией : фекальные дизентерийные палочки – тоже твари Господни, - Бог с ними.
То, что я писал – не о дразнении гусей. И не о великом Дао. Дао, на том уровне, на котором оно соотносится с подчинёнными, с нами,  и им, подчинённым, доступно, это просто – Путь. «Деланиечегото» ( или «неделаниечегото», - что одно и то же, - по барабану). Плюс – согласно предписанию свыше, по понятиям, этот путь-бытие разруливает ( что твой немецкий чиновник ) – Карма. ...Казарма. Со своими параграфами, прейскурантом. По-бухгалтерски выписывает поощрение-наказание. Сплошная бюрократия.
Я же просто – о мироощущении частного человека. Как говорил О.Бендер : «Я так вижу мир». И другие люди – попы, раввины – здесь ни при чём. Этих людей не приглашалось. Мы не знакомы.
И, может быть, это – не узость, а, как раз, наоборот – смелость : признаться себе, что спасения  - нет ( а?). Даже в таком вот тесном церковном общении, постоянном взаимном одобрении-подбадривании людей верующих, мне недоступном. Несчастный я человек, частный. Отравленный потрясением : как это всё существует?!  Потому для меня, как ни крути, антропоморфный Бог ( не лучше ли : «Богиня-Мать»?), весь пантеон-отголосок политеизма – Троица : вот ЭТО – слишком узко. Спасение лишь (по пальцам перечесть) : милые сердцу люди ( потому и пишу сейчас тебе). Книги. Язык – «дом бытия». Придуманные образы в моей больной голове, вперемешку с парАми сегодняшнего, изысканно мерзкого, дешёвого бренди ( и это, иногда, надо). Т.е. –  только они : чувства и ощущения. «Мироощущения». ( Господи, куда забрёл, что несу?).
Вера для меня – вопрос десятый. Против чувствования она – что плотник против столяра. Из него – и к нему же –  она  восходит, а не из –  «доказательств». Чудесных ли, логических...  Без разницы.  Всякие учёные – и не очень – обоснования ( даже Канту известно ) :  уже в самом корне - как метод - неверны.
В моём представлении, вера –  это такой живой росток ( порой – у фанатиков – ядовитый ), пробивающийся из чувства глубинного экзистенциального страха, неуверенности. Невостребованности, недостатка любви. Поиск  защиты (далее – по списку).
А защиты – нет. И объяснения – нет.
Всё-таки : «не убий» - закон человеческий. И только – человеческий. Об этом «Землетрясение».
И вот ещё. Что я выше сказал, прошу считать недействительным. Машенька, не держи всё это за обидное :  истина, конечно, дорога, но Платон-то мне – друг. Готов поступиться всеми принципамии. Как в пионерской клятве : «Всегда готов!». Так что, если тебя отвращает написанное, - отказываюсь от всего сразу. Сдаю явки, пароли, расположение ракетных установок. И серёжку из ушка.
9. Маша, что ты писала – такое ласковое – о форме? Повторите, повторите, нам приятно. Я всегда считал, что вот это-то – как раз - моё слабое место, и ничего этакого там нет. И переменить что-либо представляется невозможным : размер, ритм, метр – всё это прёт не из головного, а из спинного мозга. Подлая гладкопись. Как благородные рыцари о порохе : «Подлая селитра!».
Знаешь, что я считаю классной формой? Если, не зная русского, слушать – в первый раз – чтение некоторых твоих «нутряных» речитативов. Особенно –  сделанных  «фолькльорным» размером : возникает, через короткое время ощущение «сеанса», неявного очарования фонетикой и метром. Просто, когда ты читала свои монахи-колоколенки, я, на какой-то миг, представил себя иностранцем, не знающим русского. Стихи потеряли половину – но и оставшегося было достаточно. А что ты у меня там нашла? Будет время, расскажи сию загадку.
Что-то я и вправду –  расписался. ( Бабушка умерла – теперь можно на машинке стучать!)
Всё, пора в люлю. До встречи в эфире.
  Д.

17.12.02 15:24

Привет, Дима. Я уж думала писать -- жив ли ты там, дескать, после своих
"серьезных питейных мероприятий".

>Ostalis:podruschka,deti,roditeli,i neskolko milych serdtsu
ljudej.(A,moschet,bolsche- i ne nado.)

Я смотрю, ты живешь настоящим.

>snimaj schiletku i otschimaj

У меня там в жилетке встроенный памперс, keine Sorge.

>dwa stischka slutschilos.

А почему не послал?

> Kak proschol twoj pochod na Jurija Kaplana? Byli li posle lektsii tantsy?

Zdorovo proshel! Поскольку Каплан в паузе поцеловал мне ручку, то главный
массовик-затейник синагоги сразу предложил мне устроить персональный вечер
(а это при синагоге клуб советских пенсионеров). Вот я сейчас буду
прощупывать: а не организуют ли они вечерок для "наших" с оплатой проезда...
Шапиро бы приехал в ермолке... Но все это тщетные мечты. Публика еще та. В основном спрашивали у Каплана почем что нынче в Киеве. Танцы, может, и были, но я не досидела. А
то бы непременно с Капланом повальсировала.

>Po swoej compjuternoj besgramotnosti,ne umeju tscheredowat absatsy is
prislannogo s otwetom

Вообще-то в режиме Antworten, если его правильно настроить, машина отмечает
исходный текст сама. А можно ставить галочки слева от текста вручную.

> Eto takaja redkost.

Норма нынче действительно редкость.
Соснора выжигал из стихов "тепло" каленым железом...

>Nu,nrawjatsja oni mne.

Ага! То-то. Знай наших.

3. krome patriotisma swoej kultury.

Ну, это и озвучивать не нужно, само собой разумеется. Но мне с высоты
просвещенного космополитизма все еще интересно свешиваться вниз и
заглядывать на этажи этничности. Есть такая интересная вещь, как "качество",
и мне, пожалуй, даже как-то профессионально интересны присутствующие в мире
"качества". То есть, мне интересно "загонять" эти качества в слово, как
можно пробовать загнать в слово качество каких-нибудь особенных сумерек. То
же самое с "качествами" "польскости" и т. д.

>esli is potira duet-snatschit on pustoj.

Ты, я смотрю, хороший физик. Ветер-то дует из области высокого давления в
область низкого, из полноты -- в пустоту. "Откуда приходит ветер". Не из
пустоты. Нет?

>"duet is potira"-swukowoe neblagoswutschie.Osobenno w cholodnuju
pogodu.Wam-to,piterskim,choroscho.A u nas-to -dulo.

Ну, не ИЗ сортира ведь дует, а снаружи, через щели, В него. Может быть, в
русских стихах вообще слово "потир" нельзя употреблять? "Священник замачивает
кусочки просфор в потире..." Или не делать все же скидок на испорченность
читателя? Или делать? В данном конкретном случае, правда, уже все равно,
стихи-то напечатаны, и мало шансов, что найдется кто-нибудь еще, испорченный
вологодскими сортирами, кто актуализировал бы в своем сознании такую
возможность прочтения этой строчки даже и несмотря на то, что ветер никак не может дуть
из отхожего места "наружу". В твоем лице я в данном случае нашла уникального
читателя. (Надо ведь, чтобы читатель еще знал, что такое потир, а это тоже редкость).

>.Mascha,a tschego ty slowo"durak"latinitsej wydeljaesch?

Потому что это была цитата из твоего письма, а ты пишешь латиницей.

>A wsjo-taki,monachi-ljudi.

Дискуссия беспредметна. Я тебе сообщила некий факт из жизни афонских
монахов, причем сама я этот факт проверить не могу, а люди, его
подтверждающие, хотя и заслуживают доверия, для тебя авторитетами являться
не могут, поскольку ты их не знаешь. Какой смысл обсуждать? Может такое
быть, не может такого быть... С точки зрения церковных норм -- запросто,
феномен того же порядка, как нетленные мощи и проч. Богословски элементарно
объясняется. Оспорен этот феномен может быть лишь на двух основаниях --
фактической неподтвержденности или на основании отрицания одним из спорящих конкретных богословских положений, под которые этот факт подпадает. Экспериментально
его подтвердить нельзя, этот феномен не обладает всеобщностью и повторяемостью,
поэтому в круг интересов науки не входит. О чем "базар"?

>.I Iwan-Kupala ich-rodnych,nemytych-ne srja w wody Iordana okunal:ne bylo u
nich togda etoj wanny.

У них были ритуальные омовения. С историей миквы я не знакома, но с
омовениями у иудеев в те времена было все в порядке. А ессеи так и вообще из
воды почти не вылезали (только разве чтобы перепрятать свитки).

>Pomnju,kogda protscital o rytsarjach

Это другая история...

>und gigienistu

Работали мы с супругом одно время в английском благотворительном фонде. И
фонд собирался одну школу в городе оборудовать гигиеническими
приспособлениями. После заседания пустили по рядам книгу жалоб и предложений. Потом народ разошелся (а мы остались), и стали англичане (этнически русские) эту книгу читать и сползли под стол. Там руководитель одного православного патриотического братства написал: "прекрасные начинания... прекрасный фонд... но мы категорически против попыток привить русскому народу чуждое ему западное понятие гигиены". У нас это до сих пор
одна из любимых семейных фразочек.

> ty prawa.I ja praw.

Никто еще ничего не сказал, а уже все правы. Нормально. "И ты, женщина,
права, -- ответил раввин".

> o welikom Dao

Наша родина -- русская культура (и русская ночная кухня с разговорами).
Сразу о вечном. Какой-нибудь англичанин был бы скандализован.

>Dao-eto delanietschego-to(ili ne delanietschego-to,tschto odno i to sche).

А по моим сведениям, это всепроникающая духовная субстанция (или не
субстанция) и так далее. Налить еще чаю?

>Eto ne usost,a kak ras-naoborot,eto-smelost:prisnatsja sebe,tschto spasenija net.

Хорошо, давай серьезно. Тут логическая неувязка. То есть, иными словами, тут
не смелость, а, пардон, глупость (плюс любование своей якобы смелостью).
Можно признаться себе в каком-нибудь своем пороке или пристрастии, но разве
может человек признаваться себе в том, что от него вообще не зависит, или
зависит только косвенно? Он может признаться себе только в том, что он не
верит в существование какого бы то ни было спасения от чего бы то ни было.
Подумаешь, подвиг. Вот если бы он признался себе, что не хочет, чтобы в него
проникло какое-нибудь подозрение или безумная надежда... или что ему вообще
не нужно спасение, потому что он не хочет за него платить, а боится. что возьмут много... или что ему вообще все по фонарю... или что он не знает, что такое "спасение"...вот это был бы, так скажем, мужественный поступок. "Меня спасать не надо -- мне что-то неохота"
(мужественное, но бессмысленное признание Глеба Горбовского, сделанное еще в
шестидесятые годы).

>Dasche-w obschtschenii i wsaimnom obodrenii ljudej werujuschtschich,mne nedostupnom.

Ты, главное, забудь думать, что у верующих все дело в общении и взаимном
ободрении, а то я об этом у тебя уже не в первый раз читаю. Чтобы начинать
разговор не с минуса, а с нуля. "Минус" -- это домыслы. С собственными
домыслами чаще всего все и спорят. Отшельники по сорок лет и больше в
пустыне сидели в полном одиночестве и им было хорошо. Тут фокус в том, что
"верующий" понимает, почему и КАК им было хорошо.

> Nestschastnyj ja tschelowek,tschastnyj.Otrawlennyj potrjaseniem:kak eto
wsjo suschtschestwuet?

Ты, Дима, просто родная душа. (Это без иронии).

>Dlja menja-kak ni kruti,antropomorfnyj-Bog(lutschsche:"Boginja-Mat"),wes
panteon-otgolosok politeisma-Troitsy,-wot ETO-slischkom usko.

И правильно. Все подпишутся, иудеи, христиане, одна бабушка неграмотная из
Винницы не подпишется, но крестик все равно поставит. Я с вас удивляюсь. Я
проповедовать не собиралась, но к нулю надо бы подтянуться, ты как хочешь, а
надо бы.

>Wera-dlja menja-wtoritschna po otnoscheniju k tschuwstwu,ishodit is nego(a
ne is"dokasatelstw",tschto-i ne tolko po Kantu-usche metodologitscheski newerno).

Методологически конечно неверно... Ну, я могу тебе сказать как другу, хотя
ты и не задавал вопроса (а мог бы и задать, да? прежде чем рассказывать
мне про психологию верующего человека?): вера исходит только из личной
встречи с Богом и больше не из чего. Некоторые, правда, поначалу просто
верят в возможность такой встречи, наслушавшись тех, у кого она была, или
наглядевшись на тех, у кого она всегда, и тоже хотят "как они". Но это
только начало. Или они сами встретятся, или им надоест и они куда-нибудь
слиняют. Всухую "верить" -- это какое-то извращение.

>,probiwajuschtschijsja is tschuwstwa eksistentsialnogo stracha, neuwerennosti,newostrebowannosti,nedostatka ljubwi.Eto-poisk saschtschity.

Ну, я не знаю, наверное, и такие обращения бывают. Что у
человека в душе, никто не знает. Но предположим. И вот эти люди избавились
от всего этого, уверовав. То есть, стало не страшно, пришла уверенность,
востребованности стало не надо, в любви нет недостатка. Это не настораживает? Это человек сам себя так хорошо управил?

>A saschtschity-to -net.

No comment. Интонационно это шедевр. Я даже не могу достойно парировать, тут
нужен Хармс. Я могла, конечно, бы сказать что-то серьезное типа "говори за
себя", или "ты же не пробовал", или пискнуть "есть такая защита", или
спросить: "защита от чего?" От судеб? Или: "А ты их интервьюировал -- тех,
которые обратились к Богу за защитой?" --  но это все будет не то. Проза
такая бывает: "И пошел святой Паралипомен к папе римскому. А папы-то нет:
вместо него страшный арап сидит и глазами сверкает. Пошел тогда святой
Паралипомен на небо защиты искать. А защиты-то нет (мы об этом знаем, а он
не знал), только Гагарин туда-сюда летает и хохочет жутким хохотом. Плюнул
на все Паралипомен и пошел в народ. А народа нет. Тут и сказке конец".

Как говорил один мой друг: "А так ли это?"

>"Semletrjasenie".

У тебя питейные мероприятия кончились, а у нас только начинаются,
грузины-то надолго. Так что про "Землетрясение" немножко позже... если
только ты согласишься начинать с нуля... Мне еще придется готовиться,
Шестова читать. Ты как к Шестову относишься?

>Maschenka,ne derschi wsjo eto sa obidnoe:usch mne-to
istina,konetschno,doroga,no Platon-mne drug.

Что за реверансы, право. Это мне как бы тебя не обидеть.

>esli tebja otwraschtschaet napisannoe,-otkasywajus ot wsego srasu.

За кого он меня принимает...  за какую-то мимозу назаретскую.

>tschto ty pisala takoe-laskowoe-o forme?Powtori eto,powtori,nam prijatno.Ja
wsegda stschital,tschto wot eto-to -kak ras mojo slaboe mesto i nitschego
horoschego tam net.Iskusstwenno ismenit tam tschto-libo
newosmoschno:rasmer,ritm,metr-wsjo eto prjot ne is golownogo,a is spinnogo
mosga.Ismenit nelsja:podlaja gladkopis.

"Ласковое"?? Я?
Я напишу тебе о стихах подробнее, только подожди немножко, у меня аврал и
грузины, да еще стихи твои девушка одна взяла почитать, а я люблю чтобы не
голословно. Впрочем, ты ведь и перечитать можешь, зачем повторять? Я лучше
что-нибудь новенькое напишу.

"Столп огненный" хорошо через Цветаеву перекатывается и в конце
останавливается на Булгакове наоборот. Стихотворение само как образ Исхода.
композиционно: слева -- Цветаева, справа -- Блок и Булгаков (правда, нет
композиционной симметрии, цветаевская "хлябь" получается объемнее. Может
быть, лучше сказать так: слева -- цветаевский слог, справа -- традиционный.
Две стены обозначены статически, путь вслед  -- динамически, динамика
отражается на поверхности статики (как огненные отблески на воде), то есть,
все схвачено...
Выпадает строчка: "Как страшно здесь, как далеко рассвет". То есть, я не
смогла понять, к чему она относится. Где страшно? Между двумя стенами воды?
Но тогда ведь не потому страшно, что далеко рассвет?

>oschtschuschtenie"seansa"

про меня тоже приятно. Аудитория-то моя вся осталась в Питере... кто же мне
еще пропоет сию песнь?

Я смотрю, еще два письма пришло, подожди, я вечером прочитаю.

М.К.

22.12.02

Машенька, привет!
Славно и очень по душе получать от тебя письма.
1. Почему стишки ещё не послал? Да не умею я. И печатать – в столбик и пр. – тоже – ещё не.
2. «Почём что нынче в Киеве».
Да, конечно, публика...
А, кстати, почём?
Жаль, но только эти бабушки – и их дети – последние, кто говорит здесь по-русски. Внуки уже ни говорить, ни читать не будут.  За исключениями.
3. Если Соснора «выжигал тепло калёным железом», то средняя температура текстов, я полагаю, была довольно уютной, т.е. – ещё более тёплой : «горячий, крепкий чай». Это даже не «лёд и пламень», - тепло и пламень. Без разговоров на кухне не отхлебнуть : горячо. При этом собеседник глуховат – не даёт ответа.
Слушай, а может пишущему, где-то со средины жизни, и надлежит - быть глуховатым. Всё-таки – фильтр.
(То-то в России, на Украине : приезжаешь : из всех динамиков – попса, много попсы, всё в попсе : сам бы оглох.)
4. Насчёт «качеств». Обеими руками – за. Только «с высот вниз» не свешиваю ничего – и сам не свешиваюсь. И в одессе-крыжополе-при-за-карпатье, с архангелогородцами, с непросвещёнными собутыльниками – везде себя уютно чувствую, на одном уровне. Не выше : просто тумблер сам, автоматом, переключается. А что не больно грамоте знают, - так доносы всё больше грамотные и писали.
5. Насчёт физики ( вот, научили девок наукам : житья нет!) : где – давление, а где – плотность!
Из полной чаши не дует, - брызжет ( нырни в ванне и попробуй подуть через воду). Дуть может только - из пустой чаши.
Теперь отойдём туда, «откуда приходит ветер», до ветру повернём стопы свои. Может ты и права, и оттуда, снаружи, не дует. Но это – когда снег завалит нижние доски : они по весне подгнивают, появляются щели. Там, внутри, возвышение такое, подест - с «иллюминатором» - вот оттуда дует ( пока снегом не завалит ). Нам говорили на лекциях, что все девичьи циститы архангельских слободок – оттуда. Не от мороза – а от подлого сортирного сквозняка. Это уже за физикой : метафизика.
5. Насчёт монахов – и прочиих чудес земных :  неохотно -  верю. Организующая Сила и не такими чудесами пробавляется, и, гляди ж ты – каждый электрон на учёте. Типа : цирк – и бухгалтерия при нём.  «Всесильный Бог деталей».
Для нас же, в бухгалтерии этой тщетно пытающихся разобраться, иногда – и цiрк покажуть. Уже один – недоуменный ( так и видишь его недоуменную рожу – над своей же формулой ) – принцип неопределённости Гейзенберга – намёк на непознаваемость, на чудо.
Чудо – оно чудо и есть, его же и монаси приемлют.
Просто мы с тобой – об одном и том же. О присутствии ( и ощущению себя частью присутствия ) Чего-То.
Извини за велеречивость : это всё



____________________________________

25.12.02 12:41
Здравствуй, сердитая Машенька!
Жаль, что письмо не дошло целиком. Компьютер барахлит постоянно; теперь и –  это. Я вообще не пишу писем : максимум одно в год-два. Вот компьютер и удивился.
Надо бы добраться до русского магазина, накупить кириллицы: меня и самого это мочало достало. После Нового года съезжу за буквами.
Однако же ты меня обрадовала и возвысила в глазах моих : оказывается, я «набираю в Word´е». («Если бы гроссмейстер знал, что он играет старый, но верный, вариант индийской защиты, он бы весьма удивился»). Просто, – в Яндексе есть окошко : «Отправить письмо». Я, как облизьян зелёный, и тычу в это место. Оказывается – «Word»!  
Библия.
Вначале было – Word.
А тот русский магазин, о котором ты упоминаешь, к сожалению, давно накрылся. Чудное было место, больше, чем магазинная единица. Мо зэт ван. Все нищие духом – к Лине Михальской, его хозяйке. Туда, довольно часто, по- и без дела, забегалось: книжки пощупать, поговорить с Линой, покурить ( нет, не всем позволялось...), дурака повалять, воздуху глотнуть. «Поинтересоваться интересным». Люди : довольно милые лица. Вобщем: что-то такое, – высококалорийное. См. «Русский магазин в Кёльне».
Кстати, насчёт женских и пр.имён в текстах. Ты бы ещё за эпиграфы прокляла меня именем Яхве. Это уже было. Об этом можно говорить –  долго и интересно. Именно – говорить. Потому, что стучать в эту чёртову машину полутора пальцами, значит превращать приятное и эпистолярное –  в сучковатое столярное. Это Маша Каменкович – быстрой ножкой ножку бьёт, а у меня : «Ма-ша-мы-ла-ра-му».  
Так вот, все эти тексты с женскими именами написаны в состоянии «сеанса». По-другому –  не происходило. И, вообще, остановить «сеанс» –  невозможно. Это – как после атомного удара –  излучение : со своими характеристиками, интенсивностью, поражающими факторами.
Спорить –  можно. Изменить – ...
Бывало, какие-нибудь прогрессивныё знакомые, спокойно воспринимают самый развыпендристый авангард, подчас пустой внутри, - как хитрая баночка из-под анализов...  Ну да ладно.  Но попробуй тронь табу –  «три источника и три составные части» их марксизма (реальные женские имена, эпиграфы и пр. и пр.) –  так сразу: «Слово и дело!» - кричат. «Не трожь, говорят, здесь –  ленинский шалаш!».
Заметила ли ты, что у текстов в книжке – и после – хронологическая последовательность? Специально, не «сгруппированы» :  род дневника, изначально было – для себя. Не задумываясь даже. Проще : на бумагу –  как есть. Тёмные импульсы ( борьба со своим демоном ), светлые импульсы ( влюблённость, пр. стрекозы ) – вперемешку. Хронология импульсов. Такое уж, разве, дурновкусие?  
Ну да, печатано для читающего, буде таковой найдётся ( хоть и писано – для себя ). Ну и что с того?  Главное – не в этом.  В волшебстве. Если оно есть – грехи отпускают.
Всё равно, пишущий обнажается, – как потом платье ни поправляй.
А вдруг, от изъятия женского имени какое тайное излучение уйдёт? Останется, правда, ещё много: что хошь: диапазон – от лирики до клубнички. Незаметно, при этом, минуя поэзию.  
Т.е., в лучшем случае - литература для доцентов. Строго по рецептам. «Алхимия – лженаука». Или, вовсе –  Щипачёв, Грибачёв, Лебедев-Кумачёв.
Насчёт «самоутверждаться»... Мария Наезжаевна, мне, начиная с самой первой студенческой практики, 30 лет, кажный божий день, люди искренне говорят: «Спасибо, доктор!». За избавление от боли и пр. Всегда – искренне. По 30 раз на дню.
Помножь.
Куда мне ещё самоутверждаться – за счёт барышень.  Бедненьких, хорошеньких, масеньких. Мужчина мы – матёрый : дразнить-ругать – можно, клеветать – не надо.
2. Машенька, ну какая такая мания величия, что это Вы мне, доктор, вялотекущую шьёте. Ну, была – как у всех,  – подростковая такая, периода рукоблудия. Т.к. слабаком был и ничем, кроме величественного презрения, убить не мог. А потом стал неплохим боксёром ( вице-чемпионом республики, между прочим, вот как ) и перестал беспокоиться.
Ещё. Не даёт ответа не Русь, а, с симпатией шаржированный, Соснора. В предполагаемом общении со своим лучшим учеником – отличницей Машей.
По поводу хорошего слуха у поэзии : «глуховатость» не помеха, – фильтр.
Музыкальный слух : слышу симфонию. Музыку сфер. Просто хороший слух : слышу ещё и скрип филармонических кресел, кашель в зале, бурчание желудков...
Этот хороший слух – для стоящих на атасе.
«Поэзия должна быть глуховата».
3. Машенька, Бог с тобой. Какой снобизм? С высот не свешиваюсь, –  потому что на них не нахожусь – и не собираюсь.. И чувствую себя с моими знакомыми и роднёй комфортно. Без надрыва : «Я ли вам не свойский, я ли вам не близкий?».  А с кем же я ещё взасос дружил – и дружу? Шо вы мне тут глупостев говорите?!
4. А штабс-капитан я – военно-медицинской службы запаса капитан. Восемь лет беспорочной службы : два – срочной и шесть – по госпиталям, доктором вольнонаёмным.  Боишься?!  То-то.
5. Про чашу – перестал. Люблю дразнится. Но не – задразниваться.
6. Насчёт «Чему-то» и «Кому-то».
Маша, я не «неверующий». И не «верующий». Я – «незнающий». Не «атеист», зря ты своих перунов мне в гриву мечешь. Некое – антропоморфное –  «Кому-то», человекообразный Бог, вполне мирно укладывается в жуткую, непросекаемую для меня, картину великой тёмной бесконечности. Как промежуточное звено. Ну – существует. Нехай себе.
(Хотя, зачем же – невинных младенцев? Составивших, прикинем, половину гражданского населения городов Содом и Гомора... Из-за пары урок и дюжины голубых?! Это тебе – не по Гитлеру-Сталину жахать, тех-то, как раз, не трогали. Те – сами как боги).
Что меня огорчает : ты точно знаешь, что есть конечная истина и горячо недоумеваешь, как можно быть таким слепым и узким, чтобы не понимать : где она и вправду находится. Всё-таки, человек незнающий – свободней ( как потерянный, - даю тебе в руки сравнение ) и терпимей вас, конкистадорш, хоть и – талантливых сильно ( последнее – без стёбу ).
7. «Паралипомен».... Мария Петровна Каменева, да «догнал» всё, сразу же – как и положено. И твою прелестную притчу с радостным «Гы-ы!» – оценил. А вот насчёт «подостоевничанья», так это – тот же «Паралипомен», т.е – бескорыстный стёб. Только без «выводов» : просто – дразнилка. Врать-то можно по-разному, главное – складно. Тем более, что подобное и вправду произошло, в декабре 1999.
8. «В те времена ещё евреев не было».
Было евреев. Это времён Ваших ещё не было.
Запоминает, ведь, и передаёт по цепочке – только племя. Осознавшее себя народом!
«И было у Ноя три сына. Два – умных, а третий – ...»
Как племя сие называлось?
Погляди : история – хронологически излагаемая, передаваемая по цепочке,  всегда : «мы, наш народ»  – и «они». Всегда. Остальное –  первобытная этнография, сказки и предания, с универсальными, для всех племён, сюжетами.
У меня потихоньку складывается впечатление : те учебники, которыми нас в школах мучили, это, как-то – извращённо и неестественно –  собранные под одну крышу генеалогические древа отдельных народов-цивилизаций. Древа с разными стволами : дубово-хвойно-пальмовая роща. С субтропически-высокогорно-пустынно-заполярно-умеренным климатом. Насильственно приводимые к одному знаменателю взгляды – разной оптики и фокусировки – из абсолютно разных галактик. Отсюда –  и недоумения, и споры, и хронологические ереси новейшего времени.
9. Насчёт твоего знакомого : знал бы – не лыбился бы.  Прости.
10. «Дао». Так я ж – об етом же ж. О том, что на последних этапах семантика «дао» развилась – почти до синонима Логоса. Хотя и, не совсем так : Логос, посредством  своих, т.н. ( см. «Мифы народов мира») «семенных логосов», организует глухую материю. ( Да это как –  «автоматизированные системы управления», начала кибернетики!  По-моему, здесь – и начала всей европейской философии – со всякой аристотелевской метафизикой механики и его Движителем Первого Порядка, и, даже, пофантазировав, – христианства, с божественной иерархией управления-исполнения).
Дао же, по-моему, все эти мелочи – по барабану. Включает в себя – без ущерба и разбора – всё это, всю эту чепуху-материю и не чурается даже её – следуя законам термодинамики – распада, возрастания энтропии. Даже наоборот : Дао спокойно и охотно стремится в «Божественное Ничто».
Дао, Дао – Восток, штука тонкая, мне кажется, с Логосом им так сразу не сойтись. Хотя, не буду утверждать, – не пил.  
В отличие от одной моей знакомой, которая в чём-то таком, конечном, утвердилась – раз и навсегда. Хорошо ей, не шатко. Крышечка не сползёт.
11. «Шестов». Маша, прикинь : я в студенчестве с упоением читал Пикуля. В 30 – как богатырь Муромец – стал с печки слезать. В 34 – что-то пошло пописываться. Само. Медленно. Ты вряд ли можешь себе представить переход от, главным образом, желудочно-кишечных и половых интересов к, ну, скажем, - «комбинированным». Все мои знакомцы, всё окружение, ничем другим себя не занимало – и не собиралось. Это не было чем-то «отрицательным». Это был я сам, большую часть моей жизни. И другой не знал. Какие там – ЛИТО!.. Нормальная жизнь человека.
Конечно, что-то, исподволь, начинало происходить внутри. Не вдруг : скачок, переход на новую орбиталь – с выделением кванта энергии – в виде книжки..  Такое только – у элементарных частиц. Хорошо вот было Декарту : у него ЭТО произошло в 23 года – в виде чуда. Я же читаю-пишу медленно. В год, бывало, по 40 стишков случалось, – это всё моё свободное время. Плюс – работа. Плюс – то, сё, те же барышни. Где ещё времени взять, Зин? В результате – плохо знаю Цветаеву ( прозу – неплохо, всю).  Шестова – не штука : достать. Штука, что я не отношусь к этому как к «самообразованию» : чукча и так – писатель : неплохих куплетов пишет, однако.
Для меня должен быть обязательно цветастый кайф. Или – предчувствие этого разноцветного кайфа. Такой – «синдром отмены» : ожидание «дозы», неуют – если срочно не поиметь рекомендованное.
Надо выждать.
12. Гитара.  Кончилась давно, лет 20 тому. А насчёт выхода на поэзию через гитару – браво. Бинго.
( Гитара – кифара – цитра. Поэту-кифареды ещё до Гомера были, в начале всего этого – причудливого и интересного.
13. Машенька, на какой фразе оборвалась прошлая малява?, напиши.
Или я продублирую её, если позволишь.
14. Последнее.  Зря ты так часто : «Учил же Соснора...»
Хороший человек. Тем более, где-то – львовянин. Плюс – все хорошие эпитеты. (Аристотель был, кстати – не хуже. Однако, вечное «Magister dixi» –  лежало в основе заката схоластики. Ухода – из физики-метафизики – в историю).  Мне кажется, твой, благородного металла, стержень – не в подвижничестве и послушничестве, пусть и Сосноре; это всё – ваше, девичье.
В твоём слове. Хоть оно и – серебро.
Машенька, с наступающим – на всех нас – Новым годом, с Родждеством всех конфессий!
Желаю тебе, со чадами и домочадцами, крепкого, румяного здоровьища, праздничного настроения!
Всё остальное – как-нибудь, будем надеяться.
  Д.Ф.


25.12.02 22:43

Привет, Дима.

Я собиралась напеть тебе на григорианское Рождество фразу из "Иосифа"
Веббера:

But I know the answers
Lie far from this word,

но, во-первых, не уверена, что ты знаешь английский, а, во-вторых, как бы не
получилось -- "самого не слышал, мне Рабинович напел".

Твое первое письмо опять оканчивается словами:

ne dwa,a-4.Wo kak:u

Наверное. у тебя фильтр на объем посылаемого, тебе неизвестный. Пошли вторую
часть отдельно, хорошо?

Второе письмо тоже обрывается самым неожиданным способом (S wysot ne
sweschiwajus,potomu,tschto na nich n).

Я отвечу тебе на первую часть, как только будет минутка (ничего себе минутка, тут минуткой не обойдешься). Скажу только, что я практически все время шучу, а ты в половине
случаев этого не замечаешь, и тебе кажется, что я "наезжаю". Насчет женских имен -- не шучу. Я понимаю, что стих может так "сказаться", но тогда ему место все-таки только в "тетради неизданного" и в дневнике. "Просто" имя не несет никакой информации, все, что в нем есть, обращено к тому, кто знает, о ком пишет. Поэтому в стихотворении оно превращается в пустышку (и само стихотворение -- вслед за ним: для читателя,  для постороннего глаза). Мой приятель-поэт заполнил всю свою книгу такими пустышками, поэтому у него и вышел провал.
Остальное потом.

М. К.


26.12.02 00:45

Отвечаю подробнее на первую половину второго письма.

>serditaja Maschenka!

Почему? Ни в коей мере. Maschenkoj меня тоже не очень-то называют... ты же
мне не бабушка, в конце концов.

>okasywaetsja,ja"nabiraju w Worde"


По-видимому, все-таки нет. Но для чего же и компьютер, если не пользоваться
Word`om? Там все тексты набираются, туда и записываются. Ты не знаешь, как
туда попасть? Я могу посмотреть по учебнику. В Windows Word встроен.

>Kstati,nastschjot schenskich i pr.imjon w tekstach.Ty by eschtschjo sa
epigrafy prokljala menja imenem Jachwe.

?? За какие эпиграфы? Вроде бы все эпиграфы были как эпиграфы. Почему
"прокляла"? Вот ведь какие нервные поэты попадаются.

>Tak wot,wse teksty s schenskimi imenami napisany w sostojanii"seansa".

Cм. предыдущее письмо.

>Sporit moschno.Ismenit-net.

Можно работать, да? А если уж никак... то туда его в качель -- в неизданное.

>Potschemu ljudi spokojno wosprinimajut samyj raswypendristyj
awangard,podtschas-pustoj wnutri

Я не знаю, почему. Потому что некому крикнуть, что король голый, и потому
что игра без правил. Это же страшные люди. У них попробуй заикнись, что,
дескать, плохие стихи, на самом-то деле -- убивают на месте и переводят в
филистеры без права переписки. Я бы тебе прислала свою статью по поводу
постмодернизма, но если у тебя нет Worda в действии, то это невозможно.

>tri istotschnika i tri sostawnye tschasti marksisma

Какие?

> Ne sametila li ty,tschto u tekstow w knischke-i posle-chronologitscheskaja
posledowatelnost,tschto oni spetsialno ne"sgruppirowany",tschto eto rod
dnewnika:isnatschalno-dlja sebja.

Хронологическая последовательность -- обычная вещь, конечно, специально я на нее не обращала внимания. Но в книгу все же стихи совсем "для себя" не годятся. Книга -- уже не только "для себя". Вот вернет мне моя подружка книжку, я посмотрю под этим углом...

>Dasche eschtschjo proschtsche:tjomnye impulsy(borba s demonami),radostnye
impulsy(wljubtschiwost,pr. strekosy).Neuscheli takoe durnowkusie?

Я этого не говорила. Мое замечание ведь, по сути, чисто техническое. Чего ты взвился?

> Kaschdyj pischuschtschij obnaschaetsja

Это не имеет никакого отношения к употреблению имен. Стихотворение может
быть предельно закрытым, но упомяни там Ваню или Свету, и оно, закрытое,
вообще накроется. Скажи -- "О ты, которая..." -- и обнажайся, понимаешь, на
здоровье. Наверное, могут быть исключения... какая-нибудь игра с именем,
чтобы оно утратило свою обращенность вовнутрь и раскрыло какие-то свои
внутренние возможности... но это отдельная тема. Или в балладном жанре,
менее личном, там имя к месту -- "Служил Гаврила хлебопеком". Я только о
лирике.

>A wot nastschjot"samoutwerschdatsja"...

Это же я про своего приятеля, а не про тебя. Перечитай, пожалуйста. Приятель
мой "пошел самоутверждаться". Ну, прямо не знаю, за кого ты меня принимаешь.
Видимо, не за "мимозу", а все-таки за идиотку.

> klewetat-ne nado.

Все? Недоразумение разрешилось?

>nu kakaja takaja manija welitschija

Дима, с тобой не пошутишь. Давай я буду скучно объясняться: ты написал,
понимаешь, что собеседник не дает ответа, я, естественно, сразу Гоголя в
строку. Кто не дает ответа? Русь. Это и есть мания величия -- требовать у
Руси ответа. Все равно не даст. Шутка такая. Чисто литературная.

>A potom stal neplochim boksjorom,witse-tschempionom respubliki

Здорово.

>Ne dajot otweta ne Rus,a-s simpatiej scharschirowannyj Sosnora.

Об этом ты, о Внимательный Читатель, прочел в "МЗамке"? Никак не могла на
это рассчитывать... потому и не ожидала. Он ведь к тому же не "глуховат", а
глух.  С ним с тех самых пор -- только записочками, действительно.

>W predpolagaemom obschtschenii so swoim lutschschim utschenikom-
otlitschnitsej Maschej.

Уже никакого общения с тех пор быть не могло. Я бы послала тебе свой мемуар
о Сосноре, опубликованный, кстати, тут, в Германии, все никак не могу его
передать Сосноре. Тебе было бы интересно. Он же попросту Крысолов и никто
другой... Но тебе же слать некуда. Хорошенькая я была отличница... прокуренная такая.

>Nu kakoj snobism.

Шучу я!!! Сам меня пытался в снобизме уличить, писал, что простые люди тоже хорошие, не надо над ними превозноситься. А мне уже пошутить нельзя. Ты же не немецкий беамтер. Вот я и расслабилась. Все! Больше никаких шуток! Они глупы и неприличны.
На этом твое послание в очередной раз обрывается.

Маша.


26.12.02 04:49
Маша, просто Мария, во первых строках маво песма дозвольте Вам сообщить, что человек, которому я сейчас пишу, всё-таки, больше – Машенька. Аминь.
Не вздумай подумать : не злой я, не застревающий, и, даже – не серьёзный. Весёлый и обидчивый. ( Весёлый – навсегда, обидчивый – на 3 минуты).
Английского знаю 2 – 3 десятка слов (т.е. – не знаю).
Как жаль, что письма не дошли, я там столько всего навалял... И так, от всего сердца, поздравил тебя с Рождеством и Новым годом!.. Повторяться, переписывать черновики, не стану, это будет искусственно. Лучше, после праздников, залучу к себе приятеля-специалиста : авось наладит – и дублирую почту.  Жаль.
Машенька, вэсовых шьвёнт!
Пхеньян Мимозович Вермишель.


26.12.02 13:23
> obidtschiwyj.

Главное, обижаться-то было не на что. В итоге я изрядно расстроилась. А нечего было, скажешь, меня своими приятелями донимать. Ну, извини, к слову пришлось. Та история (с приятелем-поэтом, у которого Люсеньки и Танечки) запутанная, с корнями, и причиняет мне сильную досаду. А, главное, в ближайшее время и еще причинит, чего я страшусь и о чем вспоминаю к месту и не к месту. Его как поэта Niedergang -- только одна (возможно, главная)
составляющая этой досады.

> Anglijskogo snaju 2 -3 desjatka slow(t.e.-ne snaju)

Это Иосиф поет в темнице: "Потому что я знаю, что ответы лежат далеко от этого мира". Но по-русски и без музыки звучит плохо. Английский стоит выучить хотя бы для того, чтобы послушать "Иосифа"...

> pisma ne doschli

А почему бы, как я написала, не послать опять, но на этот раз только вторые
части обоих писем? Ведь посланное не исчезает, а хранится в соответствующем
каталоге. Тем более что Новый Год еще не наступил, а до русского Рождества и
вообще далеко.

М.


27.12.02 01:08

Машенька, привет!
Извини, что засыпаю тебя дублями : просто очень хотелось доставить почту.
Перечитал свою белиберду : насколько ночные письма отличаются от нормальных! Но править всё это... – лучше новое набело писать. Сократил только поздравления : старею, дево, ударяюсь в сентиментальность. Читать сей сироп нельзя.
А насчёт кажущихся обижаньев: да ну, Машенька, и не думай, «пусть вас не волнует этих глупостев», вправду. Если что и было, это всё – затяжная бессонница, когда 4 часа сна – редкое счастье. Становишься обидчивым, чувствительным и хвастливым.
Хвастливым, a propo.  Хочется вструмить (между прочим, натюрлихь) в разговор о «стишках для себя» : Лев Лосев, в своём отклике на «Текст», именно этот момент («для себя») и отличает. Отклик – очень тёплый и хороший, –  хоть вместо медали вешай. Написан от руки, мне сказали, что – знак внимания.  Вот, нахвастал!  ( Кот нахвастал ).
А про спортивные успехи, это я зря – в праздничное оделся : как бы и не со мной было : 1971-й : взятие Измаила, русско-турецкая кампания.  И то сказать : чемпионат-то был юниорский, в юношескую сборную меня не взяли, за прошедшие с тех пор 30 лет даже физзарядку – ни разу и т.п. Разве что, иногда – в горы, волейбол, пару успешных драк, вобщем – активный отдых.
Маша. Что это я тебе жалуюсь и плачу в жилетку? И пишу длинные ( вообще – пишу!) письма. И шуток не догоняю.  
Акела больше не вожак стаи. А – письмоводитель.
Который очень рад твоим письмам.
Д.Ф.


28.12.02 00:27


Nastschjot strotschki"Kak straschno sdes,kak daleko rasswet".

Во-первых, стихотворение не от имени Моше, а от твоего (хотя, конечно,
образы могут накладываться). Во-вторых, ты мне о содержании, а я тебе о
форме. Я о том, что строчка выпадает из контекста и из композиции. Ты идешь по дну моря вслед за огненным столпом, цветаевская интонация тут очень кстати, и вдруг -- "как страшно здесь..." -- выпадает. Задумчивость и статичность посреди движения. Разве думаешь о том,
что рассвет далеко, когда перед тобой огненный столп, по бокам -- море, а сзади -- колесницы фараона?

>.Moment twortschestwa-kak rasgowor s Bogom.

Но позволь, из этой строчки ничего такого не следует. Следует только, что
страшно в каком-то месте, где сидишь и ждешь рассвета, не потому, что тебя
обуял Страх Божий, или что у тебя момент творчества, а потому, что неуютно,
а почему? Не сказано. Может быть, потому, что волки воют? Надо ведь, чтобы
из самой строчки все было понятно. А ты мне объясняешь, что Моисею было не
по себе. Должно быть не в примечаниях, а в самом стихе. И не заметно
отождествление "лирического героя" с Моисеем -- только с кем-то из идущих в
хвосте процессии ("за вами").

>Kak by ty otreagirowala,esli by s toboj,kak s Mosche,gde-nibud w
  skwerike,is kusta- Bog sagoworil.

"Овцы знают голос пастуха своего и за ним идут".

> walerjjankoj otpaiwali!

Валерьянкой -- от всего остального. Что НЕ голос из куста.

>Wtoroj urowen-tschisto konkretnyj,biblejskij.On wed snal

Почему? Ведь решение о том, что он умрет не ступив на Землю Обетованную,
было принято в самый последний момент. Я думаю, что в этом твоем комментарии
скорее уж тень Гефсимании, откуда-то... тогда все сразу сходится. И что
"знал наперед", и что "узнает ненависть своего народа" (на века вперед). К
Моисею это не подходит. Он не знал.

>emu ne to,tschto ne obeschtschano,-sakasano.

Им всем было обещано (как народу). Но по ходу дела многое изменилось. (К
критикуемой строчке это отношения не имеет).

>Mascha,kupila li ty jolku?
Зачем самой-то стараться? У меня, чай, хозяин в доме есть.

Получилось! Скрепочкой! Желаю дальнейших компьютерных успехов.

Второе письмо:

> Boischsja?!

Подумаешь. А я лейтенант запаса.

>-antropomorfnoe-"Komu-To",tschelowekoobrasnyj Bog

С этим не к иудео-христианам. У них НЕ антропоморфное, НЕ человекообразный.
Замени на "Личность"... Личность не обязательно "человекообразна" и
"антропоморфна". Только бог атеистов антропоморфен. (По церковным канонам
запрещается рисовать Бога в виде старца с бородой).

>Chotja,satschem sche -newinnych mladentsew?

Я не навязывала этот разговор... но если уж он идет, нужна точность... Что
ты имеешь в виду конкретно? Потоп? А, Содом и Гоморру. Почем ты знаешь...
младенцам, скорее всего, повезло, их не успели ни безобразно растлить, ни
принести в жертву, как это делали в древнем мире повсеместно... и, к тому
же, в библейской картине мира жизнь после смерти продолжается бесконечно, и
невинным младенцам в ней лучше всех.

>...Is-sa pary urok i djuschiny golubych?

Аврааму же ясно сказано было -- если хоть пять приличных людей найдется,
Содом и Гоморру никто не тронет. Но столько не набралось.


  >No tschto menja ogortschaet:ty totschno
snaesch,gde est konetschnaja istina i gorjatscho nedoumewaesch,kak moschno
byt takim slepym i uskim,tschtoby ne widet,gde ona-i wprawdu-nachoditsja.

Собеседник явно подглуховат. Терпеливо восстанавливаю ход переговоров: ты
рассказал мне, какова с твоей точки зрения, психология верующего человека. Я
тебя кротко и коротко проинформировала о том, что, дескать, ничего подобного, что ты, брат, промахнулся. Не такая у них психология, как ты придумал. Русским языком тебе написала: вот, у тебя есть возможность узнать из первых рук, хочешь -- пользуйся, хочешь -- не пользуйся, но чепухи мне про микробиологию, квантовую механику и психологию верующего человека на уши не вешай. В ответ ты наезжаешь и рассказываешь мне какие-то сказки уже
конкретно про меня. Причем все до последнего слова мимо. В то время как я сижу, никого не трогаю, починяю примус.

>Wsjo-taki,tschelowek nesnajuschtschij- swobodnej

Ты лишен возможности сравнить, к сожалению. Еще из психологии верующего: он "знает", в принципе, только общее направление. Куда идти. Тот, кто топчется на месте, разве свободнее?
А неграмотный человек свободней грамотного?

>konkwistadorsch
,
Это я только сижу починяю примус -- и уже конквистадорша? Так кто кого боится?

>eto i wprawdu proisoschlo

Не произошло, а было сказано, да? И что? И что он, твой друг, как ты полагаешь, имел в виду? (Что он имел в виду. я могу реконструировать. Мне интересно понять, какой смысл ты вкладываешь в его слова, раз они так тебе запомнились).


8."W te wremena eschtschjo ewreew ne bylo."
Bylo ewreew. Sapominaet i peredajot po tsepotschke tolko plemja,ososnawschee sebja narodom.

Не было. Евреи начинаются от Авраама, это изначально вообще не этническое
понятие. Этнически Авраам -- вавилонянин. Название "евреи" -- от Евера
(где-то в тех же родословных). Иначе у тебя и Адам с Евой в евреях окажутся.


>Dao -Wostok,schtuka tonkaja,mne kaschetsja,s Logosom im tak srasu ne sojtis. Chotja,ne budu utwerschdat,-ne pil.

У меня лежит дома одно непрочитанное исследование на эту тему. Надо
заглянуть, написано там чего-нибудь дельного или нет. Насчет энтропии.

> snakomoj,kotoraja w tschjom-to takom,konetschnom,utwerdilas-ras i
  nawsegda.Choroscho ej,ne schatko.Kryschetschka ne spolsjot.

все-таки не в конечном, а в бесконечном, так что как раз довольно шатко. Головка, знаешь, кружится -- в бесконечном-то. И крышка, и шапка... все слететь может. Пространство более богатое возможностями и направлениями движения, но и область повышенного риска.


>W 30-kak bogatyr Muromets-stal s petschki slesat.

Быстрый ты взял темп, однако. Если бы я таким темпом двигалась, с такой
форой, как у меня, я бы ого-го где уже была... но увы...

>Ty wrjad li moschesch sebe predstawit perechod ot iskljutschitelno scheludotschno-kischetschnych i polowych interesow-k,nu,skaschem,"kombinirowannym".

Действительно не могу.

Sdes d.b.tswetastyj kajf dlja sebja.Nado wyschdat.

Шестов -- именно кайф. Конкретно "Апофеоз беспочвенности".

> A nastschjot wychoda na  poesiju tscheres gitaru

Что же вы (они) там все пели, если на поэзию не выходили? Мне интересно, я
немножко писала про авторскую песню.

>"Utschil sche Sosnora..."
Впредь могу прямо от себя. Мне не обязательно на него ссылаться. Просто он
дал хорошую школу.

>Choroschijtschelowek

Это Соснора-то?? Соснора -- только Поэт. И то не скажешь, что "хороший".
Просто Поэт. Возможно, гениальный. Его из первого места гнездования ЛИТО
выгнали за безнравственность.

> podwischnitschestwe i posluschnitschestwe,eto wsjo-wasche,dewitschje.

Особенно на Афоне.
Вообще-то подвижничество -- как раз мужское дело. Или ты хочешь сказать, что
истинный мачо непременно разгильдяй?

Ну, с новым годом, как говорят немцы, желаю "хорошо соскользнуть". За нас
можно не беспокоиться, мы с грузинами "соскользнем" по полной программе.
Я боюсь, мне теперь некогда будет отвечать на письма, вплоть до
старостильного Рождества. Я уж потом на все сразу... Прочесть-прочитаю, но
не отвечу. Начиная с последнего письма. Лосев! Это голова. Меня вместе с ним
выдвигали на "Северную Пальмиру", и он ее получил. Потому что в конце концов
я кто? Никто. А он Лосев. По этому поводу я даже написала стих, начинавшийся
словами: "Леса обезлисели. Леса обезлосели. (Хлебников, кстати). Возвысили
Лосева -- Меня не возвысили. Да я б обезголосела От неадекватности, Когда
бы -- не Лосева! Есть признаки кратности, Есть признаки четности, Есть
окорот -- тщащимся, А в пекло стремящимся -- Закон очередности" ("Поперек
батьки в пекло не лезь". На основе эпиграммы Львова, посвященной Хвостову.
Лосев должен был как филолог просечь. Но дошел ли до него этот экспромт и
верный ли был адрес -- неизвестно).

До встреч в вирутальном эфире.

М. (от "Машеньки" меня изрядно коробит, это чтоб ты знал. Просто потому что
меня так не зовут.)


28.12.02 14:27

Маша, привет!
Три дня до «Ёлочка, зажгись!»
А я, вот, дурак, письма не почистил : лучше было вовсе переписать. Они написаны человеком больным, мистером Хайдом. Да ещё раздражённым пьянством, проспиртованной печенью и недосыпом.
Теперь – большой О.К.
Извини за всю эту галиматью. Раздражить или обидеть можно и не мимозу : я этого меньше всего хотел. Просто, поговорить – не о любви – у меня никого почти не осталось, да и – не хотелось. Вот и обрушился, найдя собеседника. Да ещё – в «тёмный период». Да ещё и не замечая, что спорить о некоторых вещах – только раздражать человека, с которым хочется дружить. Я, например, как душа непросвещённая, воспринимаю библию, как сборник преданий еврейского народа. Где мифологическое перепутано с летописным. Ты воспринимаешь её более возвышенно, отвлечённо : Божественным Откровением.  Отсюда весь спор , а я этого не хочу, потому что – давай дружить. Ты, кстати, первый человек ( тем более – скво ), советы которого не вызывают у меня внутреннего отталкивания. И Шестова – уже захотелось. Раз – кайф. Кстати, пришли, если можешь, после всех праздников ( когда допьёте всю чачу и допляшете всю лезгинку ) те свои тексты, о котрых ты говорила. И закусывай на Новый год, пожалуйста!
А я ёлку купил, зверь-ёлку : крепкая, разлапистая, запах – хоть мордой заройся и живи там. Жаль, мы со Светой не можем вокруг неё хоровод водить – она в углу стоит. (Не Света).
Ну, вперёд, к новогоднему застолью! Ура! Банзай! В лесу родилась ёлочка!
До после праздников.
Д.
и  т.д.


01.02.03 00:45

Дима, еще раз спасибо, ты наш спаситель-избавитель. Оказалось, что это был таки последний поезд.

Маша.


13.02.03 02.30

Маша,привет!
Мне частично починили это,...,убоище ( троеточиями он заменяет слова сам, т.к. во времена его молодости, до 1913 г., такие слова печатно не употребляли).
Типа: здравствуй!
У вас, говорят, снег.А у нас здесь - чепуха,а не зима. Зато - два стишка за эту неделю. Может это - щитовидка?
Март приближается. Скоро буду бегать по крышам и дико мяукать. А, вообще, мне просто нравится шар-рашить по клавишам новокупленным русским шрифтом!
Засим, бывайте здоровеньки. До втречи в эфире.
  Доволь Силёнович Кашель.

14.02.03 00:59

У нас вот именно что Кашель. Так что, как всегда пишет мне моя польская
тетушка после сообщения о том, что все здоровы, "mnogo nie pisze, do zobaczenia".

М. К.

14.02.03

Попробуйте(только взрослым!)"Medi-Night". На вирусы,конечно,не действует, но - спишь без задних ног, - их потом утром передними подбираешь - и у груде легше становится. Быстрого выздоровления и доброго здоровьичка! Сто лят!
Румян Самсонович Красившель.


24.02.03 00:14 ( на присланную заметку из интернета)

Спасибо.

Соснора -- гений пижонства. Гениальный пижон (не одесский, а исконный, европейский pigeon, голубь-клоун).
В 81 году мы к нему ездили в больницу в Тарту, он рассказывал про свои впечатления внутри клинической смерти...

Получи в ответ и в подарок мою статью, напечатанную в журнале... ну, в Эрфурте еще издается... в общем, забыла.

М.

Мария Каменкович: о Сосноре

...Во-первых, я задумалась над «соединяющей ролью Анджея», которой до 1985 года не было точно, а дальше я не знаю,  и вспомнила, что ЛИТО закончилось ещё году в 1984, если не раньше, так кого же и с кем соединял Анджей? Тут какая-то ошибка.

Я обещала еще что-то сказать о Викторе Александровиче Сосноре. Написала большое эссе, но толстая тетрадь, где я писала, бесследно исчезла внутри квартиры. Пытаюсь восстановить по памяти, если найдётся тетрадь – пошлю другой вариант.

Кем был Соснора в глазах посетителей и завсегдатаев ЛИТО? Для меня это полная загадка. Это настолько странный, вне всего стоящий человек, что и всех, кто был рядом с ним, он неизбежно затягивал в какие-то странные миры. Кем он был для Димочки, наименее поддававшегося его чарам? Полная загадка. Что находили в нём «археологи»? Хоть бы мне кто-нибудь объяснил. Соснора – инопланетянин, добровольный аутсайдер, человек ниоткуда и ничей, вне традиций, почти вне человечества («Не удалён и не удержан -- Сам удалился и стою»). Отсюда и язык его стихов и прозы – это речи инопланетянина, которому странно все, что он видит на чуждой планете, странен и язык, и он овладел им как-то по своему, и искажает на свой лад. В «Дне Зверя» искажены питерские названия – река Фанданго и пр. Пришелец неправильно расслышал, или его приборы неправильно расшифровали. И он этим бравирует (всегда и везде. «Я всадник, я воин, я в поле один…», «…Я ваших зелий петли не урвал…» (цитирую по памяти)). Сказать «Фонтанка» -- значит выдать, что знаком с этой местностью и ссылаешься на что-то универсально известное. Хитрый пришелец так и поступил бы, выдал бы себя за аборигена. Но У Сосноры при всей его насквозь прожжённости (чего нет даже у Бродского, а Кушнер и вовсе ему антипод) – вечное детское удивление перед всем, что в мире. Поэтому и образ мира, им созданный – сосноровская Россия, сосноровская Европа, сосноровские Города – это образы альтернативного мира, может быть, из снов. Может быть, Сосноре доступна была сама квинтэссенция Европы, дистиллированная через Польшу (в Польше – напряжённая квинтэссенция всех культур). По крайней мере, Сосноре удавалось своим странным миром заворожить, отвлечь. Для детишек из ЛИТО Соснора -- Крысолов. – А может быть, Соснора – это ночные сны Петербурга 70-х. Вот Петербургу и снился Запад, и недаром Соснору полюбили на Западе – за сны о себе. Но Виктор Александрович Соснора в роли руководителя ЛИТО – это чистый сюрреализм. Добро ещё, в клубе им.Цюрупы собиралась всё же молодёжь. А в Доме Учёных в Лесном, куда я пришла к Сосноре в десятом классе, сидели великовозрастные графоманы и шизофреники (в основном). Это позже Кушнер превратил Лито Дома Учёных в этакую Касталию. А Соснора в том ЛИТО был как волк в овечьем стаде или коршун в курятнике – клевал, загрызал, изгонял, крушил. Начальница библиотеки, при которой было ЛИТО, участвовала  в изгнании Сосноры с праведным энтузиазмом – ей казалось, что он средоточие всех грехов. Наверное, так оно и было, а кроме того – он был опасным торговцем поэтическими наркотиками, и уж никак не наставником старушек. Но и наставником молодых он быть никак не мог, и в том, что он перехал с улицы Зодчего Росси  на улицу Наставников (или на соседнюю. Не помню. И не важно), заключён такой юмор, что так и видишь, как до коликов потешались отвечавшие за этот переезд служебные духи. Я в ранние годы не подозревала, что Соснора – не проводник в Мир и даже не проводник в Поэзию, и никого никуда вести не собирается вообще. Я горела святым огнём ученичества. Это была полная наркотическая зависимость. Но Соснора по первости и не замечал, что ему подсовывается роль Учителя. Ловить его фразы и советы во время прогулок с ним было совершенно бесполезно. Он мог, конечно, случайно обронить что-нибудь бесценное, что впоследствии сотню раз пригождалось (а на заседаниях ЛИТО он просто калёным железом выжигал из стихов всё слабое, сырое, мяклое, случайное), но специально не учительствовал. Более того, он относился к тому, что его прочат на эту роль, с тем же весёлым недоумением, что и ко всему остальному миру. Как-то, ещё чуть ли не летом 1982 года, я предложила Сосноре своё жертвенное служение в виде перепечатки его рукописей (заодно надеясь ими насладиться). Сначала я перепечатывала стихи, а потом Виктор Александрович дал мне толстенный «День Зверя». И какой же меня ждал жестокий удар! Мне – набивавшейся в ученицы – он дал роман, где герой (повествование – от первого лица) – мэтр-геометр – предаётся любовным утехам со всеми своими ученицами одновременно! Помню, я пошла и напилась. А как же «за пыльным пурпуром твоим брести в суровом/ Плаще ученика»? Но оцените простодушие этого в высшей степени непедагогического  жеста – дать мне роман НА ПЕРЕПЕЧАТКУ! Да и реакцию мою вполне можно было бы спрогнозировать. А с другой стороны – это тоже университеты, когда наждаком по коже. С иллюзиями надо расставаться как можно раньше. В ЛИТО не было никого с иллюзиями. Их Соснора вывел на корню. Равно как и плохие рифмы, «душевную теплоту», мечты о литературной карьере – при том, что сам-то он её сделал! Но это было просто грамотной последовательностью действий приземлившегося на чужую планету пришельца. Между прочим, обратите внимание  -- «ахматовские сироты» с Соснорой как-то не считаются, --  а ведь он долгое время жил в Комарово у знакомого переводчика, и у Ахматовой был и стихи там читал, но не схлопнулось, и не наше дело, почему конкретно, подоплека все равно очевидна: другой, инопланетянин. На языке этой компании Соснора, наверное, выглядел недостаточным диссидентом, недостаточным фрондёром – ещё бы, работал на заводе (рабочая биография,  первый гвоздь в карьеру!), дальше – больше, и в Союз Писателей вступил, и в Париж-то он от ленинградских поэтов был делегирован… На языке Наймана и компании это называлось, наверное, конформизмом, но мало ли что как называлось на их – здешнем – языке. Да и время было простое – существ из других миров судили по здешним законам. Интерес вызывали не «другие», а «наши». Соснора же – другой par excellence. У Сосноры – и Комарово другое (не как в теперешнем мифе), и Ахматова другая («В скольких скалах  жила! Никого не любила»). А посмотрите на сегодняшних средневозрастных модернистов, на компанию Сергея Завьялова, Драгомощенко и иже с ними, -- на выпущенный ими сборник «Genius Loci», где, в одном из эссе, попутно излагается история советского модернизма в Ленинграде-Петербурге и Москве. Соснору они ДАЖЕ НЕ ПОМИНАЮТ, а ведь он и как поэт, и как модернист – гигантская фигура! Таких экспериментов с языком, как
Соснора, не делал никто из них. Никому из них так не покровительствовал «гений места» -- гений города. И не важно, обходят ли они его молчанием потому, что боятся сопоставления (это ведь не ко всем относится, есть же и в этой тусовке прекрасные поэты), или потому, что инопланетяне для них невидимы, или потому, что срабатывает рефлекс – чужаков не замечать, в упор не видеть? И то. И другое, и третье не к их чести, но по доброте душевной можно их понять – даже если человек провозгласил себя свободным (одно из обязательных свойств модерниста, по определению сборника), это ещё не значит, что он им стал, раскрепостился и увидел ДРУГОЕ рядом с собой. То, что мы «учились» у Сосноры, что мы любили е



____________________________________

08.03.03 11:11
Машенька!
Как женщину-мать,чудесного поэта и первокрещатницу,поздравляю тебя с 8
Марта!
Хорошего тебе весеннего настроения - по поводу и без! От всего сердца.
Не откликнулся я на статью о Сосноре потому,что помню, как закидывал тебя
(про)странными посланиями, когда мне было хреново.Но спасибо, доктор,- помогло.Теперь же - обратная реакция: как бы не перегрузить - ни в чём не повинную. Вобщем,-
нормальные (надеюсь, затухающие) колебания полуинтеллигентного человека. Да и
что бы я мог, со своими 5-ю копейками, здесь вставить? Соснора мне - фигура
очень симпатичная и, ясный хрен,- выпадающая из вариационного ряда.Читал я
его мало, чтобы что-нибудь себе сформулировать, кроме смутной симпатии. Ею и
откликаюсь. С чем не могу согласится (но это - не принципиально), так это с
ощущеним в твоём очерке некоего скрытого демонизма Сосноры.Незаурядность
- да, энергетика и талант в 200.000 вольт - да. Но, ощущение себя лягушкой
перед удавом...  Просто,у мальчиков, в этом смысле, видно, природная планка
выше (что не должно вызывать у барышень отрицательных эмоций). Для меня
демонизм это - Кир в описании Геродота. Вот уж где:"в настоящей трагедии
гибнет хор." И не раз.
Касательно барышни:где ты была с ней 2 года назад! Это же - сеанс,-такие
качества.О чём-либо таком - вправду, вправду - мечтает любой нормальный
мужик. У моей подруги, кроме того,что она читала в 18 раз больше меня, все
остальные качества - прямо противоположные.Да вот,прирос: оторвать - вся
кровь вытечет. Так что,опишите подробней:кто, что, где,- будем сватать, если
порядочный найдётся. А то у меня всё больше - жиганы да аферисты.Но рука -
лёгкая.
Маша, у меня кой-какие сомнения по поводу двух последних стишков, особенно -
последнего. Можно тебе их прислать?
Ещё раз:вэсовых шьвёнт! (А вот писать по-польски не умею.)
Д.Ф.


08.03.03 20:36

Cпасибо, Дима, 8 марта считаю праздником для советских инженерш в возрасте,
желательно с членством в партии, поэтому в следующий раз. если доживем, не
поздравляй. пожалуйста! Равно как и мне позволь не поздравлять тебя с 23
февраля, а содрогаться от страха за всех мужчин призывного возраста.

> С чем не могу согласится(но это - не принципиально),так это с ощущеним в
твоём очерке некоего скрытого демонизма Сосноры.

Ты потому не можешь согласиться, что лично с ним не знаком и пуд соли не
съел. А по стихам -- этого не понять. В чистом виде люциферическая натура.

>Но, ощущение себя лягушкой перед удавом...

Ну, знаешь... Чего не было, того не было... Было ощущение человека ниоткуда
перед Человеком ого-го откуда, только не из окружающей действительности. В
ранней юности, прямо из советской микрорайонной школы...  это было, конечно,
шоковое такое знакомство.
>Для меня демонизм это - Кир в описании Геродота. Вот уж где:"в настоящей
трагедии гибнет хор."И не раз.

Пойду перечитаю. Но демонизм ведь разный бывает? М?

> Касательно барышни:где ты была с ней 2 года назад! Это же - сеанс,-такие
качества.О чём-либо таком - вправду,вправду - мечтает любой нормальный
мужик.

Ну, так давай их сюда, этих нормальных мужиков! Часики-то тикают! Два года
назад была та же самая ситуация, между прочим.

Подробнее: жгучая брюнетка с прекрасной фигурой, из Харькова, бывшая
работница издательства и правозащитница (не слишком, правда, активная),
любит авторскую песню, детей нет, только родители (совершенно замечательные,
особенно отец, но у всех одна и та же древняя еврейская печаль на лицах, --
никогда, дескать, ничего хорошего в жизни уже не случится).  Козерог со
всеми вытекающими (то есть, чувство гиперответственности и
гиперсовестливости. Как только я заболеваю легкой простудой, Юля немедленно
звонит и спрашивает: "чем помочь?", зная, что у нас семья шесть человек. Это
можно было бы принять за глупость, если бы это не было просто проявлением
фантастического воспитания. какого сейчас уже не встретишь). В Германии
мается, работает по-черному, слезла с социала, но перспектив никаких. У нас
тут -- одни пенсионеры. Нерелигиозна. То есть, вообще. Сколько лет
знакомы, -- никогда ни одного разговора на смежные темы... Чувство юмора на
подходящем уровне.
Вопросы есть?

>А то у меня всё больше - жиганы да аферисты.

Не дай Боже!

Я думаю, тебе такая невеста не подошла бы, нет. Лишенная малейших признаков
богемности.  С ней и вина-то особенно не выпьешь. Она будет смотреть
беззащитно и не поймет. И стремления бесконечно "начитываться" у моей
знакомой нет, а ты, я полагаю, не случайно нашел начитанную...

Но я буду очень, очень благодарна, если что-нибудь схлопнется, а то такая
рана кровоточащая...

>  Можно тебе их прислать?

Дима, пришли, пожалуйста, но ты прав -- я сейчас действительно совсем без
времени, так что отвечу кратко...

Маша


14.03.03 03:18

Маша, привет!
Извини, сразу не ответил. Я и так-то – любитель залегать на дно, а тут – снова здорово – ещё грипп, третий за сезон. Даже лень обидиться на твоё «отчитывание». Поздравляли-то с весенним женским праздником, от всего сердца. Ну не буду больше поздравлять. И это не: «вот и хорошо», а: «вот и плохо».
А насчёт «инженерш партийных», так «партия», это ведь – часть людей, объединённых общей идеологией. Политической, религиозной или – ещё какой. Отличительные признаки: безапелляционность и назидательный тон.
У меня, вон, дочка – с 9 лет в свидетелях Иеговы. Пока универ не закончила, на работу не пошла, языки не выучила, а, главное, - не влюбилась в «беспартийного», не позволяла поздравлять себя с днём рождения. Но это – маленькой девочкой. Теперь «таможня даёт добро», - сделала для папы исключение, принцесса моя золотая. Сие есть пример доброты и веротерпимости. Хотя она там, в Питере, так в своей партии и состоит. И – ничего.
А вот насчёт «инженерш», так это они Мандельштама по ночам перепечатывали.
Дипломированные филологи-то всё больше среднешкольными учителями становились. Читали – не ахти, дальше буквы «Е» - «Евтушенко», «Есенин» - не шли. Таких как ты – не много, считанные сотни. Видел я этих – остальных – в статистически достоверных количествах, у бывшей жены на кафедре. А вот «инженерш» и «инженеров», плюс физиков-биофизиков, врачей всяких – читающих, чувствующих – было просто больше. Ну так уж получилось. Профессиональный филолог – читающий, не «училка» – профессия редкая. Зато сколько приличных около- и просто – литературных людей всякие Горные институты да НИИ дали?! Стыдно Вам, шашкой-то махать. Без разбору-то.
Если по-честному, я и не обижался. После моей дочки всё это – знакомо. Быват-мерцат.
С рождением хоть можно поздравлять?
2. Люциферизм Сосноры. Ну – не моё это. Его поэзия – да!  В стихах – всё, что угодно. Там метафизика – более чем нормально. А поведенческая сторона, экзистенциальная поза – ну, это – для барышень. («Барышня», в отличие от премерзких «партийных инженерш в возрасте» – слово – вроде слова «симпатия» : со знаком плюс. Люблю и слово это – и всё такое ). Никакая другая личность, если речь не идёт об интенсивной промывке мозгов, для меня «демонической» являться не может. В моём под- и просто – сознании, с 14-летнего возраста, столько собственных демонов, такое ого-го, что ничьё стороннее ого-го тут – не важно. А вот написанное этим, сторонним, это – особь статья. ЭТО может очаровать насмерть.
3. Не Кир. Извиняйте, – Ксеркс. У Геродота они – в затылок : Крез, Кир, Камбиз, Ксеркс. Почему Ксеркс – не сейчас, это требует отдельного письма.
4. Насчёт твоей знакомой: позвонил кое-каким хорошим, сердечным людям, оставил информацию. Будем ждать. А дело – богоугодное, если хочешь, во всех смыслах. Так что не тушуйся и не иронизируй. Да и в Вологде твоей разлюбезной сватовство процветало – и процветает – самым махровым цветом. Я там жил, мёд-пиво пил. Меня же и сватали.
5. Насчёт « стремления бесконечно «начитываться» : ну, как ты ещё раньше заметила, этого, к сожалению, нет. Хотя – все условия. Жаль. Но я уже писал про обязательный кайф : материю непредсказуемую.
Подружка, которую «не случайно нашёл начитанную»...  Да нет, случайно. И – пропал. А – постфактум – оказалась самой невообразимой породы : книжница, но – шебутная. Иногда такие штучки откалывает, что у меня только на восьмой день рот закрывается. И то – из-за насекомых. Ничего себе: «не случайно», «нашёл». В Tierheim´е  выбрал – собачку женской породы. Усыновил и уматерил.
6. Машенька, куплеты, что я пришлю, не обязательно разбирать по полочкам. Ты – человек долга, совестливый, а это – отнятое время. Мне бы узнать твоё впечатление, на уровне : «да» или – «не очень». Всё остальное – художественный свист. Тут я и сам мастак. А у тебя, девушка, хорошее ухо : на него и уповаю. С предпоследним стишком, вроде бы, сейчас, после нескольких исправлений, всё встало на места. А вот – с последним... Там – о тяжёлой архитектуре стиха – ... почти пионерским, бодрым ритмом. Или – кажется мне, уже и не знаю. Перезачитал.
При пересылке строки, почему-то, начинают растягиваться вниз, на 2-3 листа вместо одного. Если это случится, – не специально.
Не отвлекайся от воспитания своих прелестных бандитов (второго я не видел, но, должно быть, – такое же чудо) и не отвечай подробно. Дастатачно адной таблэтки.

Шнапс-капитан Вермишель.


14.03.03. 15:34
Привет, Дима.
Я скоро вообще перестану понимать своих российских собеседников. давай я буду
тебя цитировать:

> Даже лень обидиться на твоё «отчитывание».

Какое отчитывание?

>Поздравляли-то с весенним женским праздником, от всего сердца.

Ну, не люблю я советских праздников. Ну, вот где они у меня сидят. У меня такое экзотическое убеждени, что праздники должны происходить по какой-то настоящей причине, а не потому, что в этот день произошла в Германии какая-то женская стачка и Клара Цеткин решила увековечить этот день в памяти благодарных народов. И если 7 ноября когда-нибудь станет "осенним праздником", тоже не буду праздновать. И кому какое дело? А остальные пущай празднуют, я в них даже вот такусенького камешка не брошу. Но пусть и в меня не бросают. Вот если бы Женский День установили, скажем, в годовщину сожжения Жанны Д`Арк... тогда я бы еще поняла.

>А насчёт «инженерш партийных», так «партия», это ведь – часть людей,объединённых общей идеологией. Политической,религиозной, или – ещё какой. Отличительные признаки : безапеляционность и назидательный тон.

Нет, ты описываешь определенный склад характера. Предстпавителей которого и вне всяких партий хватает. Внутри же "партий" и других типов сколько угодно... А какую я партию имею в виду, сам прекрасно понимаешь. Которая так и не дала порулить.

>А вот насчёт «инженерш», так это – они Мандельштама по ночам перепечатывали.

Партийные не перепечатывали. А просто "инженерши" -- так я и сама инженерша.

>Дипломированные филологи-то всё больше среднешкольными учителями становились.

В мой огород? Ну, дожили, за уклонение от празднования 8 марта уже камнями забрасывают.
У меня диплом на самом деле странный. Математическая лингвистика. Я же по распределению почти полный срок в программистской конторе оттрубила. То есть, в тогдашней, где ЭВМ полдома занимала.

>А вот сколько приличных около- и просто – литературных людей всякие Горные институты да НИИ дали?!

О медицинских институтах я и вообще уже молчу.

>Стыдно Вам, шашкой-то махать.  Без разбору-то.

А тебе стыдно к словам придираться.

В нашей инженерской конторе, а также среди всех моих горных, чернорабочих, химических , археологических и прочих многообразных друзей над 8 марта прикалывались всю жизнь как только могли.  Мне только один раз понравилось празднование -- когда Горбачев боролся против алкоголя, и начальник отдела сурово запретил  приносить с собой и распивать. И все наши серьезно подходившие к празднику женщины (то есть, не мы, вертихвостки глумливые и юноши легкомысленные, а настоящие, серьезно относящиеся к тому, что они женщины, и во сне даже не видевшие ежедневной еврейской молитвы с благодарностью за то, что не созданы сам знаешь кем), со своими прическами-башнями, разливали под столом.

>Если по-честному, я и не обиделся.

Нет, он с ума сошел. НА ЧТО? Я еще понимаю - ты был бы женщиной, и я бы тебя не поздравила с 8 марта. Хотя я сама лично поздравляю всех знакомых женщин, для кого это важно. Потому что они иначе обидятся. А ты на что не обиделся?

>С рождением хоть можно поздравлять?

Ты понял, почему мне не нравится 8 марта и 7 ноября, а также 1 мая? Потому что их выдумали для человечества противные тетеньки и дяденьки, мир их праху, особенно праху Ленина, кстати и 22 апреля надвигается, но праздников ихних праздновать не буду. Почему Дима Фаншель должен на это обижаться? Я еще понимаю, ты бы принес мне на 8 марта букет цветов, а я бы его в корзину выбросила. Считай, что ты его принес, и он у меня стоит на почетном месте в хрустальной вазе. Но лучше в следующий раз приноси его в какой-нибудь другой день, а то и просто так.
Кроме того, феминистская жилка во мне, недодавленная, предпочитает другие подарки, например, бутылку кьянти.

2.Люциферизм Сосноры.

Я понимаю, о чем ты говоришь. В случае Сосноры, правда, экзистенциальной позы не было, он по жизни со свои обликом совпадал (ет). Какой смысл спорить, если ты с ним не общался? Ну, ровным счетом никакого.


4. Насчёт твоей  знакомой: позвонил кое-каким хорошим, сердечным людям,оставил информацию. Будем ждать.

Спасибо.

6. Машенька, куплеты,что я пришлю, не обязательно разбирать по полочкам. Ты – человек долга, совестливый, а это – время. Мне бы узнать твоё впечатление, на уровне: «да», или – «не очень».

На уровне скорее "да", только некоторые технические недоработки мешают, но о них ты нарочно просишь не писать.

>Не отвлекайся от воспитания своих прелестных бандитов

Бедные, заброшенные мамочкой бандиты. Второй -- угрюмый подростковый кактус. А мамочка сидит за компьютером статьи катает.

Пока.

М.


15.03.03 15:04
Привет!
Поздравляю с солнечным денёчком!
Кьянти, говоришь? М-м.. Ну, что ж, напомним Вам это как-нибудь, самое позднее
- осенью,в Монахиуме.
Мерси за письмо.
  Коран Ханукович Неужель.



08.04.03 03:18
Маша, "я, лично, Пастернака не читал", но посылаю тебе "скрепочку". Завтра (т.е., давно, - сегодня) рано вставать на подработку, потом пару дней - мотаться, потом - прочту, чего тебе послал.
Привет
от старых штиблет
Д.и т.д.
08.04.03 10:15
Дима! Ты настоящий друг. Спасибо! Вот ведь запомнил же, что я ищу сведения о
Евгении Хорвате! Причем если бы это пришло вчера, то и вообще этой ссылке
цены бы не было, по некоторым обстоятельствам... Но вчера у меня не работала
ночью почта. Однако приложение принципиально не открывается. Поскольку
срочности теперь нет, я буду терпеливо, но и с нетерпением ждать, пока ты не
пошлешь мне (надеюсь) то же самое в каком-нибудь другом виде... А то я уж
когти распустила...

Маша.


09.04.03 21:04

Маша, говорил я тебе о ненормальных случаях, происходящих иногда без моего
ведома и понимания? Письмо-то было писано как раз в то самое "вчера", когда
тебе Хорвата приспичило. Только было поздновато, и прочиталась у вас сия
береста "завтра". Мне тогда, вдруг, почему-то, очень срочно понадобилось
отправится на поиски Хорвата ( не подумайте чего, - в Интернет).
Вобщем, не получается у меня ещё "скрепочки" посылать: набери
Яндекс (www.yandex.ru). Там набирай "Хорват, Евгений"( через запятую) и
"кликай". Выскочит куча сайтов. Если этого недостаточно, -  см. внизу:
"Искать то же самое на Рамблере, Аппорте и др."  Эти два русских поисковика
тем полезны,что на одном из них выскакивают и E-mail-адреса. У меня сейчас
подработки, чтением разысканного придётся занятся  позже.
Привет.
Д.




09.04.03 23:28
Да, действительно, странный случай. Ведь мне действительно "приспичило". А
почему я сама не догадалась полезть в Интернет? Тоже загадка. Однако, к
сожалению, подборка в Интернете очень бедная, там нет ни того стихотворения,
которое я ищу, ни множества других, которые я читала в самиздате и которые у
меня когда-то вызвали жгучую зависть. Неужели все утрачено?!!
Но, как минимум, там есть биография... Если уж я написала стихи памяти его,
должна же я хоть биографию знать, нет?

Спасибо.
Маша.


01.07.03 00:53
Опять мы проездом через твои земли. Опять нам обещают час на пересадку.
(В среду в два часа ноль шесть минут). Будем пить кофе? Это, конечно, при условии, что ты жив и в Кёльне, а то что-то давно от тебя нет вестей...
Маша, Даниил

02.07.03 12:48
Маша, привет! Здорово, что все паровозы везут в Кёльн. Жаль,что пересадка
так быстро. А я всё собираюсь тебе "ау, как дела?" сказать; вот и – случай.
Ваш поезд - в Бельгию, из Бельгии, или – какая другая рельса? Ничего, найдём. До встречи.
Д.Ф.



07.07.03 10.56
Маша, привет!
Спасибо за книжку. Как всегда: очень многое очень нравится. Вот Вам за это
Стишки (см.скрепку): что Вам могу ещё сазать? Я в 18 лет - не то что так
писать, - читать не умел. Родился рановато, а проснулся - поздновато.
Когда пьём кофе с пересадкой?
Пхеньян Самшитович Вермишель.



Из кн. «Обучение сну» :
Маша и слова.

Марии Каменкович.

В сумерках,средь листьев – рифма:
Пробуй. Повтори и
Убедись: неповторима.
Радуйся, Марие!

Обходи строкою плавной
Бытия приматы.
Взято ль злата православна,
Стали сопромата

В путь за веткой Палестины?
Стоило ли мессы:
Заблудилась посредине
Сумрачного леса.

Обступили, заградили:
За контекстом – темень.
Тень летающих рептилий
Задевает темя.

И – медведями, словами –
Русскими, большими –
Вкруг – мотают головами.
Лишь –  несокрушима

Вера в смысл высокий, воля
(Дальше – истерия ).
Скоро, скоро чисто поле.
Радуйся, Марие:

«За долами ты,  горами,
Поздний, тихий свете.»
Лес. В резной баварской раме:
Маша. И медведи.
2003



Теченье и огонь

Болезни течение. Боль.
Сейчас – никого. Боль одна.
Проходит течение – вдоль –
До дельты: без боли, без дна.
  
Из спально-кроватного сна
В застенки вплывающий стон
Зеркальные. Надо ли знать
О них? Просыпайся. Постой.
  
Нет смысла выспрашивать здесь,
Где ты – этот самый матрос.
Под тёмными сводами несть
Ни эха – на умный вопрос,
  
На слабое: “Эй, кто-нибудь!”
В египетской царской ладье, –
Вдоль медных, вдоль медленных будд,
Лишь пальцами в чёрной воде
  
Черпая, – откинутой вниз,
Недвижной, ненужной рукой:
Ни плеска. Ни проблеска и –
Ни знака. Хоть знать бы – какой.
  
Лишь пальцами – за челноком –
По тёмной и гладкой воде.
Без компаса, порожняком:
“Несть еллина, ни иуде...”
  
Я вспомнил: агония, гон,
Заплыв сей – кому посвящён!
Последнюю долю на кон:
Что ты, это – я же ещё.
  
Эмоции вызови, страсть,
Попробуй иронию-щит;
А помнишь: “ложить” или “класть”?
А вспомни: “домкрат”, “Демокрит”.
  
Чей факел дымящий? Ни зги
Не видно на том берегу.
Домой, отпусти меня. Сгинь.
Назад. Не могу. Не могу!
  
Теченье болезни, неси –
Нигде, в одуряющей тьме.
За пястьем тускнеют часы,
Мерцают (минуты – в уме):
  
К глазам уже не поднести
(По водам – не чувствуя ног.)
Когда это? Что – “без шести”?
Зовут. Разожгли огонёк.
  
Увидеть, увидеть тот свет.
Лететь – оглянувшись назад –
Вперёд, на ревущий просвет,
В огонь крематория. В ад.

2003


11.07.03 17:50

Привет, Дима.

Я прочитала стихи. По-моему, это мощно. Без сучка без задоринки.
Ты мудро взял пример с меня (или послушался меня) (или сам принял решение
без моего влияния): рифмы должны быть точными.

Замечания и примечания:

почему бы не писать "же" в начале строки все-таки с маленькой буквы? Бери
пример с меня: ставлю большие и маленькие буквы там, где диктует смысл. "Же"
с большой буквы -- это нечто.

В стихотворении, посвященном моей книжке, ничего я, бедная, не поняла,
только заметила две-три скрытых цитаты из себя. Категорически протестую
против баварской рамы: не вписываюсь я в эти рамы и рамки. Чужая страна,
чужая земля. Уж куда лучше Фландрия. Я бы согласилась на фламандскую рамку.
Как в следующий раз туда поеду, непременно закажу свой портрет на фоне
любимого мной тамошнего пейзажа, или, на худой конец. закажу хотя бы пустую
рамку.

"Междуречье" таки получилось.

Довольно страшное, хотя хорошее, стихотворение о подземном странствии ладьи.
Однако же поэту возбраняется забывать, что в культуре, к которой он
принадлежит, дискутируется возможность и другого окончания плавания. Я
думаю, необходимо как-то выраженно иметь это в виду и, скажем, с презрением
отвергнуть эту возможность или с грустью ее отметнуть (какой-то странный
инфинитив, нет?). Непозволительно, кажется мне, писать так, как будто вокруг
стоят стены советской средней школы, книг нет ни в библиотеке, ни дома на
полке, а сами мы вчера родились и внутренняя наша интуиция, хотя и пламенно
верит в то, чему ее учили, и даже воспроизводит эту матрицу в себе, находя
ей подтверждения, и даже описывает это учение высоким стихом, все же чем-то
недовольна, хотя бы тем, что конец у сказки получается все-таки плохой. Нет,
глаз все же скосить нужно, а то что за девственность такая получается. В
наше время нельзя атеисту быть девственником и произрастать в тундре.

Я вынуждена прервать дозволенные речи, поскольку дети властно требуют моего
присутствия.
Спасибо за спасение нас на вокзале (в том числе и от голода). Я не успела
отдать тебе денежку за сосиску, остаюсь в долгу.

Манечка.

12.07.03 12:58
Маша, привет!
Спасибо на добром слове – оно и кошке приятно. А уж, тем более – старому сторожевому коту.
« Же» с большой буквы,  ты пишешь, это – нечто? По-моему, над этим стоит поразмыслить. Как указал бы Довлатов: «А не замешано ли здесь подсознание?»  Всё же, большую «Ж» придётся убрать. (Вступив в конфликт с подсознанием.)
Насчёт стишка с посвящением... Разберём ( Или, как говорят братья наши меньшие: «За базар ответим.»):
Есть скрытые цитаты не только из «Д.т.», но и из Данте(«Земную жизнь пройдя до...»): вот тебе и « Заблудилась посредине / Сумрачного леса», – Баварии лесной. Ведь первое время – за пределами языка, за границей – воспринимается как инобытие. У меня, во всяком случае (а уж, тем более, – у столбовой петербурженки). Если же у неё это было не совсем так, то, во всяком случае, –  у лирического героя: Маши-Марии.
За контекстом – «высоким смыслом» - темень, сон разума, летающие рептилии (Гойя, «гойская» цитата). Поэтому только его, высокого смысла( в данном случае – приправленного православием) и  держаться – чтобы не пропасть, не заблудиться  в сумрачном лесу. И тут – слова-медведи. С одной стороны – своевольные: пугают, мотают головами. А, с другой стороны – большие и добрые, поддаются дрессировке. Тем более, если у дрессировщика – «сталь сопромата» : точная рифма, размеры. И Маша – уже не одна.
А насчёт «баварской рамы», – так, она и есть – рамки: чужие, ограничивают, - не для картин, вроде шишкинских.
Но, с дрессированными медведями, лирическая героиня  вырвется – за рамки, за «баварскую раму», ограничивающую – за границы – к высокому смыслу. Аминь.
«Междуречье».  Девушка, сделай доброе дело, позвони Генриху ( а я ему потом перезвоню), очень уж ситуция какая-то...мучает.
«Теченье и огонь». Так ведь, оно поэтому-то и  названо –  «... и огонь.»: кремация, горяченькое. Типа: ад. Я уж этого, было время, хотел: 3-4 шестичасовых приступа боли в неделю, когда, в конце, ты являешь собой кусок орущего мяса... И так – два года. Просто мне эта реченька – снилась. Частный случай. А что до огонька, так – привыкать, привыкать надо.  Вашему корреспонденту.
Насчёт копеечек. Купить ребёнку на вокзале – для полного кайфа –  сосиску и видеть, как он её уминает!.. за это надо родительнице ещё доплатить,  чтобы – на  бис.

Диван Змеёнович Пьяншель.



12.07.0323:18

< Же> с большой буквы,  ты пишешь, это - нечто? По-моему, над этим стоит
поразмыслить. Как указал бы Довлатов: <А не замешано ли здесь подсознание?>

Любую частицу в начале строки странно писать с большой буквы. А то и
переносы придется с большой буквы писать. Причем тут подсознание,
спрашивается: Впрочем, некоторым палец покажи, и они такое подумают: Дважды
два, между прочим, тоже оч-чень сомнительная формула: А вот трижды три
придется уже по Юнгу, а не по Фрейду разбирать.

>Насчёт стишка с посвящением...

Ну, понятна в принципе твоя конструкция, понятна: Но, как говорится, не
угадал, игрушка в другой руке. Главное, это не мой миф (ни медведи, ни
Данте), то есть, совсем. Хотя, казалось бы, расчет был безошибочный. Это
заставляет меня задуматься над определением <своего> мифа. Для меня выезд из
России был скорее символической смертью (подтвержденной скорым диагнозом и
тяжелой болезнью), а выздоровление воскрешением в свободу (поэтому никаких
<заблудилась> и никаких <рамок> - до этого просто не дошло, но так,
наверное, было бы, если бы не этот реально смертельный разлом).

>< Заблудилась посредине> -

прямой наезд. Как говорят братья наши меньшие.

> Если же у неё это было не совсем так, то, во всяком случае, -  у
лирического героя: Маши-Марии.

Тогда нужно снимать посвящение. Или придумывать липовое (тоже вариант).

> И тут - слова-медведи.

Образ, между прочим, хороший. А вот <сталь сопромата> хуже, поскольку
<сопромат> все-таки вызывает только - и исключительно - вузовские технические
ассоциации (самый скучный предмет в природе).

> <Междуречье>.  Девушка, сделай доброе дело, позвони Генриху( а я ему потом
перезвоню), очень уж ситуция какая-то...мучает.

Куда спешишь, дарагой? Да будет тебе этот Генрих в городе сидеть, как же.
Усвистал куда-нибудь.

> 3-4 шестичасовых приступа боли в неделю

Момент, момент. А что с тобой такое? Ты ухитрился ни разу не упомянуть.
Откройся опытному больному:

Маша

P.S. Прикрепляю тебе два стиха -- не из тех самых пяти-шести за год, а из
вспомогательных. К вопросу о гоях и Гойе. А также к зоолетию Петербурга и к
вопросу о мотивации эмиграции.


13.07.03 14:58
Привет от старых штиблет. Что Ж это вы, барышня, на невинную "ж" так
наезЖаете. Невинную "ж" меч не сечёт, ни розга, а вот Маша усекла. ТриЖды
она неправа, меЖду прочим. Никакого Фрейда-Юнга: просто –  большая "Ж".
Вот насчёт болезни и "выздоровление - воскрешением в свободу" - очень
хорошо тебя понимаю. Вообще-то, хороши больные: один водку жрёт, другая
богатырей рожает. Гуляй, Ваня!
Стишок Же (опять эта проклятая буква!) я написал, не зная обстоятельств.
Написалось - как написалось, без "конструкции" и "рассчёта" - у меня всё
получается само, - непонятно как; а вот откомментировать мы могём.
И, вообще, молчи, женщина, когда джигиты говорят (о тебе Же). Маша,
главное:стихи ты к письму не прикрепила! Исправь это дело,поЖалуйста.
"Ж"ду скрепочку.Д.Ф.


13.07.03 23:39
Это ты сам перый про подсознание заговорил. Так что я как раз ничего не
усекла, а только среагировала на твое развращенное восприятие, которое все
время дает о себе знать, нет-нет да помашет ручкой.

>насчёт болезни

Что, не будем раскалываться?
Ну, смотри, это твое личное дело, конечно, и я не любопытна, но мы же как бы
друзья.

> другая богатырей рожает.

После облучения. Действительно не слабо, да?

"Столичная", конечно, очень хороша от стронция...

> Стишок же (опять эта проклятая буква!)

Не буква, а частица.

>И,  вообще, молчи, женщина, когда джигиты говорят

Нас научили женщин говорить. Теперь все. Необратимый процесс.

М.



Из стихов Марии Каменкович:

* * *
Широка страна моя родная,
Я бы сузил – как сказал пророк.
Чашу эту выхлебал до дна я,
Завязать я дал себе зарок.

От Европ до самого Китая,
Испытуя, требуя, хрипя,
Русь моя проходит испитая,
Выпитым окрестности кропя.

Эх ты, гой еси…,– спасибо, знаем,
«Гой»-то что! Не Гог бы и Магог!
Кто по нам проходит, как Хозяин,
Как Мамай, не вытирая ног?

Кто, топча посевы, что поспели,
Гоголь-моголь в Африку… того?
Кабы ведать – мы б его воспели
И распили б кубок за него…


ЧИТАЯ ВОСПОМИНАНИЯ МАРИНЫ МАЛИЧ

Как по левую руку да от Литейного моста
уж да как пробоина в нашей подводной лодке –
дырка в ноль, в никуда, и хлещет вода:
шесть крестовских месяцев Даниила Хармса.

Как он там умирал и умер от голода.
Воздух и разорвался.
Разорвалось и время,
а мы-то себе живем,
и дудим себе на его дудке,
веселые идиоты.

А когда мы учились в школе –
специально ездили к этой невидимой дырке: смотреть салют.
А дыра молчала,
забиралась в рукав,
исподволь облучала,
исподлобья смотрела: кто это такие тут.

За спиною Финляндский вокзал и броневик, на котором Ленин,
и ЦК комсомола, где нужно знанье Устава.
Впереди, по левую руку, сплошной Пелевин,
то есть, хрустальный мир, то есть, Расстрельный Дом, и Дом Писателей – справа,

впрочем, он скоро сгорит,
и с моста видны мосты,
а по левую сторону, сзади, кирпичневые Кресты,

а над ними тучи, как провода, обвисли…
Но минута – и строятся башни,
и флот плывет по Неве.
«Разбуди меня сильного к борьбе со смыслами!»
А не хотите ли сзади бутылкой по голове?

Флот уходит, уходит от набережной Дворцовой,
флот уходит в нездешнюю высоту – от воды свинцовой,
покидая обетованный, убитый город,
не желая в этом городе больше смотреть салют.  

Мы – заткнем эту дырку тряпьем,
мы – привычные от начала,
нас рябая заря на руках качала,
и в музее Октябрьской Революции (справа, подальше) с экскурсией привечала.

Мы-то, может, и вылечимся.

*
А вот нынешние далеко не уйдут.

2001-2003, Петербург.

22.07.03 17:04

Вдруг вспомнила, что обещала послать "Павлика Морозова", а не послала.
Поскольку у меня гипертрофированное чувство ответственности, то посылаю.
Прошу только не забывать, что этот текст -- не более чем словесная
галлюцинация, явившаяся мне под навязанными нейролептиками целиком как
Афродита из пены.

Меня нет у компьютера с 28 по 5 и с 13 по 3.

Маня Каменкович



Ещё – М.К. :

ЛЕСНОЙ ЦАРЬ

Кто скачет, кто мчится под хладною мглой?
То дровенки едут; звонок под дугой.

Отец погоняет, сын в дровнях лежит
И заячью шапку свою теребит:

То набок заломит, то сдвинет вперед,
То снег прямо на нос с нее отряхнет.

Зачем же он шапкой своей дорожит?
А в шапке донос на папашу зашит:

Кулак, мол, и спрятал три меры зерна.
И путь впереди освещает луна.

Две куры куме, комиссару пяток…
Райцентр неблизок; спознились чуток.

Кума нас дождется, уж как то ни будь…
А завтра обтяпаем дельце – и в путь!

Лошадка трюх-трюх среди синих теней…
И вдруг заревело дитя из саней:

«Ай, тятенька. справа! ай, дай-ка огня!
Какое-то чучело манит меня!

Я царь, говорит, заночуй во дворце!
А зенки-то, зенки горят на лице!»

«Ты лучше бы морду в снегу-то умыл, –
Беззлобно папаша ему говорил. –

–Видать, как ни прячь от тебя самогон,
А сам к тебе в голову прыгает он!»

«Нет, тятя, гляди-ка, и девки при нем, –
Он бает, что дочки! Вон, синим огнем

Костер аж до неба за лесом горит!
Айда на гулянку, он мне говорит!»

«Ох, Павлик. горячка тебя разбери,
Чего-й то те ныне все мстятся цари?

Ты хучь бы в райцентре того не бреши.
На то не посмотрят, что вырос в глуши.

Цари, да гулянки, – в момент заметут!
Чегой-то ты, мол, разоряисси тут?!

Уже недалече – прикрой-ка хайло!
Эк, снегом-то нынче тропу замело!»

«Лесной царь, лесной царь сидит за кустом!
Ах, зря я, папаша, ел мясо постом!»

«Пропойца ты, парень, вот мой тебе сказ.
Кого ж это пост-от от водки упас?

И ты бы окстился-то, пост поминать:
Небось, пионер теперь, мать-перемать!»

Ездок балагурит, да дрожь по спине.
На елях сугробы в холодном огне.

На дровнях детинушка стоном кричит,
И ухает что-то в лесу и урчит.

Недоброе чует вспотевший старик.
«Пошла!» – по лесам отзывается крик.

Клячонка несется, аж вьюгою снег,
И вот у райцентра замедлила бег.

Возница скорее к Павлушке бежит, –
А тот уж холодный на шубах лежит.

–Ах, сыночка, как я тебя не упас?! –

*
И вбита ушанка ему ниже глаз.
1997.


24.07.03 15:59
Привет!
Дозвонился до Генриха - нашёл его аж в Питере. И не зря (это - к вопросу о
предчувствиях и постоянных "случайностях"). Поговорили, в т.ч. и о шумерах:
полегчало, отпустило. N.B!: он там сейчас издаёт свою книжку под названием "Междуречие". Так-то, девушка. Осталось только по фотографиям лечить.
Прикрепляю - "скрепочкой" - отзыв на твой стишок (мой – под др.медикаментом - димедролом - написан).
С медицинским приветом.

Д.Ф.



Д.Фаншель: Больничные стихи.

М.К.
Ужас, загнанный внутрь:
Здесь, сейчас – как в разведке.
Словно чью-то вину –
Принимает таблетку.
  
Крыша – медленный скрип –
Начинает  крениться.
В ней секрет где-то скрыт:
Тают стены больницы:
  
Под угрюмой звездой*
Непреклонных Советов –  
Нейролепый ездок
В архетипы Завета.
  
И она говорит,
И она говорит мне
О живущем внутри,
О кочующем ритме,
о рифме.
  
И, за правой рукой,
Бусы-буквы кочуют.
И не снится покой
(Даже – и не ночует).
  
Лишь: мучительно жив
Зомби Павлик Морозов
(Экстрагирован шифр,
Из кочующей прозы.)
  
Тень, дорога, кусты.
Из-под тёмной корчаги
Лезет – бельмы пусты –
Тоже Павка: Корчагин.
  
От Лесного Царя,
Т.е. – Деда Мороза, –
Щёки пуще горят:
Ангел Мика Морозов.
  
Так вот просто бы всё
Разложилось по полкам –
Как трёхстрочник Басё:
5–7–5. Если б только
  
Всё не было бы зря. –
За строфою лесною
Не Лесного Царя –
В темноте... За спиною...
2003

* “Мы – как братья, мы оба гонимы
Под угрюмой железной звездой.”
(“Мика” Морозов).



...

24.07.03 23:25 Привет.

> Дозвонился до Генриха - нашёл его аж в Питере.

И как только людям удается! Дай телефончик.

>  Осталось только по фотографиям лечить.

Мне кажется, это несколько другая сфера. Экстра-сен-соризм, он ведь разный бывает.

>  Прикрепляю - "скрепочкой" - отзыв на твой стишок (мой - под др.медикаментом. димедролом - написан).

Сильно! Но что-то не верится. Димедрол-то усыпляет. А если ты не примешь
димедрола, то что будет? Как скороход, у которого сняли с ноги пушечное ядро?

Ты никуда не едешь?
Я в августе буду дома только несколько дней в первой декаде.

М.


19.09.03 19:35


Маша, ау!
Где ты, как ты? Давно ничего не слышно. Сдала ли в срок сочинение "Как я
провёл лето"? Как пережили жару? Не пропадай.
Недавно узнал, что, перед тем, как заслать тебя, в Регенсбурге побывали
коллеги - православные братья-филологи -  К. и М. - с миссионерской целью.
Тут целая куча вопросов: почему именно там? Были ли там уже, к тому
времени, православные общины? Кто их туда позвал (или - подсказал)?
Напиши, если знаешь.
До встречи в эфире.
Д.
и т.д.

19.09.03 23:18

Да, привет еще раз.

>Сдала ли в срок сочинение "Как я провёл лето"? Как пережили жару?

Так мы ведь еще и в Риме были... Но там было лучше, чем в Германии, потому
что, во-первых, в домах кондиционеры, а, во-вторых, выдалось целых три
пасмурных дня (видимл, специально для нас, обычно, говорят, не бывает). И
вот мы попали в римские катакомбы. И нас огорошили: оказывается, это в Риме,
не знаю как у вас в Кельне, было не специальное укрывище, а специализированное вполне официальное и открытое христианское кладбище.Чудовищных размеров и пропорций. Я хотела спросить -- а куда вывезли кости-то? (Все могилы пустые). Но не успела: сыночек (тот, который старший, естественно) ткнул меня локтем в бок и прошипел, чтобы я со своим акцентом молчала в тряпочку (экскурсия была немецкая). Там было 30.000 могил, а всего
катакомб в Риме 60. Рим вообще весь ненормальных размеров...

> Недавно узнал, что, перед тем, как заслать тебя, в Регенсбурге побывали
коллеги - православные братья-филологи -  К. и М. - с миссионерской целью.
> Тут целая куча вопросов

Вот именно. Во-первых, чьи коллеги? Во-вторых, почему ты считаешь, что они
меня заслали? И почему в таком случае у меня до сих пор нет передатчика и
спецкарты?

>Были ли там уже, к тому времени, православные общины?
> Кто их туда позвал(или - подсказал)?

Куда и кого? И где? И кто кого? И почему? Это уже в чистом виде стишок из "Алисы".
Но если ты имел в виду свв. Кирилла и Мефодия, то ты неправильно поставил вопросы. Как минимум, тогда не было разделения на православных и католиков, -- раз. Во-вторых, побывал тут только Мефодий: он тут сидел в церковной тюрьме за попытку перевести церковные тексты на моравский язык. Оба брата были абсолютно лояльны по отношению к римскому папе и все время обращались к нему за помощью от византийцев (будущих православных). Но
филологи и в те далекие времена никому не были нужны. Византийских (греческих) общин тут, разумеется, не было, поскольку не было греков. "Обыкновенные", разумеется, были, в Баварии очень древняя церковь. Шестой век как ни в чем ни бывало, и это только сохранившиеся церковные сооружения. А так, в принципе, непрерывная традиция от самых римлян, то угасавшая, то разгоравшаяся. С одним древним святым из Регенсбурга связан сюжет оперы "Иоланта". Какой-то француз взялся написать роман по житию "нашего" святого, но кого-то испугался, и вместо разбойников у него получились девушки, вместо
святого -- восточный целитель, вместо герцога, который велел утопить слепую дочку как котенка -- добрый король Рене, который поет: "... если грешен я, за что страдает ангел чистый?... Я за нее готов принесть корону, власть, свои владенья..." Как бы не так.

М.


20.09.03 04:43

Вместо Жучки – внучка, вместо внучки – бабка, вместо бабки – дедка, вместо дедки – репка. Тянут-потянут – никак верхнее «си» вытянуть не могут.

Скорее P.S., чем письмо: сначала послал E-mail, потом, неожиданно,
поговорил; разве только - стишки ещё?  Если сурьёзно: мучает старый грех - гладкопись.
Специально задавать ритм не выходит: оно само, не виноватая я. Вот, вдруг, за пару дней - два стишка случилось(с августа не было). Подозрительно традиционным размером. Я уж их - и так, и эдак читал-перечитывал, - пока смысл не потеряли.
На твоё ухо опять надежда. К сему "скрепочка".
Позвони, что нового придумали врачи-вредители. Если возможно, старайся не спать на стороне удалённого зуба. Ну и, естественно, твёрдое есть, пока, также - на другой стороне. Остальное - завтра, в зависимости от ситуации.
Нет худа без добра: эти тяжёлые антибиотики - побочным действием - должны
предохранять от развития вторичной инфекции. Придётся ранке заживать.
До связи. Д.ф.



Д.Фаншель: Выбор.

В деревенское пустясь –
За Жан Жаком обруселым –
Жахнуть стопку. Как-то раз,
Невесёлым новосёлом,

Очутиться на краю
Тёмной, мокнущей деревни:
Глас коров, ревущих ревмя.
Вид пустынный. Ты – в раю.

Сам сподобился. Один.
С водкой. С книжкой Черубины.
С невозможностью чужбины.
Ты – сумел. Ты победил.

Другу в письмах прославляй
Блуд пейзанский неподмытый.
Глазом освещай подбитым
В темноте дорогу: «Бля!..»

Гостю хитро подавай:
«Ну-ка, удалась капуста?
По одной ещё?» «Давай.»
И закусим – с писком, с хрустом...

Сноп укропа, сноп петрушки –
Слава честному труду!
Заикаться, как в бреду:
«Х-хочешь к-кровушки в кадушке?»

2003.





* * *

Мой друг, отечество нам – ночь.
И лампа ночника.
Нелепых мыслей сутолочь
На тенях потолка.

И с потолка, мой друг, пока
(Всё прочее – потом )
Берём то, что неймёт рука.
Отечество нам – дом…

Ночь. Дом. Всё, что вне стен его –
Литературный трюк.
Где ты – и больше ничего,
Придуманный мой друг.


2003.



20.09.ß3  15:18
Мне лично по вкусу традиционные размеры, была бы интонация своя (а у тебя
она своя). Так что, по-моему, хорошо. Замечания:

в слове "сутолочь" ударение на ПЕРВЫЙ слог.

Не очень хорошо в строке рядом: "нам - дом". При чтении можно сделать
огромную паузу, и сойдет, а когда глазами -- то бросается в них, в глаза.

Первое: тоже очень хорошее, но, кажется, последняя строчка не оправдана
ничем вообще, и даже в качестве прямой отсылки к Мандельштаму, -- даже
отсылка должна же быть как-то мотивирована остальным стихом. Он, впрочем, и
как бытописательский вполне состоялся бы, без выводов, морали и ужастиков.

> Позвони

Я не могу позвонить, двойка-то не нажимается. Насилу до врачей дозвонились.
Поеду и буду с интересом  смотреть, что он мне еще вмастырит.

> Если возможно, старайся не спать на стороне удалённого зуба.

Своим опытом уже дошли, спасибо. Тем более что я зубной ветеран и опыт
многолетний имею.... Нет только правильного знания -- как  общаться с
немецкими врачами. Но всегда приятно, когда доктор дает заботливые советы.
От моего немца не дождешься...
M.
20.09.03  22:22

Маша, только сейчас дошло второе письмо. Вторым классом их перевозят, что ли?
Спасибо на добром слове. Мне и самому стишки не противны, иначе не оставлял
бы, но вот размер... Ты правильно заметила:"нам - дом", бим-бом.
Паузы-цезуры выпадают: размер такой. Маленький, жмёт. (Хотя, на язык просится : уж какое выдали...) Насчёт ударения в "сутолочь"- знаю, но вот, благодаря барабанному ритму, любое ударение проходит. Никак из пионерского детства не вырваться.
Со стишком "Выбор" связан "Подвиг" Набокова, мерзости деревенской жизни - как вологодской, так и подкарпатской, пьянки в этих деревнях, в которых, в какой-то момент, всегда вылезает дикий сюр - а то и ножичек. Да и сколько-то – много –  лет назад я серёзно рассматривал такой вариант, переездной: у бывшей жены, от имения в две дервеньки, остался гектар земли с садом и старым домом под Калугой.
Но от своего - тёмного, страшненького - никуда не уедешь.
Так что последняя строчка - святое. На ней весь смысл - и бессмыслица "Выбора" и держится.
А из реалий, так, когда в селе на Украине свинью режут, то первая кружка крови - резнику.
О резниках: как прошло посещение стоматолога?
Д.Ф.

20.09.03 23:29

Спасибо, Дима, у меня благодаря твоему совету, который обернулся посещением
моего же врача, все хорошо. Все прошло точно по твоему сценарию, с наложением новых тряпочек и залитием меня йодоформом или как это там называется.
Шекспировед Гилилов доказывает, что Шекспиром был лорд Рэтленд на пару с его
женой, дочкой поэта Филипа Сидни. Рэтленд кроме всего прочего, учился в
Вероне в университете в одной группе с такими Розенкранцем и Гильденстерном
(и это только одно из свидетельств в пользу этой теории). А сторонник
академика Фоменко считает, что Шекспиром был сам Филип Сидни, который к тому
времени умер, но, по-видимому, не по-настоящему, а просто они все были
английскими шпионами в органах папы римского, потерпели провал и были
вынуждены уйти на дно. Кроме того, там была масса народу повязана просто
потому, что были побочными детьми, племянниками и пр. королевы Елизаветы.
Бэкон, оказывается, тоже ее сын, кстати, вот его сюда и примешали. То есть,
по Гилилову, Рэтленд с женой устроили такой грандиозный прикол (на фоне
своей довольно-таки драматической семейной ситуации), и все вокруг них
согласились участвовать в этом заговоре и mitspielen, а по фоменковцу (в той
части его теории, где он еще не говорит о Фоменко, то есть, где он еще
притворяется здоровым и называет консервную банку банкой, а не "моей
Жучкой"), причины все сугубо политические, что тоже выглядит правдоподобно,
учитывая тогдашнюю пренеприятнейшую ситуацию (в Англии официально утвердили
англиканство и всех, кто не желал в него переходить, всячески мучили, пытали
и убивали, а католики засылали десанты с целью подрыва англиканства и тоже,
в общем-то, не гнушались методами. То есть, тотальный и повальный шпионаж в
обе стороны, масса двойных агентов, чуть что, Елизавета рубит всем головы,
не зря же она прототип карточной королевы в "Алисе", и так далее. А бедному
тетральному пайщику, фамилия которого, кстати, была не Шекспир (что
означает, как ты, наверное, знаешь, "потрясающий копьем", такая картинка на
гербе у одного из этих лордов), а Шакспер, и он, бедняга, не умел даже
писать толком (и, очевидно, читать тоже), пришлось отдуваться. Хотя ему-то
что, ему, по документам, получается, платили за то, чтобы он помалкивал  и
не возражал против использования его как подставной ( «подсадной». «Подставная» - в больницах.  Д.Ф.) утки. То есть, темная
история, но мне очень нравится, потому что интуитивно чувствуешь свежий
воздух какой-то правды, сквозь щели штукатурки..
Мой приятель-переводчик этим увлекся и перевел с новой точки зрения
зарубленные Маршаком сонеты Шекспира, и получилось здорово.

Маша

00:55
>Со стишком "Выбор" связан "Подвиг" Набокова, мерзости деревенской жизни -
как вологодской, так и подкарпатской, пьянки в этих деревнях, в которых, в
какой-то момент, всегда вылезает дикий сюр - а то и ножичек. Да и сколько-то
лет назад я серёзно рассматривал такой вариант: у бывшей жены, от имения в
две дервеньки, остался гектар земли с садом и старым домом под Калугой. Но
от своего - тёмного, страшненького - никуда не уедешь. Так что последняя
строчка - святое. На ней весь смысл - и бессмыслица - "Выбора" и держится. А
из реалий, так, когда в селе на Украине свинью режут, то первая кружка
крови - резнику.

Но из самого стиха ничего этого не вытекает, вот я о чем. Так-то контекст
всегда можно домыслить, зная реалии. М. б. ты слишком рано закруглился, м.
б. еще строк сорок надо было дописать. Лень-то матушка, она прежде нас
родилась. Я тоже что-то стала лениться, стараюсь в восемь строк уместиться,
а раньше то и дело на поэму выносило.

М.

21.09.03
Достигла Восьми Строк?  Пастернак об этом мог только мечтать: «...если бы я  мог, хотя б отчасти, я написал бы восемь строк о свойствах страсти».  Не «лень-матушка» -  в моём случае, а – жадность и нерешительность. Не дописывать надо бы, не разводить – жвачное, длинношеее – а отсекать, концентрировать – пока не начнётся кристаллизация.
Не сподобился. Но мечта осталась:
« О, если б только превозмог кишок посулы,
Я описал бы в восемь строк расстройство стула.»
Демьян Семёнович Фаншель, врач.





21.09.03 05:02

Сонеты в переводе Маршака, ясный перец, - не очень, он там жуёт мочало. А вот его
переводы Лира? И др.? Пастернак, хоть и восьмью ступеньками выше, и Шекспира он
не зарубил, а вот Лира бы - не потянул. Здесь Маршак нужен. Мамы всякие нужны.
Кстати, "cupidus", "копьё", на кухонной латыни, которая, во времена Шекспира, ещё
как была в ходу (в т.ч. и в виде эдакого, понятного всем слэнга), означало - то самое. Что ж это твой учёный приятель Шекспира без ножа режет? Хотя и
делает его пэром. А может это у него такая кликуха была:"Потрясающий
Копьём"?! Типа:"Мудило"(той же этимологии)?..  Извините, зарапортовался.
Граппы отведав.
Рад, что так обошлось с посещением праксиса. Всё будет тьфу-тьфу-тьфу.
Пока.Д.  и т.д.

05.49
Ой-йо-йой, я - старый и больной, - не говоря уже о национальности!
"Cupidus" - "стремящийся, жаждущий, алчущий" ("cupido" - "желание").
"Cuspis" - "копьё, острый конец, кончик"(ещё есть "lancea" – только "копьё").
Сначала ляпаем, потом - проверяем!
Я дико извиняюсь, гражданка.
Д.Ф.

21.09.03 21:53

А может это у него такая кликуха была:"Потрясающий Копьём"?!

Говорят же тебе, на гербе  у него, у лорда этого, был лев, потрясающий
копьем. Геральдическое животное, потрясающе геральдическим же оружием. Так
что вы и впрямь зарапортовались, милорд. Да и дозволительно разве беседовать
с дамами, накушавшись граппы. Кьянти, ну, еще куда бы ни шло.

Я же не говорю, что Маршака надо сбросить с корабля современности. Просто
он, переводя Шекспира, не мог понимать, о чем, собственно, сонеты, а поди
переведи, когда ничего не понятно, -- кто друг, кто подруга, кто смуглая
леди сонетов, а кто и вообще королева Елизавета. А надо чтобы складно вышло
... То ли дело у Лира. Все ясно и прозрачно.

М.

22.09.03 07:01

Маша, я отправил тебе письмо (насчёт "восьми строк"), вроде - прошло. А вот
в разделе "Отправленные" оно не показано. И копия не сохранилась. Может,
всё-таки, дошло? Опять компьютер барахлит.
Д.Ф.

22.09.03  12:53
Дошло. Я пожалела. что у тебя подработка 25. С другой стороны, так подработка, а так вышел бы убыток.
13:02

>Неужели достигла Восьми Строк? Пастернак о них и не мечтал( "..если бы я
мог, хотя б отчасти, я написал бы восемь строк о свойствах страсти.")

Ну, я же не о свойствах страсти.
На самом деле нет, я посчитала, все же в основном 12.

27.09.03 10:50


Маша, привет!
Как прошёл литературный шабаш? Что на Большой Земле - глобального,нового?
Звонил мне Даня Чкония: давай срочно, в течение часа, 250-300 строк: будем
в литстранице октябрьского журнала "Партнёр" печатать. Я, по своей
компьютерной бестолочности, не смог правильно отправить выбранные стишки:
всё салат какой-то получался. Тогда бухнул ему из издательского диска - всю
книгу - одним файлом: выбери, пожалуйста, сам. Теперь чешу в затылке: а ну,
как он, на свой вкус, всяких моих реальных Танечек-Леночек туда засуропит?
Да и фотография - какая-то галантерейная: другой в компьютере не было. Там
один знакомый изобразил бородатую морду на фоне молний и книг:
Зевс-декламатор. Одна надежда, что всеми этими сапогами всмятку редакция
подавится и страничка не выйдет. Аминь.
Посылаю(не вели казнить)"скрепочку". Очень просится, чтоб послали: и не
кому-нибудь. Надеюсь, теперь, до Нового года - мораторий. Кстати, с Новым
годом Вас, с 5764-м. Его же и на Руси, до указа Петра, в это время справляли.
Шана Това!



Д.Фаншель: Угль пылающий.

Плыл – жужжаньем в семи небесах – приближаясь,
Шестикрылый ли, двухвинтовой,
Махом бешенных крыл очертаний лишаясь, –
Крест кровавый нёс – знак видовой.

Между рёбер твоих пустота разверзалась,
Не удушье уже – пустота:
Как в антракте –  ещё не очнувшись –  из зала,
Так, меж рёбер – сама простота… –

Так субстанция некая, неподалёку,
Всё охвостья стихов бормоча,
Смысл пытается как-то понять, подоплёку:
Что – на травку, беззвучно, сейчас –

Навзничь? Видимо, произошла опечатка.
Замечая в последний момент:
Нимбом вкруг головы – лампа. Маска. Перчатки.
Властный голос: «Сюда. Инструмент!»

«Угль пылающий...»  –  припоминая кусками:
Хрестоматия, двойка, шалом.
............................................................................
За грудиной, где жжёт и где боль отпускает,
Ямбом ухая,
время пошло.


2003.



27.09.03 12:17 Привет.

> Как прошёл литературный шабаш?

Как раз собираюсь рассказать. Оказалось, шабаш был посвящен 300-летию
Петербурга, а поэтому на него были приглашены только питерские, или
назначенные питерскими (О. Ю. Б. назначила Киршбаума), или пишущие о Питере
(таких не нашлось). Мы об этом узнали в последний момент, но мне-то что -- у
меня о Питере на час материала, а вот Генриху пришлось сложнее, у него
только Междуречье все по большей части. Но О. Б. думала, что она нам все
рассказала. А, может, и правда рассказала, а я по головной инвалидности не
услышала. Одним словом, хорошо, что ты не приехал, поскольку ничего не
потерял и выступить бы не дали. Было нас только сама О. Б. с полным
бенефисом (ну и хорошо, о Питере у нее масса отличных строчек в прозе и в
рифму) и мы с Генрихом в качестве обрамляющих. Вроде телохранителей. Еще это
было вроде презентации уже прошлогодней питерской антологии, приезжал
издатель, симпатичный мужик и умница, но свои стихи отказался читать
наотрез, поскольку тоже не о Питере, а, как он говорит со скромностью, все
больше черный юмор. Буду у него выуживать и выпрашивать. Ну и вот и все. О.
Ю. можно в ее книжке почитать, откуда она и декламировала, а что я читала,
могу тебе в скрепочке прислать. И полный эффект присутствия, за исключением
того, что О. Ю. еще предложила залу под конец хором спеть ее стихи, зал
радостно отлкикнулся, а мы с Генрихом чувствовали себя дураки дураками. Не
петь же. Ну и вот.

> Посылаю(не вели казнить)"скрепочку". Очень просится, чтоб послали: и не
кому-нибудь. Надеюсь, теперь, до Нового года - мораторий. Кстати, с Новым
годом Вас, с 5764-м. Его же и на Руси,до указа Петра,в это время справляли.
Шана Това!

Он же начало церковного православного года ("индикта"). Так что вполне с
Новым Годом.

Я прочитала быстро, не вникая, поскольку не дают пока, на шее сидят.
Технически одна помарка : "Крест кровавый нёс, знак видовой" -- смотри. что
получается: "кровавый" -- ударение, на "нес" ударения не падает, потом
"с-з". Выходит в середине псевдослово "нёззнак", или просто "НЁЗНАК". По
смыслу получается ерунда: "Крест кровавый, нёзнак видовой", извини, конечно,
пожалуйста. Надо садиться и перерабатывать эту строчку, кровь, опять-таки,
из носа. Ничего, что я вот так вот?

М.

27.09.03  19:05
А где она, скрепочка? Вышлите наложенным платежом.
Что "Угль" ещё "не алё" - видно издалека и ежу.Это, по написанию, сразу запросилось - послать. А то с доработками и дошлифовками - проблема: дольше века длится. И кайф не тот.
"Скрепочку" даёшь?
Д.Ф.

29.09.03 08:12

Маша, бойся человека пишущего: он будет писать, пока всех чернильных
червячков не передушат. Причём, именно -  тебе, невезучей. С твоей подачи у
меня тут второй день - сплошное Переделкино. За два дня переделал всего
четыре слова, за две ночи наспал пять часов (плюс - нормальная жизнь, ночной
джаз, поездки с подругой) - чертогон, блинкомпот. ("Пишущий здоровьем". -
Новое из моих "выраженьиц". Смешное). Скажи мне: у тебя дети,"голова
повязана, кровь на рукаве", семейные заботы... А ведь антенна, настроенная
на приём Тонкого Мира - очень чувствительный и капризный инструмент. Любая
помеха сбивает настройку: всё, проехали, передачу - по просьбам слушателей
- не повторят. У тебя, видимо, очень хороший, мощный приёмник. Рассчитанный
на военное время.  
Как тебе собратья: Галина и Евса?  Ну, девки, вы даёте.
У нас, мущинок, и так: инфаркты - в 10 раз чаще, теперь ещё и в изящной
словесности - нехрен делать... Охо-хо. Посылаю "скрепочку".
Д.Ф.


29.09.03 13:38
Ды Фы!

чего ты сейчас написал, я еще не читала.

> А где она, скрепочка? Вышлите наложенным платежом.

наложенный платеж долгом красен.

Я высылаю не все из этого "питерского" чтения. В конце концов, эффект
присутствия можно создать, только послав эссе Бешенковской, а оно есть в ее
книге.  Хорошее. между прочим, эссе. А у тебя есть эта книжка?

А вообще я тебе посылала что-нибудь из "послекнижного"?

> Что "Угль" ещё "не алё"

А что такое "не алё"?

Нет, я прочитала, наконец, оценила и т. д. Но это -- только экзерсис или ты
причисляешь себя к тем, кому таки и правда вставили? Даже если экзерсис, это
все равно интересно -- и натуралистический, т. ск., разворот темы, и так
далее. Однако обрати внимание: нету описания итога. А как же гад морских
подводный ход? Был он услышан или не был? А "виждь и внемли"? Или так...
вставили и бросили, выплывай, дескать, сам? Тоже был бы интересный ход.
Просто молчанием обойти не получается. Надо бы еще дописать. И мне дико
интересно, КАК ты допишешь.

М.



Мария Каменкович: Заявка на венок сонетов.

Чу! – тьма о ночи возвестила.
Стоят над Питером светила.
Над Римом – вряд ли, Шартром – вряд,
А здесь – пожалуйста – стоят.

Под ними – бездыханный город,
Невою надвое распорот,
Весь – с островами, с потрохами:
Шуты, святые, хам на хаме,

Царь на коне, а конь на камне,
И кажет путь его рука мне,
Но я сперва спрошу у звезд:

Исакий мне заходит с тыла,
Стоят над городом светила,
И через бездну брошен мост.

сент. 2003

  



16:31

> у меня тут второй день - сплошное Переделкино.

В Переделкине и надо жить всю жизнь... :)

>"Пишущий здоровьем"

Класс! Беру на вооружение.

> у тебя дети, семейные заботы... А ведь антенна, настроенная на приём
Тонкого Мира - очень чувствительный и капризный инструмент. Любая помеха
сбивает настройку: всё, проехали, передачу - по просьбам слушателей - не
повторят.

Хоть кто-то нашелся -- с пониманием. Да что семейные заботы! Побоку их
(пусть сами кормятся), и всего делов. А вот всякая халтура, хотя и по
профессии, типа переводов всяких научных текстов, которые больше некому, и
их еще комментария. который тоже больше некому, -- вот это способно забить
любые радиоволны, никакой мощный приемник не поможет. Я просто органически
не могу взять и всех послать, того же Марковского, который, например, хочет
статью о "Крещатике", я отказала, он нашел кого-то другого, а у того не
получилось. Опять ко мне... Ну, не могу же я не порадеть родному человечку,
могучему одинокому энтузиасту. который меня печатает и денег за это не
берет... И так далее и тому подобное без конца и края. Утешаюсь тем, что,
говорят, когда начнется НАСТОЯЩАЯ передача, будет ни до чего, просто схватит
за горло и все. А пока не схватит, все бирюльки одни необязательные... Но
так ли это?... Все же более вероятным кажется другое -- успей развернуть и
зарифмовать молнию, пока она не погасла. А молния тебя за горло хватать не
будет, много чести...

> Галина и Евса?

Галина -- круто, а кто такая Евса, не знаю, не попадалась пока...

> Посылаю "скрепочку"

Да что тебе совсем не убрать это "нёс"?  Односложные слова рядом ставить --
это надо быть асом высшего пилотажа. То есть, самим шестикрылым. Или как
минимум Вячеславом Ивановым.

М. К.

30.09.03

Машенька,привет!
Снова  – пропало письмо. В нём я просил тебя написать, куда можно выслать новую книжку и  можно ли – в то же письмо -  вложить ещё одну, для Генриха – в качестве книксена за оставленное -  под прежним названием -  «Междуречье». Вобщем: телефончик-адресок у девушки спрашивал.
Так. Теперь смотрим в твоих письмах:
«Угль...», концовку дописать.  Да она, положим, -здесь, – и вопиет. Там не «как это было», а «что это было» и  - зачем. Не о себе, любимом, не совсем. Хоть люблю, порой, накаркать. У меня уже много примеров, когда что-либо эдакое, созидательное ,творческое, начинало происходить с человеком после болезни( желательно –  смертельной, с операцией-спасением). А, поскольку не все, в результате пережитого, становятся сразу пророками, то, вместо чутья на «гад морских подводный ход», тут: «ямбом ухая,/ время пошло». Т.е., не просто -  тиканьем ходиков, а другим загадочным, особым размером. Знаешь, как в сёлах говорили о человеке, перенёсшем тяжёлую болезнь?  Подняв многозначительно палец и шёпотом: «Посетил!». То ли он, то ли – его. «Вставили и бросили», - именно так, ты права. Некая сила отвела тебя от пропасти, вложила ( Спасенье, Хирург(якобы -  «хирург»)) в тебя маленький уголёк – он начал вспыхивать ямбом, - будь добр, соответствуй. Записывай послания : ты слышишь. «Виждь и внемли» - императивно.(« Категорически», - как любил говаривать Эммануил, человек с именем предсказанного пророка.) На то ты теперь – «инструмент языка. А «гад морских» пусть уж Мухаммад слышит: на то он и пророк Его.  Нам серафима-хирурга, значит, по заслугам – рангом ниже явили.
Со строчкой «Крест кровавый...» - ничего не выходит. Уж пробовал: всё, вроде, хорошо. Я заменял ( удачно), выбрасывал односложные слова – строчка гасла. Исписал листы вариантами... Пусть отстоится.
Ирина Евса, 1956 г.р. Выпускница Литинститута, но пишет – интересно. Те стишки, что в «Крещатике» - тоже хороши, но (современная болезнь!) – все в «бродском» размере и интонации. А у неё есть своё: в поисковик можно залезть: всё собираюсь + в антологии «Киевская Русь» - которую, с Ольгиной подачи, выпустил Барсуков.
Мар. Галина – это – но коммэнт. Просто – очень хорошо.
Кстати, насчёт того мужика – умницы из вашей недавней стрелки питерских..
Позвонил сегодня Ольге: «Не Барсуков ли?» - Точно, он.В Гельзенкирхене живёт. Вроде, симпатичная фигура. Из людей.  У О.Б. о нём статья в газете «Контакт». Хочешь, пришлю?
(Куда? Адресочек дайте.)
«Не аллё» - львовский слэнг 70х-80х. Типа (скривившись, покачивая головой): «-Не очень». (Или, напр., «Аллё, гараж!»: значит: «Стоп!», «Прекратите!», «Ты чего, приятель?!», «Эй, послушайте!» и т.п.).
Стишки «питерские».  Спасибо. Ибо это – хорошо.
Книжка О.Б. у меня есть. Жаль, что я не знал этого Питера: в основном – по самоволкам из казармы в Павловске + пьяные студенческие поездки.
Но двух только этих стишков в одной связке – мало. Первый («Воспоминания Марины Малич») я помню: одна щемящая нота (камертон – Вагинов). Заглушает даже ноту любви к  – почти пепелищу : много горя и смерти. Вот второй стишок : у кого получился бы пафос, а у кого – чудо. Пусть другие боятся «пафоса»; вернее, всё, что ни попадя им называют. Кому дано, тот на ощупь найдёт - золотое сечение. Последняя строфа – совсем хороша. Только, из вскрытого, распоротого Патанатомом города, через бездну брошен мост – вверх, к светилам, в астрал?  Но ты ведь, всё равно, этого мертвеца любишь ( «твой брат, Петрополь, умирает»? )! Отбросив стеснения, без всяких «потому что». Самое откровенное, простое, постыдное чувство.  И пусть отрубят голову за пафос – те, кто бездны ни вверху, ни внизу не чувствуют. Аминь.
Маленькая блошка: «Шартром – вряд», - читается не как: «вряд ли», но как: «в рядочек». Т.е.: « Над Шартром – тоже – светила всякие, не сумлевайтесь, только – окультуренно, в рядочек, по-европейски: для освещения проезжей части и мест скопления любителей шартреза.»
  На этой щемящей ноте:
Ваш кореш
  Ды Фы.

30.09.03 10:11




>Снова  – пропало письмо. В нём я просил тебя написать, куда можно выслать новую книжку и  можно ли – в то же письмо -  вложить ещё одну, для Генриха – в качестве книксена за оставленное -  под прежним названием -  «Междуречье».

да нет, не пропало, это моя преступная халатность. Я в аврале и обо всем забываю.
Kamenkowitch, Hochweg 56B, 93049, Regensburg.


>Да она, положим, -здесь, – и вопиет.
Хорошо, принято! Извини, что потребовалось объяснять. Поэт в России меньше. чем пророк! И это нормально.

>А «гад морских» пусть уж Мухаммад слышит: на то он и пророк Его.

Но это не Мухаммаду угль-то вставили, я надеюсь, ты помнишь, кому.

>Со строчкой «Крест кровавый...» - ничего не выходит. Уж пробовал: всё, вроде, хорошо. Я заменял ( удачно), выбрасывал односложные слова – сточка гасла. Исписал листы вариантами... Пусть отстоится.

А просто выбросить «нёс» тебе тоже не нравится?

>Ирина Евса, 1956 г.р. Выпускница Литинститута, но пишет – интересно. Те стишки, что в «Крещатике» - тоже хороши, но(современная болезнь!) – все в «бродском» размере и интонации.

Я, наверное, потому и пропустила мимо глаз. А в каком номере?

>А у неё есть своё: в поисковик можно залезть: всё собираюсь + в антологии «Киевская Русь» - которую, с Ольгиной подачи, выпустил Барсуков.
Кстати, насчёт того мужика – умницы из вашей недавней стрелки питерских..
Позвонил сегодня Ольге: «Не Барсуков ли?» - Точно, он.  

Конечно.

>Хочешь, пришлю?

Не знаю. Только если О. Ю. там чего-то особенного написала. Она же о нем на вечере много говорила.

>«Не аллё» - львовский слэнг 70х-80х.

Мы этого не знаем, у нас не было. И в словаре сленга нету.

>А что, если усилить эту ноту – любви к своему экзистенциальному месту-времени-городу?

Почему молодые поэты не напишут о том хорошем, добром, которого так много вокруг? О молодежных стройках, о юбилее Победы, о борьбе за мир?
Вот О. Б. так целую кантату накатала! Брать с нее пример!
Но у меня только что-то совершенно упадочное. Что видим, то и пишем. Как экзистируем, так и рифмуем. Но в книжке же, помнится, что-то еще было, особенно во второй, там такая жизнеутверждающая поэма «Коридор 12 коллегий».

Кунсткамера и вид с моста –
Какие страшные места!

(недописанное).

>Маленькая блошка: «Шартром – вряд», - читается не как: «вряд ли», но как: «в рядочек».

Так и задумано. Как двойное. Но, наверное, значение «в ряд» замазывается последующей строкой, надо бы его подчеркнуть.

P. S. Нашла тут тебе тезку во времена Алексея Михайловича, в эпоху борьбы с «ересью жидовствующих».

М.

30.09.03 18:57

У меня,просто, после отправки письмо второй раз исчезает из папки "отправленые".
Уголь (м.б. я ошибаюсь), вроде бы, никому не вставляли. Вроде, это - только
пушкинский образ. Исайе серафим его к устам приложил - и тем очистил.
Мухаммаду просто: вскрыли грудную клетку, вынули и очистили сердце. ("Прямой
массаж сердца"? В реаниматологии). А вот "жало мудрыя змеи" - это уж я не
знаю - кому присандалить. Нам с тобой?
Слово "нёс" - убирал, разные другие - вставлял. Сопротивляется
серафим-вертолёт, буксует. Пущай полежит: авось - само, - того...
Насчёт воспевания любви "к равнодушной отчизне" - сдаюсь, извините.
Письмо-то - ночное. Просто, автоматически, становишься на место того, кто
пишет (вернее, в своё ощущение, представление об авторе). Ведь не от
отчаяния и ужаса же ты стала верующей. А от - очарования.(?) Иначе - зачем.
Иначе - могу предложить другие способы самосохраняться. Вот зтого
очарования - за барабаном страха - и хотелось. Да оно, собственно, и есть -
во втором стишке. Твоя правда.
Да я ведь и сам - декадент паршивый. Но вам, вероносителям, мол, - не
положено, вам радение -  каждый день - завещано, - как птичкам. Только тебя
ещё и другая дудочка - эстетика - ведёт. Что радует.
Номера "Крещатика" не помню: раз в сто лет - целую ночь - по журнальному
древу скакал.
А что там за Демьян-еретик жидовствующий у тебя выискался?
Д.
--

01.10.03  01:55

> Уголь (м.б. я ошибаюсь), вроде бы, никому не вставляли. Вроде, это -
только пушкинский образ. Исайе серафим его к устам приложил - и тем очистил.
Мухаммаду просто: вскрыли грудную клетку, вынули и очистили сердце.("Прямой
массаж сердца"? В реаниматологии). А вот "жало мудрыя змеи" - это уж я не
знаю - кому присандалить.

Скорее всего, это уже А. С. из Евангелия взял ("будьте мудры. как змеи...")
Но я не компетентна произвести полный текстологический анализ, -- во-первых,
кто-то уже когда-то это со стихотворением А. С. проделал, просто я не помню,
во-вторых, я не так хорошо знаю Источники (Ветхий Завет и Коран).

> Ведь не от отчаяния и ужаса же ты стала верующей.

Ясно. Но опять-таки А. С. : "Однажды, странствуя среди долины дикой, внезапно
был объят я скорбию великой..."

>А от - очарования.(?)

Не тем ведь, что вокруг, а тем, что за. (Но может и преобразить, выборочно,
то, что вокруг). Вообще же -- не от ужаса и не от очарования, я бы
сказала -- вера это такое... трезвое видение вещей. Как они есть. А не то,
что поверил -- и сразу начал бегать и руками всплескивать: "Ах, ах, высокий
класс!"

>Вот зтого очарования - за барабаном страха - и хотелось.

Я смотрю, ты мои книжки ставишь на полку не читая. Там такого добра пруд
пруди. А про то, что облака не хотят больше смотреть салют, прочел и
огорчился.
ДА, НЕ ХОТЯТ! Есть чего поинтереснее.

> Да я ведь и сам - декадент паршивый. Но вам, вероносителям, мол, - не
положено, вам радение -  каждый день - завещано, - как птичкам.

Как говорила одна моя в меру глумливая знакомая: "Конечно, христианин должен
быть такой розовенький, как поросеночек, и все время радостно хрюкать" (в
порядке реакции на одного уверовавшего общего знакомого, который раньше был
скептик и насмешник, а тут стал ходить с блаженной улыбкой и перестал на
что-либо реагировать).

А почем ты знаешь, чему птички-то радуются. Да и у христиан тоже не так все
одномерно... Про Воскресение вспомнишь -- хорошо. Про Распятие вспомнишь --
уже куда более кисло. Так что все неоднозначно...
А ты еще и средства предлагаешь... Знаем мы ваши средства. Лежала со мной
молодая алкоголичка в роддоме. Водку называла "витамин". Скучала по ней
очень. Еще бы, как тараканы ночью поползут по лицу, так заскучаешь небось. А
у нашей сестры свой витамин -- он же опиум для народа. Но все равно радости
и желания чирикать эти тараканы не вызывали.

> А что там за Демьян-еретик жидовствующий у тебя выискался?

Почему у меня?!!! Не у меня, а в анналах. Там случилось так: много народу
евреев насильно покрестили при тишайшем. И некоторые стали воду мутить,
по-теперешнему называется,  лютера разводить. Но на Москве это называлось
"ересь жидовствующих". Вот был там какой-то "жид Демьянка", извини за
выражение, это, так сказать, исторический архаизм. Но ему, сколько я помню,
просто плохо пришлось, а кореша его так и вовсе сожгли. Это называется у нас
инквизиции не было.


М.

01.10.03 15:35


Маня!
Книжку твою я с удовольствием читал - и чту. В памяти - "близко к тексту" - у меня всегда плохо откладывалось. А вот настроение - да. И чудесное..."послевкусие"... что ли. Писал я только о присланных двух стишках. Просто: приятно с тобой говорить. Можно - не только о съедобном. (Хотя и о нём, родном, я вспоминаю каждый день). С четверга – и до конца следующей недели - ухожу из эфира: заместительство подкинули, очень вовремя.
До усвушення. Польской грамоте не умею.
Демьянка, жидовствующий.
--

02.10.03 14:19


О Ды Фы,

ты себе того Демьянку, мученика идеи, не шей... Надо почувствовать разницу:
тот -- насильно или вынужденно крещеный (очевидно, под именем Дамиан), и
идеолог этаких Свидетелей Иеговы в недрах Московской Руси (то есть, сторонников буквального соблюдения требований Ветхого Завета на христианской почве - чтобы соблюдать конкретно субботы, а не просто "день седьмой", который у христиан перешел на воскресенье, и проч.). Отличие от Свид.Иеговы -- в активном промовировании всяческой каббалы и проч. астрологии.
Ну, какое ты мог бы иметь отношение к свидетелям Иеговы? Положа руку на
сердце?  "Жидовствующими" могли быть и коренные русаки: суть этой ереси
состояла не в причислении себя в народу Израиля, а в этаком специфическом
протестантизме, так что название пришло исключительно от требования
соблюдать субботы и от внешности и экстерьера главных смутьянов. Так что нет
у тебя оснований подписываться именем твоего стародавнего тезки.

Получила книжку. спасибо, буду потихоньку посреди своих чудовищных авралов
ее смотреть...

Я сейчас, кстати, пытаюсь на деле обучаться сну, прочитали мы тут на сайте
"Свободы",что, например, повторяющиеся сны нужно и можно менять, и вообще
сну нужно учиться. Так что не только в метафорическом смысле... Хотя тут,
скорее, обучение снам. Интересно будет догадаться, что имел в виду ты. Сну
наяву? Сну с открытыми глазами? Почитаю, авось пойму.

М.

04.09.2003

Машенька, привет!
Поскольку всё равно – не спится в ночь глухую (спят медведи и слоны, а некоторые дяди и тёти – не спят), - поговорим о всякой ерунде. Лучше бы – по телефону, или – живьём, т.к. печатать – сразу набело – у меня получается – трудно, мало и – всмятку.
Насчёт «почувствовать разницу», так это у меня – с младых ногтей: мой папа с дедушкой ( папа был тогда младше меня, теперешнего) выжили в гетто. О своих замученных родственниках я знал ещё, когда об этом говорилось шёпотом. В принципе, я  и не должен был родиться, как не родились мои (весёлые? талантливые?) двоюродные : жидовствующих родителей поубивали. Мальчик я был впечатлительный и этот горбик ношу до сих пор. А папа, так тот – перед братьями-сёстрами убитыми виноват. Так что разницу чувствуем. Да и чисто технически: как её забыть, если тебе каждый раз – напоминают. Сколько раз при мне вздыхали – по –честному, по-взрослому: «Жаль вас тогда всех не...» Даже если я этому человеку запросто мог набить морду – руки опускались: ничего не изменишь. В отличие от тебя,  всё- таки думаю, что разницу чувствовать – лучше – не надо. Особенно с детства.
То ли дело – уйти в язык: « в христианнейшем из миров все поэты – жиды.»
Насчёт «жидовствующих»: они и были жидовствующими. Еврейская религия, в отличие от отделившихся от неё двух мировых, прозелитизмом не занимается : никаких миссионеров. И не каждого примет. Меня, например : потому что не хочу.
Насчёт, Свидетелей Иеговы. Дочка у меня там – потрясающе красивая, красный диплом и пр.(мама её постаралась, на собрания водила). Ну и что? В Питере столько всякого разного, нестерильного, а их учат: не ври, не кури, будь порядочным. Сын, в Вологде, - оченно православный. – То же самое. Никакой разницы. Я – не религиозный (но и не атеист, всё не так-то просто). Тоже – непорядочным себя не считаю. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не убивало.
Правда, в религии меня кое-что сильно коробит. Деньги, на миро ( т.е., на парфюмерию для волос) траченные, по-моему, всё же, лучше было бы отдать нищим: не духом, просто – голодным. Может, тогда бы и Иуда в разнос не пошёл. Он ведь идейным был, за идею – вроде Че Гевары – не такой уж простой. ( Казначей, если помнишь, партийный. Казну не тронул. Так что дело не в серебрянниках. Нужны они самоубийце...)  И все эти литургические, гастрономические – чего есть и когда –  и пр. споры всех пикейных жилетов мира (извини, у меня тоже свои убеждения, их надо уважать) для меня – бред. К которому я отношусь с почтением и пониманием, - пока из-за него не начинаются убийства.
Да, ещё: нет у меня медицинских противопоказаний к «основанию подписываться именем моего стародавнего тёзки». Может это какой  дальний родственник. Да и греческие имена, в период расцвета Александрии, были у культурных евреев в ходу( свой-то язык «культурные» не знали – как вот я сейчас – греческому предались), для них как раз «Септагинту» 70 сионских мудрецов и переводили.Так что, Демьян я.  Но, если хочешь, назови меня Петенькой. «Только в печь не сажай».
Маша, тон мой суров не потому, что ругаюсь, а потому, что не выспался. Этому скоро вот уж тридцать лет будет. Последние недели полторы – по 2-3 часа сплю. Отсюда –  и  интересы и название книжки. Так что ничего такого не думай, ни-ни.
И почему я у тебе такой улюблённый?
Коран Ханукович Неужель, ругатель и кощун.

03.10.03 02:43

Запустила сегодня детишку на качели и села рядом почитать твою книжку. Надо
сказать, удовольствие получила даже для себя неожиданное! И подумала даже,
что это в целом грандиозно! Скажем так: "Текст" произодил впечатление
обширного поля, заваленного полусобранными моделями каких-то машин, кое-где
вроде бы практически готовых, а кое-где только в начальной стадии сборки, а
запчастей валялось... А теперь воздвиглось, и уже работает, и колесики
какие-то бегают,  лампочки мигают, одно слово -- махина! Осталось только
кое-где подкрутить гайки (таки осталось), чтобы шарниры не вихлялись...
Вообще же -- матерый ты человечище... Конкретно писать не буду пока... Но
потом наставлю воскл. знаков, а гайки ты уж сам подкручивай...
Например: зачем ты подставляешься и признаешься, что не знаешь, почему ап.
Андрей -- Первозванный? Спросил бы у кого, прежде чем печатать... Да хоть у
меня... Потому что надо прочитать источники, не лениться, Евангелия --
маленькие!!! А тут взял и расписался, -- дескать, не читал и любого на понт
возьму, кто меня в этом упрекнет: не обязан и ваще. Если ты знал, почему он
Первозванный (потому что его первого позвали, вот бином Ньютона, тоже мне),
так зачем придуриваться? А если не знал, то, повторяю, не ахти какая
проблема выяснить.
Но это так, семечки, на в целом грандиозном фоне.

Однако не могу обойти молчанием и свое крайнее возмущение в твой адрес,
заставившее меня мысленно проговорить все известные мне интеллигентные
ругательства (и ужаснуться, поскольку интеллигент и таких-то слов говорить
не должен, тем более дама): что же ты, трах-тарарах, напечатал таки "Машу и
медведя", хотя я тебе еще в допечатном виде все про это сказала, что думала?
Да еще с посвящением?!!!  Я жутко обиделась. Нарушив свой же зарок не
обижаться. Сам ты Маша и медведь.  Вот возьму и не передам Киршбауму, пока
не замажешь посвящение во всех томах своих партийных книжек.

М.



04.10.03


Машенька, привет!
Вот отправил вчера ночное письмо – и как бы его отозвать. Такое строгое и пафосное. Я ведь  политическая проститутка, для которой Платон –  дороже истины. Причём – всегда, если Платон – друг. «Что есть истина»? Вчера в нервной бессоннице навалял вещи, которые  не надо бы тебе отсылать. Не потому, что они не верны, а потому, что могут ранить друга закадычного, - пусть даже ты и не мимоза (знаю, знаю). Не обращай, Маша, внимания. Пишущие мужики, сама понимаешь... Сначала рвут рубаху на груди, потом  всё это описывают (не путай с др. словом) на бумаге, потом ме-еленько зашивают. Уменя – «исторический» подход. У тебя «подхода» нет, у тебя – глубже( по ощущениям). Но не спорить было бы скучно. В таких случаях только, чур, не понимай спор – как ссору: а то я, когда впадаю в многоглаголание, - глаз стеклянный, речь звенит, люди шарахаются – можно чёрт-те что подумать. А это – свисток от чайника. Не обращайте внимания.
Пишу после чайку с перекусом и просмотра почты (свисток от чайника, это – оттуда). Обнаружил твоё пятничное письмо. Спасибо тебе, добрый человек, на добром слове. Оно не только кошкам надобно.  А что ж ты, Маня, трах-тарарах, на стишок обижаешься?  Там ведь дело даже не в идеологическом, - в отношении к тому, о ком речь. Даже у тебя в письме описка – по Фрейду, как из учебника: архетип из сказки накладывается. Каждому русскоговорящему читали в детстве сказку «Маша и медведь». Там – самый симпатичный персонаж в русском сказочном пантеоне: доверчивостью девочка приручила довольно кровожадное животное – и даже пирожки у него отнимала. Так что семантика стишка «Маша и слова» (« и слова»! « Маша и медведи» –  это сказочка наложилась) – двойная, если не более. Объединяет же их – тёплое отношение к тому человеку, чьё имя и фамилию (о´key, o´key! Хотя – зря) я сокращу до инициалов. Вот, ну ей Богу зря обижаешься. Мне бы на твоём месте, несмотря на ежедневную еврейскую молитву : представим себе на минуточку : было бы приятно.
С Андреем Первозванным  - следующее. (Света спит, у меня библиотека – в спальне, поэтому попробую – без залезания в источники. Как говорила одна барышня: «Это ты из головы, или – по памяти?»). Братьев – Петра и Андрея, учеников из иоаннового кибуца, позвали в числе первых, но «Первозванным» назвали только Андрея – не в Евангелии, а в православной традиции: получается, речь явно о его походе в страну Гипербореев. Т.е., он не «первозванный, а « посланный» (и, хоть крест традиционный он установил в долине между трёх гор, на которых потом сели Кий, Щек,и Хорив ( будущий Крещатик), да вот косой, Х-образный, был уже против его имени в Небесных Книгах поставлен: туда его позвали, первозванного). А вот насчёт апостола «Ондрея Жидовина» я где-то читал, клянусь мамой. То ли Корсуньская летопись, то ли Повесть Временных лет; апокрифического Деяния я не читал... – не помню. В канонических – вряд ли. Да и вообще, в Синодальном официозе – не всё ровно и бесспорно. Вот князь Владимир назван Равноапостольным, т.е. – равный апостолам, которые первые веру несли, - Русь крестил. А Аскольдово крещение Руси?! Э? Поэтому, с термином «Первозванный» мне действительно не ясно: а почему не Пётр? А если за заслуги Жидовина перед славянами, тогда, всё равно – никто не «звал», -  Перуна-то обижать. Скорее «призванный», а не «званный». Ладно, не в кликухе дело: личность достойная. Ты согласна?
Устал писамши. Продолжу утром-днём. Я тут вот усёк: ты усадила детишку в качели и села рядом  почитать. Не долго ли качался Даниил, не кричал ли тоненько: «Снимите!»?  Не стошнило ли детишку на книжку?Бедная, бедная двойная мать.
До связи.
  Ды Фы.  
04.10.03 !2:13



Маша, забыл тебе ночное письмо переправить: несколько минут тому это
сделал.
У меня просьба, очень большая. Получил вчера E-mail от сына: стихи,на
"английском". Первый раз - вдруг!.. Дело в том, что, недели две назад я
задумал литератупную мистификацию в духе О.Б.: свои студенческие 30 стишков
послать сыну в Вологду, чтобы он напечатал в каком нибудь журнале
вологодском под своим именем. Но, поскольку он никогда стишков не писал,а
его могли бы что-нибудь эдакое спросить, то оставил эту затею. Позавчера же
- снова начал это обдумывать: чем чёрт... Вот чёрт - или кто там – и пошутил :
письмо с Артёмкиными стихами.
Не знаю, рассказывал ли тебе о нём:  он - очень особенный, и история у
нас особенная (я его разыскал, когда ему было 11 лет. Мама его умерла, когда
ему было 6. Парню сейчас 20. Золотой медалист. Фобия на знакомства, боязнь
толпы: поездка в автобусе - полёт на Марс). Месяца нет, как умерла бабушка:
это была опора, которую выбило. Стихи писаны, судя по всему, в 4 ночи. Света
перевела мне с листа.
Проблема не в литературе. Я бы хотел знать: что там между строк, - чтобы
чего-нибудь не пропустить. Можно тебе позвонить: рассказать подробнее об
обстоятельствах и спросить, что ты в этом английском тексте (безграмотном,
нет, - неважно) - видишь. Это - нормальная вьюношеская мрачность, или -
стрёмное?
Приложу стишок "скрепочкой".  Д.  


04.10.03 10:54
Cкрепка со стишком не читается, пришли лучше так. На остальное отвечу
отдельно.

Нет. Ап. Андрея именно первым именно позвал Христос. А потом. по-моему,
Нафанаила. Вот так как-то. А загляни. загляни в источник, глаза не отсохнут.
ТОЛЬКО поэтому он Первозванный. И больше нипочему.

М.





04.10.04 14:22
Ответ на ночное письмо.

Которое вроде как и не мне адресовано (по впечатлению). Но отозвать ты его не успел. А я уже успела заготовить ответ.
По роду деятельности внимательно отношусь к словам и не люблю, когда их используют не по назначению. Это относится и к названию секты жидовствующих. Среди твоих родственников никаких «жидовствующих». Эта секта, куда и русских полно входило, особенно в Новгороде, тогда же и была задавлена – в семнадцатом веке. В переносном смысле не употребляется. Так что твой пафос мимо. Наследники этой секты, как я уже сказала –  сейчас – Свидетели Иеговы, но название «жидовствующие» за предел семнадцатого века не вышло, а тогда означало только «сектанты. считающие, что ритуальные запреты Ветхого Завета необходимо перенести на христианскую почву» (старый спор, еще ап. Петра с ап. Иаковом). Замучивали тех, архаических, «жидовствующих» сектантов не за национальность, а конкретно за сектантство. Между прочим, при Тишайшем замучивали вообще всех, кто осмеливался вякать. Аввакума протопопа. Боярыню Морозову. Чистокровных немецких зубных врачей-вредителей из Немецкой слободы. И далее по списку.
Судьба твоей семьи к этому никакого отношения не имеет, это совершенно отдельная история…

>Так что разницу чувствуем.
По-моему, совершенно не чувствуете…

>Да и чисто технически: как её забыть, если тебе каждый раз напоминают.

Да ты от меня впервые в жизни об этой секте услышал. Никто тебе про нее никогда не напоминал. И даже не рассказывал.
А про антисемитов мне не надо, я знаю за антисемитов. Однажды – не помню, рассказывала ли я об этом – меня православные патриоты ошибочно приняли за полуеврейку, и я еще и на своей шкуре кое-что интересное испытала.

> Насчёт «жидовствующих»: они и были жидовствующими.

Полное ощущение, что ты абсолютно не врубился. Они были первыми русскими протестантами. Или ты не знаешь, что такое „протестант“? Объяснить? Лица еврейской национальности выступили в роли катализатора, поскольку читали Ветхий Завет, а русские в массе не читали, поскольку и на старославянском-то было не достать, а в литургическом употреблении (на церковных службах) библейские тексты используются очень мало – только псалмы и по большим праздником книги пророков кусочками. А лица вроде твоего тезки – крестившись – привнесли свое знание и вопросы, на которые тогда по дремучести никто не знал ответов, но русский люд ужасно разволновался, поэтому сочли за лучшее на всякий случай всех репрессировать (разволновавшихся в том числе). И задушили ранний протестантизм (или какую-то его несостоявшуюся русскую вариацию) в зародыше.

>Еврейская религия, в отличие от отделившихся от неё двух мировых, прозелитизмом не занимается : никаких миссионеров. Не каждого примет.

И при чем здесь иудаизм? Ты хочешь меня просветить насчет иудаизма? Таки спасибо.

>Насчёт, Свидетелей Иеговы. Дочка у меня там – потрясающе красивая, красный диплом и пр.(мама её постаралась, на собрания водила). Ну и что?

Действительно, ну и что?

>а их учат: не ври, не кури, будь порядочным.

Их учение состоит не только в этом.
Мусульман учат точно тому же: не пей. не кури. будь порядочным. И баптистов. И вообще всех остальных. И что?

> Так вот: нет у меня медицинских противопоказаний к «основанию подписываться именем моего стародавнего тёзки». Может это какой  дальний родственник.

Подписывайся так кому другому. Кто это слово неправильно поймет. А мне скажи спасибо за отысканную историческую справку, и привет. Сам бы ты в жизнь на нее не наткнулся, это было в каком-то малотиражном научном сборнике какой-то провинциальной академии Наук. Не присваивай чужих титулов, их еще заслужить надо. Не исключено, что ты. заинтересовавшись, поднимешь сейчас исторические материалы и выяснишь, что тебе эта секта симпатична. Но чтобы стать ни с того, ни  с сего таким сектантом, пришлось бы сначала, к примеру, креститься у Свидетелей Иеговы. Тогда заслужишь право. (Православные, католики и протестанты их крещения не признают). И перестать пить курить и выражаться. В добрый путь, как говорится.

  > тон мой суров
мой тоже.
Цыганский мотив, да? «Хор наш поет! Тон мой суров!» Хорошо смотрятся односложные слова – вот как раз тот случай.

Конец ответа на ночное письмо.

>Не потому, что они не верны, а потому, что они могут ранить друга

C твоим другом Платоном сам разбирайся... Меня ранить трудно, стреляешь-то ты мимо цели, я в другой стороне стою. И думаю: куда это он стреляет? Не в Платона ли? А Платона не трожь, он мне тоже друг. (И истине он друг. Проблема выбора надумана).  

>потом ме-еленько зашивают.

неужели сами?!!

>У меня – «исторический» подход. У тебя «подхода» нет, у тебя – глубже( по ощущениям).

??? Мимо…

> Но не спорить было бы скучно.

не вижу пока никакого спора. Со мной. А если ты с кем-то воображаемым споришь...


>на стишок обижаешься?

На стишок я обижалась (вернее, как раз тогда не обижалась, а терпеливо разъясняла) раньше. Мы об этом говорили и я объяснила, почему он не по делу и не катит. И ты даже понял. Но, оказалось, не понял и даже не задумался. А потом – после этого – напечатал с посвящением – вот на что я обиделась. Будто без этого стиха книга бы отощала. Какие поэты жадные пошли – всяко лыко в строку тянут. Чтоб не пропадало. Если уж написано.


о его походе в страну Гипербореев

и о его плавании на плоском камне вверх по Днепру, да? Хорошенький у тебя исторический подход.

>Да и вообще, в Синодальном официозе – не всё ровно и бесспорно. Вот князь Владимир назван Равноапостольным, т.е. – равный апостолам, которые первые веру несли, - Русь крестил.

Так он же возвел в статус гос. религии. С моей точки зрения, это никак не делает его равноапостольным, но мотив – такой. До него все были попытки частного характера.

>А Аскольдово крещение Руси?!

Разве Аскольд не был язычником? С сестрою его Лыбедью?  И о массовых крещениях народу при этих братьях я что-то не слышала. И «Аскольдовой Могилы»  не слушала (это. кажется, опера была такая?)
Но церквей там было и до Владимира страсть, там раньше побывали ирландские сранствующие монахи, да и варяги к тому времени были уже христиане и без обеспечения своих культовых потребностей не соглашались идти в дружину.

>Поэтому, с термином «Первозванный» мне действительно не ясно: а почему не Пётр?

Петр – Первоверховный, не путать. И что-то я вообще не помню, чтобы его звали или призывали. Его НАЗВАЛИ (Петром). Он, как помнится, сам из лодки выскочил и побежал навстречу. Его имя даже используется как нарицательное для обозначения особого религиозного типа – которых и позвать не успеют, а они уже сами бегут, все побросав. Очень, кстати, симпатичный тип. Петр был  –  такой простой,  горячий еврейский парень по имени Кифа.
Термин «Первозванный» – не русский, а общехристианский, изначально. И в Риме  он точно так же называется. Русские еще на пальмах сидели, а он уже так назывался. Апостол Андрей то есть.
Я думаю, про всех апостолов можно сказать, что они были «личности достойные», но про них ведь – за небольшим исключением – ничего не известно. Про Андрея в том числе. Никаких личных характеристик.

>Я тут вот усёк: ты усадила детишку в качели и села рядом  почитать. Не долго ли качался Даниил, не кричал ли тоненько: «Снимите!»?  Не стошнило ли детишку на книжку

Это взрослого может стошнить на него глядючи. А снять – только силой. Он же большой.
А вот книжку Киршбаума я запачкала вареньем. не заметила где чья и читала чужую.

М.

06.10.03


Маша, привет!
Звонил сыну в 22 (у них была полночь) – занято. Отлегло немного: жив, значит, подлец, да ещё и в интернете сидит. Юнкер Шмидт из пистолета не хочет застрелится.
Отвечаю – по письму – сверху вниз.
Слово «жидовствующие» (тьфу, вот слово привязалось) я употреблял, т.ск., ирони-цски. В том смысле, в котором его употребляют кувшинные рыла из Охотного ряда ( или – из калашного: кто охотничью берданку на АКМ сменил): у них врагом могут выступать только жиды или жидовствующие. Т.е., не соблюдающих кошера моих родственников, я, опять же – ирониц-ки – называл «жидовствующими». Но, что тех, серьёзноназванных, что этих, -  поубивали. Такой вот еврейский юмор. Бьют, товарищи учёные, доценты с кандидатами, не по паспорту, это я и хотел сказать. А по морде.
Секты «жидовствующих» не совсем были сведены. Вернее, последняя, целое село в глубинке под Рязанью (бабки, валенки, колхоз, люди 100% русские), снялась и выехала – целым  селом в Израиль в 90-х?  Были ли они протестантами7 Я смотрел докум. фильм по телевизору: молельный дом, имена: Моисей, Исаак, Сара. Тора в свитке( показано было, как её торжественно готовили к исходу). Ничего новозаветного не упоминалось. Скорее – обломок Хазарии.
Аввакума при Алексее Михайловиче ( не знал, что его называли ещё и Тишайшим) только сослали: сначала в Тобольск, потом в Мезень( я там был, пиво пил). А вот замочили его, вернее, сожгли, якобы, по указу 10-летнего Петра, уже при Софье.
Кстати, о Софьях. Врачей-вредителей ещё при другой, венецийской,  Софье – Зое Палеолог мочить начали. Выписала она из Венеции врача, «мистера Леона», жидовина. Царевича тот не спас. За что и был убияху.
Свидетели Иеговы – как наследники и продолжатели «жидовствующих»? Не сильно ли? Христа они чтут, как Сына. Никаких таких еврейских штучек. Кроме одной: Бог един и не троится. Раз Сын, то и будь сыном. Армагеддон – уж совсем  Иоанново. Всё это привиделось дядьке Ч.Расселу в 1872, в Америке. Где Киев, а где – дядька?! Тогда уж всех- всех протестантов надо отнести к жидовствующим. А это уже – охотнорядская семантика: пусть нам Лютера тут не чинят.
« Их учение состоит не только в этом. Мусульман учат тому же:... И что?»
А то, что Свидетели Иеговы никого никогда не взрывали и не вырезали (в отличие от тех же мусульман). Их самих – оченно. В концлагеря свозили вместе с евреями ( как жидовствующих?). Только вот мисионерство их уж больно смиренно-назойливое, неприятное. А мне лично они не только не симпатичны, у меня ещё к ним счёт – за дочку. Но я готов до последнего стоять за их право на свою жизнь. Полноценнуюю (Пока они никого не вырезают и не взрывают). Потому что мне хочется, чтобы так поступали и с евреями.
Насчёт стишка с посвящением – ну ты права: жаден, дево. Скуповат был Ваня бедный.
Аскольдово крещение Руси: 860г., упоминания скудные ( о Владимировом, что ли,  - богатые?. Тоже был хорош христианин: ок. 3 сотен жён: у всех князьков-вассалов дочерей брал. Оно и безопасней: когда ехал в полюдье, так не «на вы», а – к тестюшке с тёщей, поживиться. Что он с ними со всеми потом развёлся, что ли? Да любой мужик даст тебе верный ответ.) В то время было 3 восточнославянских объединения: Куявия ( отсюда Киев. Ещё там – Чернигов, Переяславль.), Славия (будущ. Новгородская Русь) и Аскания (Причерноморье, Тьмутараканье). То ли он Куявию крестил, то ли Асканию (Аскания- Нова?). Офиц. церковная история не очень любит эту тему: «умерла, так – умерла». Вобщем, - «Аскольдова могила».
И ещё – про загадочного довладимирского крестителя Аскании.
Он ведь – из малюсенькой рюриковой дружины : сначала всю Русь приватизировали. Потом – именем своего племени страну нарекли : захватывают Киев ( это какой же князь добровольно отдаст землю пришельцам? И, сомнительно : какой такой «народ», какую такую телеграмму – «порядка нету тчк



.....

10.10.03 03:53
> Мне мой парень ещё один стишок прислал - с мертвяками-червяками. Бог с
ним, пущай упражняется - лишь бы не плакало.

А ты уверен, что ты должен жить вдали от него? Случай-то сложный. Не мое
дело, конечно.

>> Даже если выкинуть к чертям свинячьим первые три,

Но-но! Полегше! Вы, там! Мастера слова, понимаешь. :)

>то у Иоанна, в протоколе самом "аутентичном", Андрей, опять же, - ну никак
не Первозванный, не перво-званный - и всё тут: их двое было. Только, не с
Симоном в спарке, на этот раз, а с кем-то др. из Боговой дюжины. Я ведь в
"Докладной записке" ничего не отрицал: у меня там - вопрос возникает.

Я одного не пойму, -- ты взалкал справедливости? Но где ж ее искать? Надо
посмотреть для интереса, каким именно словом ап. Андрей называется на других
языках. На латыни там. Ради исторической правды. Но про украинскую
историческую неправду остается только забыть. Из-за чего сыр-бор разгорелся?
Оттого, что ты в книжке об этом заговорил не разобрамшись. То есть, не то,
чтобы ты разбирался. разбирался, кучу книг перелопатил, а вопрос остался. А
просто: не посмотрев в святки,  да бух в колокол. Чем и я все время грешу
(потому и у других на это остро реагирую).

М.

10.10.0322:35
Ну вот, консенсунс: «вопрос остался». Я же не решение предлагал, - вопрос.
Кстати, в полусне перепутал "Докладную записку" с "Культурн.
мероприятием".
С сыном - посложнее. Там ещё ведь и опаска, что уведу, сманю. Меня привечают
как родного (без иронии). А вот усыновить..:  какое-то невнятное-непонятное-завтра -подождёт-нету справок. Два раза приезжал, пробовал, было дело. Много всего.
Плюс: а со мной и не каждому - бархат.
Это с тобой я Сахар Медович, а так - медведь в берлоге, могу и в настроение
прийти. С Артёмкой этого уже нельзя, он уже по взрослому может обидиться.
Раньше надо было начинать. Тогда и рявкнуть можно - раз в сто лет, в
воспитательных целях. Для молодых мущинок это иногда очень важно: в чувство
приводит. А то они всё по телефону: "Поругай его, Дёмушка, поругай, может
тебя послушает."  Хрена ль.  
Ну, ладно, я тебя загружаю.До связи.
  Ды Фы.


13.10.03 01:49

Хорошо. Вот ведь не сдается человек, и все тут.

> Ну вот, консенсунс: вопрос остался. Я же не решение предлагал, - вопрос.

В твоем вопросе содержится и твое решение. Риторический вопрос называется.
"Андрея Жидовина -- кто это назвал его Первозванным?" Как я есть зануда,
добью этот вопрос.
Андрей Жидовин, кто бы он ни был, не может иметь отношения к ап. Андрею, это
мы выяснили. Значит, в твоем вопросе содержится ложное допущение, которое
тобой же и оспаривается. Вы-с и назвали-с.
И на крест косой его, разумеется, не звали, а под белы руки вели. А то у
тебя прямо "Наутилус Помпилус" получается: "Видишь, там, на горе,
возвышается крест? Повиси-ка на нем, пока не надоест..." У нас в Питере эту
песню лабухи в электричках поют, деньгу сшибают.
Интересный вопрос: в какой ситуации могут позвать на крест? Пригласить на
казнь? В каком-нибудь переносном смысле? В символическом? Разве что.

Так что на предложенный тобой вопрос ответа заведомо быть не может, как
заведомо нет и вопроса. А исследование постфактум получилось интересное.
Осталось выяснить, кто таков был этот Андрей Жидовин.

А мне прочитать само эссе, а то я выхватила фразу и придираюсь. Пойду
почитаю.
По ходу дела: отличная параллель между шагаловскими летунами и потерей веса
во время "Крещения Иоаннова".
Единственно, что по жизни все же не все тогдашние иудеи крестились у Иоанна,
достаточно ли было крестившегося "процента", чтобы задать импульс на все
века? Но это по факту, а художественно -- можно.
На чем основано безапелляционное утверждение -- "проповедовал-то он учение
Иоанна"? Я бы сказала, все-таки скорее "развивал". все ж таки есть у Иисуса
и новенькое что-то, по сравнению с ессеями и Иоанном, да? Не совсем уж такая
и "адаптация".  И непонятно у тебя -- к чему? Спрашиваю как редактор,
сурово. Адаптация бывает -- к чему-то.
Но это шпильки. Зато как закруглено красиво. И мысль! Мысль! Вот что меня
покупает. И подкупает. И восторгает, Редкое явлние. Та же Ирина Евса, вот в
последнем "Крещатике "прочла. Язык - потрясающий, образы -- ничего себе. И
все это плывет по течению, куда -- неизвестно. А мысль как же?


> С сыном - посложнее.

Вот я и гляжу. Эх.

М.

14.10.03 21:20
Hi!
Да, дитё не стандартное. Сколько вызовов присылал, сколько раз собирал на
билеты - вместе с тёткой ( сам не решится ) - всё впустую. Пробовал деньги
передавать - "не дошли": "Ты лучше сам приезжай, звони, а так - всё есть."
Детинушке уже 21-й год, а папспорта заграничного так и не сделал, всё
обещает. Домашние же в этом вообще не заинтересованы. Второй месяц обещает
дать добро: подать документы на выезд; я бы приехал (Папа в метрике у него
- еврей: там все мои данные, кроме фамилии. Она - "Г-ов".  Яврей).
Всё-таки, мамы должны быть - традиционной ориентации.И папы. Или жить
бездетными парами.Гуманность - ребёнку.
Так, ану-ка, чего там у нас, какую Вам тут ещё козу можно сделать?
Насчёт "Жидовина" - читал, ей Богу. Найти не могу. Отступаю, кося злым
глазом (без ссылки-то). Насчёт "Первозванного": если ты мне скажешь, мол
вот там-то и там-то сказано, что он первый был зван, а не в паре (в
Евангелиях, включая и Иоанново, этого не найти), тогда я паду ниц, пребывая
в ужасе пред силой доказательств. А вот насчёт того, что "на косой крест
его звали", ну, замени эту форму на старинную, торжественную: "призвали".
Призвали всеблагие. Поэтически: призвал Тот, кому от сына было Моление о
Чаше. А,"что касаемо" адаптации, так тут кузен иоаннов не "адаптировался к
чему-то" (он, как Че Гевара, не очень-то адаптируем), а: адаптировал учение
кузеново для иноплеменников (поди-ка, соблюди 600 запретов, если ты не
еврей и это - не с детства). На мировую революцию замахнулся. Апостолы - те
дальше пошли: субботу на воскресенье перенесли, обрезание уд оставили на
усмотрение самих уд и пр.: облегчённая религия. Опять же, поэтиц-ски:
адепту ничем, кроме адаптации, заниматься не гоже. На словах: "развивал
учение" кое-кого передёргивает (и правильно: не забыли рек вавилонских!).
Как же бы мне хотелось, чтобы ты обо мне была того же мнения, что и о
Евсе... Мысль, она что, она в делах Аполлоновых - не первая статья. У
любого доцента с кафедры философии её - много больше, чем у нас у галифе.
"Поэзия должна быть глуповата". Я за соловеистость стою. За розы.
Вот только: умище-то, умище-то - куда деть?
А то: сидим мы с умищем в Мюнхене, в ус не дуем, а тут выходит такая, тихая
Маша и, негромким голосом начинает ТАКОЕ петь... Мы с ним - с открытым ртом
- и приуныли. А ещё есть, оказывается, какая-то  Мар. Галина, какая-то Ир. Евса, -
одна другой хлеще. А у Маши - и умище, и - всё вообще...
Ничего, вот придут "мусли", вот наденут на вас паранджу,- будут вам всем
стишки!..
Д.

15.10.03 03:19

> Насчёт "Жидовина" - читал, ей Богу. Найти не могу.

Скоро поеду в такое интересное место, где все русские хроники собраны и
живет большой по ним специалист. Вот и спрошу. Но ты же и  без хроник
понимаешь, что ну не мог никто в первом веке среди славянских племен
записать прямо русскими буквами: вот, жидовин приезжал, дескать, покрутился
и уехал. Да у них там были в лучшем случае черты и резы и никакой
исторической памяти. Тут и ссылка не нужна -- только логика.

>Насчёт "Первозванного": если ты мне скажешь, мол вот там-то и там-то
сказано, что он первый был зван, а не в паре (в Евангелиях, включая и
Иоанново, этого не найти), тогда я паду ниц, пребывая в ужасе пред силой
доказательств.

Ты пойми, что меня сам факт первозванности не колышет. Почему это в традиции
сохранилось -- понятия не имею. Можно представить, что это вот был такой
общеизвестный факт в Иерусалимской общине, и там-то его еще при жизни так и
прозвали. В этом прелесть так называемой "традиции" -- она сохраняет обрывки
живого предания, переданного от одних конкретных людей другим. Что и
записывать не трудились, так было очевидно. Таких штучек и в канонических
текстах полно. Ну, Симона этого, Киренеянина, попосили крест поднести, ну,
мы же его все знаем. А скептик шипит: не было никакого Симона, потому как
ваще ничего этого вашего не было, и ваще Понтий Пилат был префект, а не
прокуратор, это после него они все стали прокураторами называться. Да суть
ли важно? А, с другой стороны, интересно же. Ну, я загляну в какие-ибудь
своды визионерских откровений, мможет, кто из визионеров эту сцену и
наблюдал. Так тут завопят: они и не могли ничего наблюдать, кроме того, что
вычитали в тех же Евангелиях и у попов услышали. Вот им сны и снятся наяву.
А почему они при этом по-арамейски разговаривают в этом сне? Ну, это уже
другой вопрос, на эту тему мы завтра поговорим, отвечают. Так что есть ли
жизнь на Марсе, на самом ли деле Андрей Первозванный или это все попы
придумали -- науке не известно. А зачем, спрашивается, тогда попам это
понадобилось? Кому это было выгодно? Не-ет, тут пахнет какой-то реальностью,
домашней такой, дружеской. Как там будет по-арамейски "первозванный"? Уж
наверняка не так торжественно.

>А вот насчёт того, что "на косой крест его звали", ну, замени эту форму на
старинную, торжественную: "призвали".

А почему ты думаешь, что первым? Я точно не знаю. Но, кажется, первым все же
Петра. Опять-таки, поеду сейчас по делам в Рим, на месте и выясню. Там это
все как вчера было.

> а: адаптировал учение кузеново для иноплеменников (поди-ка, соблюди 600
запретов, если ты не еврей и это - не с детства).

Прокол. Кузен Иоанна для иноплеменников (во время своей земной жизни по
крайней мере) ничего не адаптировал и вообще не раз повторял, что пришел
проповедовать "овцам народа Израилева". Адаптировал -- ап. Павел, который
Христа при жизни не знал. И ужасно ссорился из-за этого с остальными,
например, с Петром, которые считали, что нельзя ничего адаптировать и пускай
иноплеменники сами адаптируются. Небось, нечего, дескать.

> Апостолы - те дальше пошли: субботу на воскресенье перенесли, обрезание уд
оставили на усмотрение самих уд и пр.: облегчённая религия.

См. выше. В Иерусалимской общине первых христиан соблюдался еврейский Закон
неукоснительно. И ничего никуда не переносили. Воскресенье вообще считается
День Восьмой, между прочим, и там много всяких тонкостей. Как ты правильно
догадался, это все страшно интересно. Кто перенес? Когда? В какой момент?
Ну, Иерусалимскую Общину разгромили, и в следующий раз иудеохристианство
подяло голову только вот сейчас в Израиле (и в россии начала века чуть было
не расцвело, только не успело из-за революции). А когда складывались все
остальные "облегченные адаптации"? Большинство, видимо, вокруг Павла. Но
вообще об этом мало известно. Только в последнее время занялись всем этим
подробно. Мне попадаются только клочки и урывки сведений.

> Как же бы мне хотелось, чтобы ты обо мне была того же мнения, что и о
Евсе...

А напрасно. Что это вдруг мужик будет сочинять женскую поэзию?

>Мысль, она что, она в делах Аполлоновых - не первая статья.

Цветаева говорила, что мысль -- главное. "Сперва обольщусь мыслью..."

> У любого доцента с кафедры философии её - много больше

У него не мысль, а неизвестно что.

>Ничего, вот придут "мусли", вот наденут на вас паранджу,- будут вам всем
стишки!..

Такой матерый человечище, а на поэтэсс ориентируется. Давно уже сам с усам.
Куда там Евсе... плосконькой.

М.


15.10.03 12:11

Да, насчёт Симона Киренеянина, случайно узнал. Там, перед распятием, чтобы
усилить приятное - принято было бичевать. Причём в плётки вплетались такие
острые штуковины - чтобы рассекать кожу. Если бичевали "стационарно"
(привязанными на спец. станке), то, потом (в целях дезинфекции), раны заливали
уксусом и посыпали солью. Углубление для уксуса было предусмотрено у
каждого "станка. После этого, человека,с рассечённой кожей и адски
разъедаемыми ранами, заставляли нести  крест к месту казни. Подгоняя его
бичами. Не все выдерживали, падали. Тогда зондеркоманда, в гетто особо не
углубляясь, выдёргивала первого попавшегося: "А ну-ка малый, давай, неси."
Вряд ли они сами вызывались: это всё равно, как если бы, в сталинские
времена, прохожий подбежал к "воронку": "Дайте-ка я вам забраться подсоблю.
Что семье передать? Может, за папиросами сбегать?" Тут даже каменной силы
тёзка - бодигард Симон-Пётр - отрёкся, отступился. Правда, потом опомнился
и, как самурай визжа, отсёк какому-то гаду ухо.
Кстати, о Петре. Где-то я читал (опять не помню где), что Пётр, вроде, был
римским гражданином ( может, - кто другой? А то как же - с Андреем? Может
ты знаешь?) Но, если это было так, то, с чего бы его распяли( пусть даже
головой вниз: это более быстрая, менее мучительная смерть)? К римским
гражданам смертная казнь через распятие, по закону, не применялась. В
римском обществе - вообще раздавались голоса за отмену казни распятием -
как антигуманной. Ну, какое-нибудь сожрание зверями - ещё туда-сюда. И
продукт не пропадает, народное добро.
Симон-Пётр: было ли у него право на ПМЖ, римский аусвайс - или нет?
  До связи.
Д.


15.10.03 15:36
> Да, насчёт Симона Киренеянина, случайно узнал.

Да, да. Верно излагаешь. Только еще руки привязывали к доскам креста, чтоб
если уж упадет -- то фейсом об камень.

> отсёк какому-то гаду ухо.

Это. кажется. у Марка. считают, что Марк -- этотот самый юноша, который
убежал, оставив в руках солдат покрывало. Сын того ессея, в доме у которого
ученики и Христос справляли ессейскую Пасху.

> Кстати, о Петре. Где-то я читал(опять не помню где), что Пётр, вроде, был
римским гражданином ( может, - кто другой?

Павел был. Поэтому ему "только" отсекли голову. А Петр, Андрей и проч. были.
как я понимаю, НЕ граждане.

> Симон-Пётр: было ли у него право на ПМЖ, римский аусвайс - или нет?

Если я правильно понимаю, у всех жителей империи было ПМЖ на ее территории,
а гражданство -- не у всех, но я не специалистка в этой области. почему у
Павла был римский паспорт, а у других не было? Тайна веков.

М.

15.10.04

> Hi!
> А куда ты поедешь - где все русские хроники собраны и мужик там учёный:
всё по цепи ходит и всё знает? Расскажи интересное.
>Д.

Я же говорю -- в Рим. Там у меня русские приятели-слависты. А почему ты
решил, что именно мужик? Среди них и дамы есть.

М.

16.10.03 01:52

Маша, что это ты, как Гоголь, в Рим зачастила? Ох, охмурят ксёндзы! Среди
славистов-мужиков - дамы есть. Страсти-то какие! Опасный город.
Береги себя.
  Ды Фы.

17.10.03 00:01
>Маша, что это ты, как Гоголь, в Рим зачастила?

А что не ездить? Бархатный сезон. Дом на берегу моря, понимаешь. Приятели. Я
там немножко работаю, так что дорогу оплачивают.

>Ох, охмурят ксёндзы!

Там не ксендзы, а патеры, причем сразу иезуиты. Но кроткие и безобидные.
Папа Римский выпустил запрет -- православных не охмурять! Только кормить и
финансировать -- может быть, подобреют?
Так что я в безопасности.

>Среди славистов-мужиков - дамы есть. Страсти-то какие!

Вот смотри, что я называю неаккуратность мысли: сам же придумал мужиков, сам
же и испугался. Никаких мужиков. Только синьоры. И много русских летописей.
Но где мне там искать твоего Ондрея  Жидовина? Хоть приблизительно?

М.

17.10.03


Ах, не знаю я, Маня. Видели его где-то в городе Киеве, в логове змиевом, в
центре, возле станции метро "Крещатик". Ходили также слухи, что помер он,
те же римляне и порешили. А что ты за барщину там отрабатываешь? В
бархатный сезон. В Италии. О, счастливица. Ессть ли также у иезуитов и
мужские монастыри, где требуются на сезонные работы истопники и подпаски?
А кстати, что это за библиотека такая, - с древнерусскими рукописями, чья?
Ды Фы.
17.10.03

> >А что ты за барщину там отрабатываешь? В бархатный сезон. В Италии. О,
счастливица. Ессть ли также у иезуитов и мужские монастыри, где требуются на
сезонные работы истопники и подпаски?
> А кстати, что это за библиотека такая, - с древнерусскими рукописями, чья?

Ну, я не знаю, как еще изъяснить. Старые приятели у меня там. Слависты.
Библиотека у них дома. Иезуитов я не трогаю и они меня не трогают. А что за
барщина, я потом расскажу, там надо еще уточнить детали. В любом случае не
очень хлебная. С социала не слезу.

Переживаю я за тебя с твоим детишком. Но ты прав, иной раз присутствие
родителя под боком может и подпортить дело, причем как следует. Так ты не
написал (или не знаешь?), кого там он из фантастики читает, кроме Желязны.
На Толкина вышел, уже хорошо, но можно еще и дополнительно ведь
подкорректировать круг чтения, даже на расстоянии. Саймак там. (К примеру).

М.

17.10.03 04:13
Кажется, больше - Желязны. Подкорректировать... Два раза из Кёльна в
Устюжну чемодан книг пёр. В Устюжне всё и осталось, в Вологду не поехало.
Для этого надо, чтобы почитывающий папа был с детства рядом - или
почитывающие друзья. Дочке, вот, в Питер с детства посылками слал - с тайным
умыслом. А ей, кажется, кроме Бианки ничего читать так и не дали: религия.
Не халям-балям.
А жить совсем вместе - поздно. Представляешь - в Вологде ли, в Кёльне - два неудачника-холостяка с непростыми характерами - в одной квартирке...  Нет повести печальнее на
свете. Так: я его хоть своей энергией подпитываю; иногда, скупо, - одобрением (лучше бы - материально). Всё остальное - маниловские прожекты : "А вот, неплохо бы между нашими имениями - такой - мосточек проложить..."
Тут у меня опять сонно-бормотательный стишок случился. Можно послать тебе
"скрепочкой"?  Больше читать - некому.
  Д.
  Д.Фаншель:


Дыра в стене.



От непрошенных запахов, криков – закрой
На задвижку: пусть, через препону, порой
Проникая, как крик муэдзина, в окно,
Дрязга громкая снизу доносится.  Но –

Под сурдинку.  Разгневанный уличный вой –
Отдалён ( за стеклом ).
Ощущается свой
Пропадающий вес – на пружинах весов –
Под качанье матраса уютных рессор.
(Мягкий. Спальный. Купейный. – Щелчок. На засов.)
Под бутылки разбитой стреляющий звон,
Оглушённый окном. Пьяный ор. Сорный вздор
Подоконных, суконных, пустых голосов:
Дробным эхом глухим – через каменный двор –
Доносящих невнятную, вздорную весть...
Как подвывих:  с зевоты – в  зияющий сон...
И –  из пушки стреляй  вслед ушедшему: весь
Зачарован двойным отраженьем  –  Нарцисс –
На колышущей глади. Он сей экзерсис
Сочиняет сквозь сон:  очень выгодный дар.
Завывают сирены: и пусть себе.  Да
И вникать в голосов нестихающий хор
Лень: о чём они, дальние, там?  До сих пор
Пребывают во сне, за оконным стеклом :
Ненадёжным. Условным.
Прикрывшим пролом.




2003.



17.10.03  15:17

У меня нет технических придирок к стиху (мелочь -- С Зевоты. Ззевоты). Но
почему-то кажется, что это -- только первая половина (мысль недооформилась).
Впрочем, тебе видней. Посылай по мере написания...

>  Для этого надо, чтобы почитывающий папа был с детства рядом

Нашему старшему и целая почитывающая и пописывающая семья не помогает с
чтением...

>А ей, кажется, кроме Бианки ничего читать так и не дали: религия.

Это же она, наверное, по своему выбору записалась в "Свидетели"? С какой же
религии ей не давали читать в детстве?

Бывают, конечно, закидоны. Я знала одну дремучую бабушку, она из собрания
сочинений Есенина ножницами вырезала все, где говорилось про пьянство. Чтобы
внук не соблазнился. И родители ее поддерживали. Внук, естественно, когда
подрос, при первой возможности сбежал из семьи.

И с какого же возраста все они живут в отцовском отсутствии? С рождения?

Кстати, о "мирных" "Свидетелях". Почему у меня к ним неприязнь: они крайне
агрессивны ко всем "остальным". Причем агрессивны неприлично, с переходами
на личности, обзыванием "дураками и гадами" и рисованием идиотских
карикатур. В тутошних "Сторожевых Башнях" этого не видно, а вот в Питере они
распространяли совершенно запредельные брошюры. Так что люди-то мирные, а
бронепоезд стоит.

> А жить совсем вместе - поздно.

Ну, понятно, если все испробовано, мудрее всего исходить из "наличной
ситуации", куда же деваться. Любая площадка -- стартовая. Я, кстати, и не
знаю, где это -- Устюжна, в какую сторону от Вологды.

М.

1910.03

Маша, я послал тебе ответ, который писал более двух часов. Нажал на
"Отправить" и - всё исчезло с экрана! Сейчас полтретьего ночи. С экрана
исчезла часть моей жизни.
БЛИ,БЛИН,БЛИН,БЛИНБЛИНБЛИНБЛИНБЛИНБЛИ-И-И-И-И-ИН!!!!!!! Если хоть что-то
дошло - пришли мне, пожалуйста, "скрепочкой". Теперь - больше 3 букв -
только в Ворде.
БЛИН-БЛИН-БЛИН-БЛИНБЛИНБЛИНБЛИНЮЛИНБЛИ-И-И-И-И-И-И-ИН!!!!!!!!!!!!!!!!!...
Пойду - застрелюсь. !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Д.Ф.

19.10.03

Нет, Димочка, ничего не дошло, более того, почему-то и мне приходится писать
второй ответ. Первый из Ausgang`a исчез. Но ты не расстраивайся, и попытайся
все же, пожалуйста. восстановить, восстановленные версии часто бывают даже
краше прежних. Не стреляйся, пожалуйста, вспоминай курочку Рябу и ее уроки.

И у меня такое бывало, но ведь не застрелилась же я.

М.

19.10.03

Ничего не дошло, Дима, скорблю вместе с тобой. А не попытался бы ты
восстановить? Я понимаю, что это будет уже не то, но жалко же.

> Пойду - застрелюсь.

Нет, лучше восстанови. Да у тебя и пистолета нет.

М.

20.10.03 01:54

Да нет, восстанавливать пришлось бы весь "драйв". Я начал было отвечать на
письмо, потом завёлся и начал "токовать" (благо ты молчала). Так хорошо и
так в охотку я давно не токовал. Помнишь про антенну? Закончилось : эфир
опустел.
Плохо, если не умеешь писать как "про заек". Это не поэтическое,это-
недостаток.  Сегодня не хотел подходить к компьютеру - выморочный день.
Тоска зелёная. Да вот - с твоим письмом - оживился. Спасибочки. Когда в
Рим? Или ты уже там?
Д.


20.10.03 13:46

> Когда в Рим? Или ты уже там?

В начале ноября только.

Ничего, стершееся письмо осталось в ноосфере, как мы все знаем.

У Аверинцева написано, что ап. Андрея особенно полюбили и выставили на
певрый план византийцы, когда им потребовался противовес римскому Петру.
Сообщается. что Андрей проповедовал "скифам" и вообще на Балканах, а
Балканы -- это уже византийская сфера влияния. А "скифов" разработали уже в
России: где скифы, там и Киев. Наш славянский апостол. Так что еще
неизвестно, называют ли его в Риме Первозванным, нужно будет залезть в
Католическую энциклопедию. Залезла. Называют -- на основании евангелия от
Иоанна.

М.

25.10.03 03.02
Вот так вот и берись за ум. А всё - Ваши разговорчики! Видишь, до чего
доводят.
Тут - по зубной части давно пора подсуетиться, а оно всё, как-то больше, -
о божественном. В "скрепочку" его!
А в Риме есть море?
Придумал хорошее выраженьице: "Словисты".
Ды Фы.



Д.Фаншель:

* * *

Нет, не охотник, а – рыбак.
Рыбалка – интеллектуальна.
(Напрасно щёлкает абак:
Ловитва  отроду  –  фатальна).

Фатальным полнилась река :
Давно, по брегу Иордана,
Под треск языческий цикад,
Шёл от кузена, от Ивана,

Ловец людей в полдневный зной –
В полюдье, где-то на куличках.
По паре собирал – как Ной.
Дразня. И раздавая клички:

«Ты будешь – Каменев, рыбак,
Твой брат – Ондреем Беспрозванным.
Людей научишся, слабак,
Ловить. Оставь здесь невод рваный...»

Сын Слова, с видом простака,
Какие закрутил затеи! –
С одной лишь снастью языка.
Зачем же, думкой богатея,

На берегу пустынных вод,
Невидящим воззрившись оком
Не на поверхность: над и под,
Из-за туманной поволоки

Не различая верх и низ:
Тотем и аббревиатуру –
В реке, как серебристый приз –
Пытаешься поймать в натуре.

Зря расшифровываешь код
Мельканий в водах беспросветных
И гад морских подводный ход.
Внимаешь рыбам безответным...

Но удостоишься кивка
Во время мысленной отлучки:
Клюёт: качанье поплавка...
Вот повело перо слегка
От лёгкой пластиковой ручки.

2003.



26.10.03 01:23

По-моему, отличный стих, мне очень нравится тон и развитие мысли и проч. Но
надо его дожать. Вот я заглянула дареному стиху в зубы и прошлась бормашиной. Месть зубным врачам в твоем лице.

> А в Риме есть море?

А то. Мы там и живем прямо почти на берегу. Очень там замусорено и никаких
олеандров. Полчаса от центра города, но уже пригород.

> Придумал хорошее выраженьице: "Словисты".
Где-то было, увы.

М.


>Напрасно щёлкает абак:

Что это такое? Фотоаппарат такой?

Под треск языческий цикад,

Интересно, почему, когда пишут про Иудею, никогда не упоминают про цикад? а ведь наверняка они там так же зудят. как и в Италии. А почему в Иудее – «языческий»? Ты не обижаешь евреев, нет? Я думаю, они считали, у них в Обетованной Земле нет ничего языческого, кроме оккупантов.

>По паре собирал – как Ной.

Поверхностное всегда рискованно. Кроме первых двух пар, во-первых, больше по двое никого и нет. Подход в основном все же был индивидуальный. И у Ноя мы помним почему было по двое. И каждые двое были специфического подвида, а апостольские пары все-таки ничто не объединяет, они все разные, кроме двух братьев Громовых (Воанергесов). Да и те разные.

>Дразня. И раздавая клички:

Вот это хорошо…

> «Ты будешь – Каменев, рыбак,
Твой брат – Ондреем Беспрозванным.

А это просто просится в печку – пропечется и будет что-нибудь интересное. Почему Каменев, с политической ассоциацией к тому же, совершенно непонятно, я думаю, надо искать что-то другое.  Даже «Булыган» было бы лучше.
И второе в печку. «Беспрозванная» – это поэтесса такая, причем она здесь? Ни при чем. А фамилия занята, уже нельзя употреблять без намека. И смысла, что пардон. то пардон, особенного нету. И зачем украинский Ондрей? Андреем он был и до того, как надо понимать, и никто его не переименовывал.  Тоже надо что-то интересное придумать.

>Ловить. Оставь здесь невод рванный...»

С одним «н». Опять столкновение согласных: вьзд. М. б. «бросай свой…»?

>Сын Слова
У Слова нет сыновей. Тут терминологическая ошибка. Он Сам Слово. М. б. «Сын-Слово».
Дальше без сучка без задоринки.


26.10.03

Привет от старых штиблет!
Как римские каникулы?  Жаль, что нет олеандров (а чего это ты так, Маня, по-украински – на «о» - ортикулируешь? Или: «транскрипируешь»?).  Зато вы –  с Понтом: под зонтом и тентом.  А как тебе выраженьице: «Теньт».  Со «Словистом» - жаль, отправляю его обратно в ноосферу: улетай, птичка-воробей, откудова прилетела.
Стишок.  Ничего не могу поделать: барабанно-одический ритм. Если уж до одического настроения доходить (его же и Мандельштам не чуждался), так хоть , как в «Болеро», –  по нарастающей. У меня же – сразу в дамки: с места в карьер. ( Идея, может и -  хорошая, а вот – исполнение...)  ( Идёт парубок по Львову. Над улицей плакат: «Бей жидов, спасай Россию!»«Ну, - говорит – гасло(лозунг) – добре! Але ж – мета(цель)... )
Вот и выходит: идейное плюс одическое ( идеодическое?) да бодрый ритм – рота, запе-вай! – и все шагают в ногу. Не плачь, девчёнка.  А мне нужен – пьяный ритм, свинг, джаз. А сверху – разнарядку не дают. Сиди, мол, и жди.Сижу.  С непропечённым  стишком.
Мелочёвку, блошек всяких, конечно, поисправлял, отполировал. Заиграло -  и «дансе» танцует. Посылаю исправленный вариант. Посвящается нашим разговорам.
По замечаниям:
«Абак» - счёты. Объясняю для математических лингвистов, филателистов и валютчиков. Все они – одна шайка.
«Треск языческий цикад» - дразнилка.  Время, летоисчисление,  было не христианское. Т.е. – языческое, т.е. – извечное. Как и треск цикад ( см. начало «Культурн. меропр.»). Евреев не обижаю, - подначиваю. Да им это по-барабану: хоть горшком назови, только в печь не сажай.  Актуальная для Германии пословица.
« Как Ной».  Тут акцент – не на парность, а – на процесс спасения.  В следующий раз будет: «как дед Мазай». Кстати, их, вроде, было – три. Вроде, Матфей, 13-й из Боговой дюжины, - брат Андрея? Не помню.
« Каменев». А чего это ты на «Булыгу» намекаешь? «Правильно намекаешь»,  - говорит доктор. По старику Фрейду. «Оружие, мол, пролетариата». Сама теория коммунизма и практика-тактика партийного строительства – се попытка следовать въевшимся в кровь и плоть религиозным архетипам.  Корректируемая, как и всегда и везде, подавленными инстинктами.  У меня в начальном  варианте было прозвище «Глыба» (см. фамилия - «Глоба» ). Хотел написать стишок «Мирро», об Иуде : с чего он вдруг пошёл вразнос, - не за тридцать же серебренников, партийный кассир. Не получилось. Идея есть, стишка – не получилось.  Потому как -  « должна быть глуповатой».
А поэтессу  Беспрозванную не знаю.  Знаю только поэта  Бездомного. И  поэта Демьяна Безумного. Эта, что ли, тоже – из «Мастера» персонаж?
«Украинский Ондрей» – не украинский. По-украински: Андрiй. Но ты права: украинское  оканье здесь – нарочно. Оно же и – старорусское(поморское, поволжское). Тут и перекличка с «о» в сл. «Беспрозванный», «Первозванный», и  приближение – «искусственным старением» имени – к легенде о Крещатике.
« У Слова нет сыновей». У Слова есть сыновей. Это, может, у «слова» его нет. А вот у Слова (которое было  - сама знаешь кем) – был сынок. Довольно способный.  Начнём спор о Троице?  Ему уже: 2000 – 33 лет. Придётся выслушать много мнений.
А бросают ли ещё монетки в море в последний день?  Монетки славистов.
  Ды Фы.


26.10.03
Не заметила никаких исправлений в стихе. М. б. ты ошибся и прислал старый вариант?

>Жаль, что нет олеандров (а чего это ты так, Маня, по-украински – на «о» - ортикулируешь?

А ты что, считаешь, что олеандры пишутся через «а»?

>отправляю его обратно в ноосферу

уж ты ее изрядно обогатил.

>«Треск языческий цикад» - дразнилка.  И время, летоисчисление,  было не христианское. Т.е. – языческое, т.е. – извечное.

??? Оправдываться все мастера. Язык-то подвешен. Что ж ты язычникам отдаешь время? Не ихнее оно, время. Сознайся, что сначала написал, а теперь подбираешь объяснения.

>« Как Ной».  Тут акцент – не на парность, а – на процесс спасения.

Объяснение не принимается. По тексту стихотворения – акцент именно на парность. «По двое».

>В следующий раз будет: «как дед Мазай».

А почему не в этот? По-моему, экстра-класс.
Почти Моисей. по бессмысленному созвучию.

>Вроде, Матфей, 13-й из Боговой дюжины, - брат Андрея? Не помню.

И я не помню.

>« Каменев». А чего это ты на «Булыгу» намекаешь?

А кто такой Булыга? Или что такое булыга? Каменев – знаю, что такой. А тут не знаю.
Я только для примера. Хорошо бы ты сам что-нибудь нашел.

>А поэтессу  Беспрозванную не знаю.  Знаю только поэта  Бездомного. И  поэта Демьяна Безмозглого. Эта, что ли, тоже – из «Мастера» персонаж?

Нет, известная современная поэтесса, хорошая. Полина Беспрозванная.

>«Украинский Ондрей» – не украинский. По-украински: Андрiй. Но ты права: украинское  оканье здесь – нарочно. Оно же и – старорусское(поморское, поволжское). Тут и перекличка с «о» в сл. «Беспрозванный», «Первозванный», и  приближение – «искусственным старением» имени – к легенде о Крещатике.

Но в стихотворении это не пришей кобыле хвост – вот я о чем. Тоже не принимается.

>« У Слова нет сыновей». У Слова есть сыновей. Это, может, у «слова» его нет. А вот у Слова (которое было  - сама знаешь кем) – был сынок. Довольно способный.  Начнём спор о Троице?  Ему уже: 2000 – 33 лет. Придётся выслушать много мнений.

Спор о Троице начинается с того, через «и» это слово пишется или через «е». Прежде чем спорить, нужно изучить орфографию, да?

М. б. у тебя какие-то свои идеи о Троице? М. б. ты основатель новой религии?

>А бросают ли ещё монетки в море в последний день?  

В Риме бросают монетки исключительно в фонтан Треви. Это там, где купался, кажется. Мастрояни в фильме, который я не смотрела («Сладкая жизнь»?)  Недавно поймали какого-то бомжа, он лет десять с этих монет неплохо кормился.

Я, конечно, жесткая дамочка, ты уж прости, но учти, что это еще вполсилы. В полную силу нельзя. Полетят клочки по закоулочкам.

М.

27.10.03

Наши плодотворные дискуссии помогли  и мне закончить один старый стих.
Считаю своим долгом тоже его послать, раз уж ты спросил про море.

М.



Мария Каменкович:

* * *

Нелюдимо это приримское,
Тирренское море, –
Ни одной триремы,
Красное солнце тонет в тумане.

Я стою, отдирая от кожи
Щупальца Третьего Рима.
Впрочем, был только Первый, –
Я ловлю Историю на обмане,

На подделке, подлоге: свернули в марево Трои,
В поражение, на дремучую тропку Энея,
В сумерки, в вечный туман, а греческие герои,
Не оглядываясь, уплыли
  туда, где эгейская гладь синее,

На своих ослепительно белых судах,
всех, а не половинным списком,
В белый блеск победы,
в будущее Эллады.
Я согласна на Третью Элладу.
Третьеримским изыском,
третьеримским сыском я пренебречь готова,
Лишь гражданством, пожалуй, нет.
Пригодилось же Павлу.
«О, яду мне, боги, яду».

Или нет, с героями – скучно:
чересчур весомо и зримо.
Крит накрылся, а на фоне Крита Гомер – молодой дикарь и зануда.
Или уйти пешком в пустыню, на место будущего Иерусалима,
Натянуть там шатер – и уже ни ногой оттуда?



28.10.03 01:40

Привет, остраядамочкаклочкипозакоулочкам!
Очень мне твоё последнее нравится. Это то, что я себе желаю:
завораживает сам ритм, раскачивающийся метр, фонетика, а потом только
замечаешь, что написано чертовски хорошо, что "идея" - тоже на месте, хоть
и не на первом, что она вписана в рыдание, как инь в янь. Что автору - тоже
в кайф выпевать строфы. Что у тебя в зобу задирает жалкую морду резонанс -
и начинает выть вместе. Завидки берут. Практика у тебя с твоей теорией
идут, к счастью, в разные стороны: нет, нельзя в эпоху после Бродского на
одной идее и хрестоматии выезжать. Это - как романы после Освенцима. Увы
мне и ах! Довёл же меня чёрт родиться с душой и талантом не в 19 веке... А
может был бы жидом-шинкарём и ваших книжек не читал?!
Блошки в стишке:
Два раза "белые" в строфе: белые наступают и выигрывают. Поменяй-ка, лучше,
окрас посудин, хотя бы до середины списка. А то какие-то белые
эмалированные тазы получаются.
Ну а Иерусалим.. Не историк я, но, уже в Библии, царство Урарту упоминается
(не путаю ли я его с городком Уром?). Во всяком случае, шумеро- семитская
культура и поселения - круче и древней крито-микенской. Хоть там и
Атлантида-разатлантида.
  Про того ихтиандра из фонтана я читал. До 300 баксов в день зарабатывал -
плюс социал. Голова! Пальца в рот не клади. Есть ли там ещё денежные
фонтаны?
Д.Ф.

28.10.03 13:06

Нет, а где стихотворение-то? Которое ты, по твоим словам, правил? Уходишь от
ответа?
>  Практика у тебя с твоей теорией идут, к счастью, в разные стороны: нет,
нельзя в эпоху после Бродского на одной идее и хрестоматии выезжать.

Я не считаю, что надо выезжать на одной идее. Я считаю, что стихи без
мысли -- пустышки. Но мысль может быть не рациональная, а "поэтическая", т.н.

>А может был бы жидом-шинкарём

Типаж не тот. Ты бы зубы заговаривал.

> Два раза "белые" в строфе: белые наступают и выигрывают. Поменяй-ка, лучше, окрас посудин, хотя бы до середины списка. А то какие-то белые эмалированные тазы получаются.

Посмотрю, возможно ли. В Риме все время хочется белого, поскольку там только охра.

> Ну а Иерусалим.. Не историк я, но, уже в Библии, царство Урарту
упоминается (не путаю ли я его с городком Уром?). Во всяком случае, шумеро-
семитская культура и поселения - круче и древней крито-микенской.

Урарту -- это древняя Армения. Ур Халдейский -- уже Вавилон. Кто там из них
был раньше, навскидку не скажу. В любом случае хетты (индоевр.) были еще раньше. Но я-то выбираю в итоге Иерусалим. То есть, пост-семито-шумерскую цивилизэйшн. Языческие цикады не влекут к себе дикую, но разборчивую славянскую душу.

>Есть ли там ещё денежные фонтаны?
Только один.

Но ты все равно от ответу не уклоняйся... А не зубы заговаривай...

М.



29.10.03 01:48

"Привет!" - отозвался кювет.
Теперь я буду только такое писать. Меньше чернил. Экономно. А тот, про рыбачков, - что переделанный, что недоделанный - не очаровывает и дансе не танцует. Пущай себе в углу постоит: авось одумается. Паршивец.
Слушай, а ты слышала - и что ты слышала про Карла Рашке? С его критикой "чистой" теологии, с деструктуризацией её "по Дерриде". С использованием хайдегеровского Дома Бытия. И – главное! – выводом - выходом – синтезом (очень нравится) : "Неявное Присутствие Божественного?" (Не теология какая: само слово мелко и неверно. Не религия: теологии нет, Тео-Дао нет, даже не космогония: не в ней дело и не о ней речь.)
"Неявное Присутствие Божественного". Здорово? Карл Рашке. Ушки правда у Рашке - и кантовские, и индусские - с нирваной, и даже кастанедские чуть торчат. Но - чудесная философия. Молодой, мужик, - послевоенный. Кто таков?
Если знаешь про Карла что интересное - типа: что там у них с Кларой - напиши.
В риме Маша мыла раму: Риму - мир. В Риме море.
Ды Фы.


29.10.03 03:44

>  А тот, про рыбачков

Нет, ты положительно уходишь от разговора. Боком так, боком... Аки краб.
Нет, ты, того, насчет Троицы, все же объяснись.

>- Слушай, а ты слышала - и что ты слышала про Карла Рашке, с его критикой
"чистой" теологии, с деструктуризацией её "по Дерриде", с использованием
хайдегеровского Дома Бытия и - главное! - выводом - выходом - синтезом:
"Неявное Присутствие Божественного?"

Да я давно уже поняла, что ты не лаптем щи хлебаешь. Не слышала я ничего про
Карла Рашке. Где нам.

"Боюсь я, Барт и Деррида
Мне не наделали б вреда..." (Кривулин).

Я и Дерриду-то не читала, только у людей видела. В наше время стыдно,
конечно, не цитировать на каждом шагу Дерриду. А мне и неоткуда.

> "Неявное Присутствие Божественного". Здорово?

Но можно и без кавычек. Без кавычек тоже здорово. Но "явного", по-моему,
насколько я знаю, как правило, и не бывает?

> В риме Маша мыла раму.

Не дождутся.

М.

30.10.03  04:37

Насчёт Троицы, - чего, насчет неё и объяснять нечего: у кого троится, у кого - двоится (Он да Его Дух, а сына - побоку), а у кого и вовсе – Аллах акбар, Господь - един, не делится, не разделяется.
Конечно, влечение к замужним еврейкам, пусть и девственницам, для любой антропоморфной субстанции - не похвально, но, по-человечески, понятно. Тогда, конечно:
Троица. "Каждому своё", - как говорит старший нордический брат.
Собственно, заканчивается стишок тем самым – признанием Неявного Присутствия
Божественного. Что даёт повод несколько иронично отнестись к простому и
понятному миру катехизиса. Но - с теплом (см. первую половину стишка).
Написал я всё это, прочитав в советской брошюрке о Рашке. Очень увлекло. А, поскольку я люблю всяческие реферативные сообщения (иначе ничего в жизни не успеешь) то и о Дерриде - кроме 2-3 статей - читал так же. Скучная эта Деррида.  Так что - тем же лаптем... А
вот Барт (их - несколько, но этот - тот самый), Барт - интересен и стоит прочтения. Правда, и у него я не больше читал. Хрен с ними. Зато мы  - люди учёные и "ботаем по Дерриде".
В риме Маша ела кашу: Риму - пир.
Ды Фы.  


30.10.03 13:17

Димочка, это последнее письмо до моего отъезда, просто для закругления темы.

Мой пафос был вот в чём: на твоём уровне стихописательства уже нельзя делать фактических ошибок или пускаться в фантазии по поводу чужих религий и культурных традиций. Был бы графоман, с тебя и спроса бы не было. А ты такой могучий человечище, понимаешь...Если ты говоришь «Слово», ты ссылаешься на христианскую традицию, и изволь быть аккуратен, хотя впервые о Логосе применительно к иудейскому богословию, заговорил, как ты тоже, не удивлюсь если знаешь иудей Филон Александрийский в порядке языческо-иудейского диалога, а германская русскоязычная еврейская газета и вовсе на том месте, где должны были бы соединяться пролетарии, ставит лозунг «В начале было Слово». Тоже в порядке диалога? Скорее, в порядке незнания, что откуда берётся. Но им можно, они просто газетчики, а ты поэт, тебе нельзя. Дилетанским богословием заниматься поэту не пристало – тем более вчуже и со стороны. Вот и всё, что я пытаюсь до тебя донести.
В твоём последнем письме, где ты как раз пускаещься уже в богословие, сразу фактическая ошибка ( в словосочетании «к замужней еврейке» - первая часть неверна). А вторая часть богословского отступления позаимствовала у поэзии то качество, которое должно быть ей, по Пушкину, присуще. Уж что пардон, то пардон

> что даёт повод несколько иронично отнестись к простому и понятному миру катехизиса.

Да? Простой и понятный? Опять-таки, сказано со знанием дела, ничего не могу сказать. Да в катехизисе нет НИЧЕГО простого, понятного и тем более антропоморфного. Но твой пафос как раз прост, понятен и антропоморфен, то есть, ничто человеческое и так далее. (Могу побиться об заклад, что у тебя катехизиса на полке нет, между прочим. Разве что враги подбросили). И сама грешу тем же: голову в мешок и – вслепую – в сражение. А нельзя. То есть, можно среди приятелей, а в стихах нельзя.
Право даёт только глубокое знание. Не буду же я говорить, что у меня есть право с доброй иронией говорить о высшей математике. Или, скажем, о хасидизме. Нет у меня такого права. Только право поступить в университет на соответствующий факультет, грызть там соответствующую науку и молчать тихо.

> В риме Маша ела кашу:

Нет, читала Дерриду, у них там его книгами все шкафы забиты. Зарание предвкушаю.
Ну, до через две недельки.

М.


17.12.03 15:20

Дима, привет. Какая сложная гамма чувств удерживает тебя от того, чтобы
дернуть меня за косичку? Неизвестно. Ну, так я тебя дерну и заранее
поздравлю с новым годом, а то неизвестно, где я в ближайшее время окажусь.
Возможно, что далеко от компьютера.
Свяжемся в н.году, если ты, конечно, жив и в порядке...

Маша

18.12.03 00:03

Маша, привет!
Что означает "далеко от компьютера"? Надеюсь, это - географическое? Что
случилось, почему невесёлые мысли? Ответь. Потом поздравимся.
Д.

18.12.03 12:56

> Что означает "далеко от компьютера"? Надеюсь, это - географическое?

Не вполне.

>невесёлые мысли

А, по-моему, мое письмо было достаточно веселое.

>Ответь. Потом поздравимся.

Уже меня при компьютере практически нет. Так что поздравимся сейчас, а в
следующий раз уже очень потом.

Маша

23:57
Маша, что случилось? Со здоровьем? Обследование? Ответь, пожалуйста.


20.12.03 11:37
Дима, привет. Я же сказала, что меня нет в пределах досягаемости. Просто
отпустили на субботу погулять. Нет, ничего страшного, очередная операция,
противно только, что вдруг. Да, так что тебе мешало дернуть меня за косичку
до всех этих драматических происшествий? Впрочем, твой ответ я теперь
прочитаю не скоро. И все равно. И тем не менее.

М. К.


05.02.04 14:34
Машенька, ещё раз: с рождением!
Здоровьичка побольше и кыш-кыш-кышь - всем неприятностям!
Позволь послать тебе семь новых стишков: семь - число хорошее.
Насчёт вашей фотки. Пошёл самым простым путём ( принцип бритвы Оккама.
Шутка.): набери на яндексовском поисковике "Мария Каменкович". На фотку
надо неск. раз щёлкать - чтоб увеличить. Прилагаю "скрепочки". В дальнейшем
компьютерную переписку на время исключаем: послушайся старого еврейского
доктора. Он же - старый еврейский больной. Буду изредка звонить. И не давай
Толкину себя замучать (почему-то лезут в голову ильфпетровские "Толкин,
Чалкин, Малкин и Залкинд").



Демьян Фаншель: Иван.

Окает и говорит по-вятски:
На Иване держится Россия
(От России рифмы ждёшь, но все я
Растерял в рассеяньи дурацком).
Горячусь в ответ, беру за лацкан.

За меня же праотцы, вестимо,
Головой, златыми ли устами,
Отвечают.  Святцами вместимы,
Имена семитские здесь стали
Избранными Библии местами:
Собирай, Иван из Палестины.

Все Джованни, Яны и Хуаны,
Жаны, дон Жуаны, Иоганны –
Должниками возвратятся в срок...
Голова, скажи, что будет далее.
Шарят пальцы, не найдут сандалии.
Не развяжут чей-то там шнурок.


  2004.


*  *  *


Кричащее, разорванное мясо:
Не трогайте меня: оно – везде!
Почти по горло –  воющая масса –
В последней –  дикой, навсегда – беде:
Как ночью, в прибывающей воде.

Что камень точит. Бесконечны волны
Безумной боли –  маятник Фуко.
В своём уме и при рассудке полном,
Кто припасёт мне золотой укол?
Преподнесёт знакомою рукой

Старинный шприц – серебрянный, фамильный,
С тяжёлой внутривенною иглой,
Кто склонится с улыбкою умильной
Над сгибом локтевым: тепло, тепло...
( Давно тому:  морфин – перед игрой,

Тот самый шприц, дождавшаяся жила:
Молчанье – золото, мычанье – серебро,
Кровь – ртутью тёмной – оживала, жило –
И слово игрока, и бес в ребро.
И вексель подписавшее перо... )

Всего три карты: тройка, туз, семёрка:
«Двадцать одно!» - я чувствую – как он
Тогда. Нет – так, как чует  водомерка
Воды изгиб...  Последнее – на кон!
Последнее. Становится легко.

Три карты: должен взять и боль утроить.
Она и крик – взлетают высоко.
Природа неподкупна как закон.
Иглою злою, сводною сестрою –
Спас на крови.
И  золотой укол.

2003.



Подстрочник.

Имя им – легион. Имя им – тьмы и тьмы.
Термитов в темноте туннелей,
Протянувшихся довольно далеко.

Раньше они жили где-то и как-то,
Но были потревожены рёвом машин,
Сотрясением, гулом, идущим сверху...

Внезапные возможности передвижения
Использованы их разведчиками.
Использованы с нечеловеческой смекалкой.

Исподволь проникают в жилище изнутри.
Точат несущие балки.
Смешные холмики вырастают на окраинах.Не знаешь, что и делать.

Можно их просвещать. Можно говорить им
Задушевно. Рассказывать об
Архитектурных стилях:

Да, да, им уже нравится
Твоя старинная мебель.

Не отступайтесь:  сейте
Разумное, доброе, вечное  
Перед термитами.

Дуст – это против гуманизма
Ко всему живому.
Они понимают тебя, понимают.

Они по-другому относятся к собственности.
К собственной жизни. Воле отдельновзятого.
Но кто виноват?  И – что делать?

А надо – понимать.
Счастье – это когда понимают.
Они не виноваты, ведь не виноваты?
В них есть своя прелесть, привлекательность.

И пусть они бедны, неприхотливы.

Зато – хорошо вооружены.
Зато – дисциплина и вера.
Зато – легко идут на смерть

  Ради построения  Большого Термитника.

Жизнь их описана в книге
«Жизнь насекомых»:
Из описания видно, что
Наступающие – несокрушимы.

Я, сколько-то раз на дню,
В коленно-локтевой позе,
Пытаюсь жить горизонтально

(Уже случалось, что
Энтомологов отлавливали:
Они кругом во всём виноваты.

  И какого-нибудь Брэма,
  За такой текст,
Могут обвинить в нарушении
Политкорректности.

И предать
Остракизму ).
2004



Сон.

Лежат, если дом представляешь в разрезе, – послойно, рядами,
Во тьме, бормоча приоткрытыми, мёртвыми ртами,
В преддверье нирваны, в цветное кино, еженощное счастье
Вплывают, негромко храпя, принимают участье.

... а Будду, молю, не будите: сидящий под деревом знает,
Кто снится ему  (под светильником, ночью, без сна и –
Без слабой надежды:  на тьму, на сидящего сиднем Сидхарту,
На старом продавленном кресле, над Индии картой, –

Что: «Будду, молю, не будите» –  запишет в продавленном кресле),
А если, Которому Снится, – очнётся?, а если
Настырные песни адептов при звяканье меди кастрюльном,
Дурные, предсонные мысли,  в стремленье огульном

Из круга, –  в один центробежный порыв колеса дхармачакры,
Сносящего почву родную, последние акры –
Достигнут, летя рой за роем, последних пределов, пробудят
Того, кто Сидящим Под Деревом вечно пребудет:

И сон прекратится, и снящийся существовать перестанет
Бесследно. Лишь – строки нелепые:  робко, намёком, местами...


2004.



05.02.04 15:22


О Д.Ф.,

>кыш-кыш-кышь

Это твой стиль в разговорах с женщинами?

> Насчёт вашей фотки. Пошёл самым простым путём( принцип бритвы Оккама.
Шутка.): набери на яндексовском поисковике "Мария Каменкович".

А ты знаешь, сколько там "Марий Каменкович"? С полсотни. Я же скандальная
личность... Это мне надо полдня сидеть, чтобы найти эту фотографию.

>В дальнейшем компьютерную переписку на время исключаем

У меня же куча корреспондентов... Не говоря уже о присланной на срочную
вычитку книге в 500 страниц...

>И не давай Толкину себя замучать

Поздно.

>Толкин, Чалкин, Малкин и Залкинд

Прикол! Отлично. Вот это меня развеселило.

М.


07.02.04 7:11

Привет, Дима! Я вернулась из больницы с очередной порцией благодетельного
яда внутри и наконец села прочесть присланные стихи. На мой скромный вкус --
грандиозно. Ты вошел в зенит. Продержись там подольше. Пошли себя в
"вавилон-ру". Как тебя еще раскрутить -- я и не знаю. А надо.
По старой привычке, ты еще иногда позволяешь себе нехорошие рифмы:
волны-полном, Фуко-укол-рукой, иглой-тепло.
Но уже их почти нет. Так, родимые пятна.
Спасибо за фотографии. Я люблю эту -- жалко, что она потерялась. Это первая
научная конференция, организованная Толкиновским Обществом С.-Петербурга в
1996 году. Все эти мальчики, отображенные на фотографии, давно превратились
в солидных дяденек и в основном занимаются -- помимо основной работы --
научным изучением трудов Толкина. Очень мало кто выпал из гнезда. Потому что
от Толкина просто так не эмансипируешься. Это цепляет. И заставляет изучать
побочные дисциплины (историю, языкознание, философию, богословие и проч., и проч.)
У меня теперь месячный отпуск. Думаю (и надеюсь), отлежусь немного и встану
в полном смысле на ноги... И допишу "Эссе об Облучении".

М.


08.02.04 13:35

Эх, Маша, кто ж ещё доброе слово скажет, кроме тебя! Спасибо на добром слове, добрый человек.
Но там ещё и о некоем твоём эссе шла речь. Я, как говорится, опять : "Пастернака не
читал, но..."  Свои впечатления посылаю. Примите и проч.
Д.Ф.



Д.Ф. : Знак.

На Машино
« Эссе об облучении ».

Что здесь ты забыла, ну что привело
Попробовать прелесть и этой отравы?
Что рыскала векшей, искала зело:
За дьяволом влево, за ангелом вправо,

За тем, чем от казни разнится казна?
Восточных царей привыкание к яду...
Но если лишь это – владения знак,
Хотите, и я – на иголочку сяду?

Включай облучение: фокус – левей.
Немецкие лекари, эк вас задело
(Свеченье экрана. Лучи в голове.):
Стоят на подхвате – чтоб не улетела.

Где грубо, как лёд пробивают пешнёй, –
То вспыхнет обломком стиха, то стихает –
Что знак-зодиак задевает клешнёй.
Что знаками –  в полный экран полыхает.

И – фокусом – спас, превращаемый в Spass:  *
Объект описанья, с отсылкой на Google
Всех – с постными, скорбными...
Дудки! Я – пас.
Я думал...  А это – пылающий угль.


2004.





Spass (нем.) –  шутка, забава, потеха.
Google –  интернетовский поисковик



08.02.04 16:52

Чувствую, впечатлили тебя, Д. Ф., мои мытарства. Да, кстати, восточных царей
мы тут тоже все время поминаем.
Стих опять хороший... Но пресловутое эссе еще даже не набрано (теперь рано
или поздно наберу).И называться оно будет не так. Лучше бы сослаться на него
как на "Ненаписанный мемуар". Однако если в стихе речь идет не о конкретной,
а о лирической героине, то удали, пожалуйста, "Машу". Долой прямые отсылки.

М. К.

23:38

Спасибо, Дима, я получила книжку. (книжка Гандлевского : тексты, воспоминания.  Д.Ф. ) Конечно, это совсем другой жанр, нежели чем у меня -- в недописанном пока "Облучательном Мемуаре". Но все равно это все близкое и родное. С той разницей, что его оперируют в советской больнице и это первая операция. Но все равно брат по разуму. Хотя и не по жанру, как я уже сказала. Марковский такую прозу любит публиковать. Со школьными шуточками времен семидесятых и большими богемными пьянками.
Ну, что ж, и школьные шуточки хотят места в памяти народной.

М.

12:32
Машенька, а у меня захлёб какой-то пошёл: одна стиха сменить другую спешит... Может, валерьянку попробовать? (Хотя, помню, как она на моего кота действовала.) Боюсь, как бы не началось разжижение какчества. Не утерпел присобачить "скрепочку".
  Д.


Д.Ф. :

*  *  *

Ночное всплытие. Отрыв –
Под снега ровное паденье.
От ближних факт полёта скрыв.
От обаянья обалденья

Офонаревшее окно.
Неукоснительность закона
Паденья хлопьев. Но дано
Как бы – парение балкона.

Взмыванье кокона с тобой –
Над снежной тьмой, своею крышей:
Всё относительно. Отбой
Тревоги: что там дальше, выше?

И выше –  холод-кислород.
Простые радости простора.
Ты понял всё наоборот?
А это – старость. « Рим, который...»

Как бы – обратное кино.
Невнятные ориентиры.
Бездонное глазное дно.
Во тьме летящая квартира.

Над нею броуновский бред –
За роем рой – невыносимый.
Пустое дело, явный вред –
Не забывать все эти зимы.

Их глыбы тёмные и мглы
Перечислять – пустая трата.
Припомни, как снимал углы:
Увы – не фотоаппаратом.

Как  выдержку меняли дни.
И фон там сер. И крыть-то нечем.
Не все детали там видны.
И уголок, где ты – засвечен.

И их альбомные листы
(На снимках – знанье перспективы)
Надёжны, серы и толсты.
А за последним – негативы.

  2004.






11.02.04. 18:12

Д. Ф., этот стих, как мне кажется, хотя и не достигает вершин, где расположились
предыдущие, но входит в ту же обойму.
Спасибо еще раз за Гандлевского -- хотя я и не считаю его сильным поэтом, а
вот как-то в жилу пришлось. Читаю и собираюсь прочесть от обложки до
обложки.

М.


01.03.04 13:47

Дима, для твоего развлечения -- смешные картинки моего питерского приятеля.
Лучших там, увы, нет: пока не раскрутился -- успел всех одарить. И поминай
как звали.

Маша.

www.petrovichbook.spb.ru/pic.asp


02.03.04 04:58

Привет от старых штиблет!
Чудесные картинки. Приеду, - посмотрю всю страницу ( спать
осталось пять минут, потом - в дорогу. До пятницы.)
Как ваше ничего?
Посылал ли я тебе военно-мальчуковые ностальгиц-ские фотки? А, кажись, и - нет.
Сейчас пошлю ( другим письмом, т.к. они, фотки, у меня в "Аутлуке").
Как тебе март со снегом?! Ёклмн, /§ №%::ёпрст- - - : не правда ли?  На это у них денег
хватает... У некоторых лысеющих и короткостриженных кое-что мёрзнет. И -
март на дворе. Я возмущён.
Рад получать от Вас весточки. С лошадьми и пр. боевыми слонами - особенно.
Д.Ф.



02.03.04 05:32
Кажется, не удалось выслать ( фотографические натюрморты в стиле голландцев-фламандцев, классная стилизация, с советской ликёро-водочно-закусочной тематикой): то компьютер задумывался, то какие-то английские мене-текел-фарес на экране появлялись: в эту ночь у него не получилось.
А эта серия у меня уже давно: когда-то приятель из Чикаго прислал; другим корреспондентам доходило в оригинальной упаковке. Ну да, ладно, пущай его. Компенсирую животным стишком ( т.е., как и те рисунки, - о хорошем животном). Это у меня был друг, чёрный кот Лишай.
Пора бегать по крышам, мяукать.
Д.Ф.

Д.Ф.  :

Сон о коте.


Он, почему-то, здесь, - из нервного
Девяносто первого,
Дурного. Из
Проблемы виз. Из
Последней его конвульсии
Под столом. Из
(Oh, mist!)
Отсутствия пульса. И
Суматохи. Отъезда.
Из зева подъезда. –
Он здесь, наш кот:
Тринадцатый год
Топлёное молоко пьёт чёрного
Кота, точёного
Из камня сна
И комля древа
(Корнями – в храп):
Из розы зева –
Душа кота.
Прекрасно знать,
Что, чёрный раб,
Он никуда:
Топленое молоко –
Рядом, недалеко
(Боком, боком –
К срамным молокам).
Наш кот пьёт чёрное
Молоко: учёное,
Пододеяльное,
Слабо томлёное,
Сном утеплённое.
Связь идеальная:
Белого, чёрного.
Ставлю на чётное.
Игра Кота –
Всё та же:
Из-за куста –
В весёлом раже,
В притворном гневе.
Но сон – как невод.
Но ухнем в яму.
Но – взмах хвоста.
Но – в норку, влево,
С неслышным « мяу».
За эхом: «Я-я!..
Мы-ы!..»

2004


05.03.04 12:36


> Кажется, не удалось выслать

Удалось-удалось. Очень ностальгично. С другой стороны, имеет место
приукрашивание действительности. Газеты были всегда рваные, бутылки --
пыльные, огурцы -- чахлые. Иначе у меня лично ностальгия не включается. И, к
тому же, до боли не хватает открытой банки с консервами "Завтрак туриста".
Посылаю и я тебе родившийся у меня во время последнего посещения больницы
стих.

>Пора бегать по крышам, мяукать.

Неужели у тебя тоже кот в качестве тотема? Ну, не ты первый. У меня, правда,
тигр.
Желаю хорошо, по-мартовски оттянуться.

М.



М.К. : На установку мне «порта» (переходника) 3 марта 2004 года на отделении хирургии университетской клиники города Регенсбурга (Бавария).

Моею жизнью молодой
Врачи особо дорожили
И «порт», плюющийся водой,
Мне в грудь отверстую вложили.

Сказали мне: «Не прекословь»,
И все подробно разжевали,
И лили мне отраву в кровь,
И проверяли пульс – «жива ли?»

Китайцы, йоги, гоу хоум.
Жизнь, выбирайся из берлоги
В Европы медицинский холм,
Где обитают полубоги.

Любой, как полтора кота,
В снега альпийские закован…
Стекло, металл и чистота.
И common это, и uncommon  –

Зачем иноприродный  сей
Дворец воздвигся на планете,
На чей сплошной шахсей-вахсей
В замок подглядывают дети?





05:37
Кто бы, не знающий тебя, прочитал, подумал бы:"Во девка, весёлая! Горя не
знала, над святым смеётся. Видать, никогда не болела. Везёт же, блин!"
Маша, ты как человек учёный, скажи мне: что такое,"порт"? Подозреваю, это
не то, что я пил сегодня, за 6,90? Но, тоже –  чего-то спасительного. Буду дули
крутить, чтоб помогло.
Вам - алаверды - последний "зимний" стишок в "скрэпочке".( У нас сегодня
ночью, вдруг, снег пошёл.).
Д.  и т.д



Д.Ф. : Сувенир

«Ты держишь меня, как изделье...»
(Б.Пастернак, «В больнице»)

Стеклянный шарик, вещь в себе:
Встряхнём – и жизнь пойдёт слоями.
Изобретать велосипед
Не надо: острыми краями

Здесь квадратуру исчислять,
Последним заниматься делом
В угодьях дробного числа:
Подарок принимают целым.

Свидетель сдвигов временных,
Неверно понятых пришествий,
Любитель редких, именных,
Медитативных путешествий,

Чей взгляд скользит по кривизне
Стеклянной глади сувенира
И отражается извне
Чужого внутреннего мира,

Ночной, убогий птолемей
Под тёмным сводом атмосферы,
Механику держи в уме:
Пусть музыку играют сферы.

Кто создал населённый шар:
Стереометрия вращенья?
Когда начнётся превращенье?
И где разместиться душа?

Встряхни державною рукой
Мирок, мещанскую обитель.
Или нечаянный покой
Дари, неспешный повелитель, -

Пока ты здесь; а за стеклом,
Неся заряды снеговые,
Вверх, под немыслимым углом,
Во тьму промчались верховые.

Поплыли рыбы в высоте:
Косяк – кругами, рой за роем.
Куда ты смотришь? Сам ты где,
Дружок, печальною порою?

Здесь, там, внутри. Метель метёт.
И рыбы плавают печально.
Всё утрясётся. Снег идёт.
Невесть откуда. Изначально.  

2004.




08.03.03 18:33

>Кто бы, не знающий тебя, прочитал, подумал бы:"Во девка, весёлая!

На самом-то деле -- мрачная и вечно недовольная окружающим миром.
Сострить -- это да, это пожалуйста. Но острить -- не значит веселиться.

Однако не вижу в своей стихореплике ничего пышущего здоровьем и посягающего
на сакральных коров. Наоборот -- виден изрядный личный опыт, по-моему. Я,
конечно, чужими глзами себя не могу прочитать... И все же...

> Маша, ты как человек учёный, скажи мне: что такое,"порт"? Подозреваю, это
не то, что я пил сегодня, за 6,90?

А я думала -- ты, как доктор, знаешь. Это переходник такой. Круглая  штука.
Ее вставляют в грудь под кожу и потом через нее делают все инъекции прямо в
сердечную вену. Вот я лежала под ножом с местным наркозом и крутился в
голове Пушкин. Но я решила снизить накал. На угль мне претендовать рановато.
А потом этот порт промывают страшными количествами воды. Чтобы не слипся. И
вот теперь хожу с ним.

>У нас сегодня ночью, вдруг, снег пошёл.

Отличный стих. У нас тоже все время снегопад.

М.

08.03.04  

Машенька, прочитав сей стих, хочется как-то развеселить обладателя такого опыта, сделать вид, что всё хорошо и смешно. Да и протрезветь я, как раз, не успел именно от португальской бормотухи «Порто», за 6,90.  Конечно же, там всё «немножко» наоборот. Но представь себе некоего Васю Пупкина  (не путать с А.С.Пупкиным!), который ни тебя не знает, ни стишков в руки не берёт. И убрать последнюю строфу с шахсеем-вахсеем (зачем ты туда детей мордами тычешь, садистка?). Вот Вася Пупкин и воскликнул бы: «....».  Ну а я записал.
К сожалению, всё в твоём стишке прочитывается: всё, что там написано. И – не.  Но не будем о весёлом.
О портах (ударение на 1-м слоге) слышал, слышал о таких штуковинах. Разве, что зовётся она «порт» ( «несущая»(?): „omnia mea mecum porte“,  «воротная»(?): ср. «воротная вена» - “vena porta“ ) не знал.  Так ты теперь, выходит, - подшитая?. И в завязке? А как же Ваш любимый праздник 8 Марта?
Тут было о «чтении чужими глазами»...  То, что, кое-кто, себя чужими глазами читать может – свидетельствую, не сумлевайтесь. Иначе не было бы в твоих стихах того, что есть.А чьими глазами не получается – так и не надо, упаси нас и сохрани: оне не там ходють и не то читають. А то и не читають, - вовсе.
Маша, а давай песни воровские сочинять?!  На базарах в ларьках играть будут. Народ станет любить.Вчера передавали юбилейный вечер поэта Дементьева и пели песни на его стихи, на всю Россию. Первый исполнитель – личный друг, Кобзон! Не то, что мы, нищеброды. И звать никак. Задушевные тексты. Например, в одной песне припев (девочки поют тоненькими такими голосами): « Красота спасёт мир! Красота спасёт мир!..» А мужик с микрофоном и баритоном – рыданьем: «Но мы спасём красоту!»
А ты говоришь... Так и ударил – по всей этой шелупони и мелкотемью –  Красотой!
Да, до этого показывали в новостях: на Афоне был какой-то дикий пожар. Сгорело всё, что могло гореть. Каким-то чудом (?) спасли лики и библиотеку. (Это – к вопросу о монахах-сандалиях: всё-то у вас там, на Афоне – по блату.).
Маша, это – второе письмо. Первое – традиционно – ухнуло вчера в Яндекс (далее – через трубу –опять -  в ноосферу. Без следа.).  Ну не блинкомпот?! Ну – !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!,,,,,,,,,,,,,,,,...............ю – матросы, сержанты и старшины!
Далее, чтоб не материться злобно и грязно, разрешите заткнуться  и откланяться.
В Ворде – оно вернее!
Д.Ф.


08.03.04

>хочется как-то развеселить обладателя такого опыта, сделать вид, что всё хорошо и смешно.

Так ведь и правда.

А до Васи Пупкина мой стих не дойдет. Он -- стих -- для приватного распостранения. Только для докторов.

>зачем ты туда детей мордами тычешь

А чего они подсматривают новости в телевизоре?

>А как же Ваш любимый праздник 8 Марта?

Мне уже из-за одного только грузинского анти-дедушка-циррозного лекарства нельзя ни капли спиртного. А 8 марта прошу, чтобы в последний раз звучало в нашей переписке. Советских праздников не праздную. За это меня в прошлом году группа моих российских корреспондентов подвергла жестокой обструкции, так что я пострадала за свои убеждения, и они (убеждения) приобрели больше веса. Они ведь там до сих пор поздравляют лиц мужского пола с 23 февраля.

>Маша, а давай песни воровские сочинять?!  На базарах в ларьках играть будут. Народ станет любить.  

Давай. А то деньги нужны.

>Да, до этого показывали в новостях: на Афоне был какой-то дикий пожар. Сгорело всё, что могло гореть. Каким-то чудом(?) спасли лики и библиотеку. (Это – к вопросу о монахах-сандалиях: всё-то у вас там, на Афоне – по блату.).

Что, таки весь Афон сгорел? Там ведь страшная прорва разных монастырей. Или только русский монастырь сгорел? Ну, это что-нибудь да значит. Но со стороны не скажешь, что именно, монахи сами должны понимать, по идее. Главное, чтобы не Хиландар, там фрески-мозаики (и какие!), их не вынесешь.

М. К.


09.03.04 04:09
Холоднокровнее, Маня. Это не поздравление с В.. М..(чур нас, чур, о драконах - ни слова!)!
В связи с этим вспоминается Довлатов, предлагающий приятелю не пить 7 ноября, чтобы не иметь ничего общего с советскими праздниками. " Много чести будет." - мрачно ответил приятель. И выпили по-хорошему.
А, ещё. Случилось мне как-то быть с экскурсией в криптах под кёльнским собором (Обычно туда никого не пускают, но это - отдельная история. Там ОЧЕНЬ интересно.). Собор , вся эта огромная махина, - стоит непонятно на чём. Т.е. всё там раскопано археологами - метров на 15-20 вниз - и замещено жиденькими, редко стоящими бетонными столбиками. Выходишь из криптового лабиринта  к пропасти - и начинаешь передвигаться по железным мосткам, присобаченным между столбиками на какой-то – подземельной –  страшноватой высоте. Вниэу - масенькие, раскопанные кварталы римского гарнизона. Вобщем: "Индиана Джонс и Святой Грааль". Кстати : совершенно необычное чувство: у них там всё как-то не "исторически" было, а - нормальные удобства: и центральное отопление (причём, Bodenheizung), и водопровод -с хол. и гор. водой (хол. – по акведукам) и мн., мн. др. (долго рассказывать; одни стоматологические инструменты чего стоят!). Так вот, проводящий экскурсию Dombaumeister (это - официальная профессия, учтённая немецким КЗОТом; именная, - только для одного человека на всю страну. Текучесть кадров - с полувековыми интервалами) - Dombaumeister показывает вниз: что вы там видите? Ну, колодец... А почему же вы меня не спрашиваете, зачем колодец, если вода уже подведена в дома? Уже спрашиваем. А потому, господа, что римские акведуки были посвящены - каждый своему святому - и, среди христиан, вода эта считалась нечистой. Вот они и рыли глубокие колодцы - посреди удобств.  Вот это пример!.. - не знаю чего - не каждому под силу. Богатыри не вы. Ты только с В..М..(тс-с, не вслух...) просишь не поздравлять. Не богатырка, явно. А колодец у трамвайной остановки - слабо?!
То-то. Смотри, Маня, ответишь мне чего не по ноздре: с Октябрьскими поздравлю! Даже связка чеснока не поможет. Боишься? Так-то.
Про Афон ничего нового не могу сказать. Просто в русских новостях показывали: пожар страшный, горели все кельи, дотла. И, каким-то чудесным образом, удалось спасти лики и библиотеку. А что и как - не знаю.
Маша, а я тебя писаниями не напрягаю? А то обрадовался: расписался, как на заборе.
Постараюсь сокр.  
Д.Ф.


09.03.04 13:40

Д. Ф.,письма мне читать не влом, по телефону говорить куда хуже. У меня
артикуляция -- как будто я только что отпраздновала все советские праздники
разом.

> В связи с этим вспоминается Довлатов, предлагающий приятелю не пить 7
ноября, чтобы не иметь ничего общего с советскими праздниками. " Много чести
будет." - мрачно ответил приятель. И выпили по-хорошему.

Так то потому что вообще-то они каждый день пили. А не то чтобы специально
собрались.

> Ну, колодец...

Ты мне немножко рассказывал, но на ходу и торопясь.

>римские акведуки были посвящены - каждый своему святому

Ты хотел сказать, -- каждый своему божеству.

> А колодец у трамвайной остановки - слабо?!

Не могу зарекаться. В ранней юности мы с христианскими приятелями очень
фанатично отмежевывалисьот окружающей недействительности. Но у режима к тому
времени уже зубы выпали, и мы как-то проскочили без потерь. Единственное -- что меня не приняли на персидский факультет, поскольку это был факультет идеологический (Ирак!), а на меня  лежали всякие бумаги. И еще -- я не ходила на идеологические предметы, не делала там рефератов и конспектов и не поднимала руку на зачетах. И -- сходило с рук: мне ставили зачеты "автоматом". Нипочему. А если бы не ставили? Рискнула бы я вылететь из Университета? А ведь это не иголки под ногти и не рытье колодца при живом водопроводе. Вот именно что «то-то».

>Смотри, Маня, ответишь мне чего не по ноздре: с Октябрьскими поздравлю! Даже связка чеснока не поможет. Боишься? Так-то.

Если бы не Окт. Рев., меня бы или не было бы вообще, или была бы, но каким-то другим образом, в другое время. Неизвестно. Так что с окт. рев. меня хоть какой-то смысл имеет поздравлять. Хотя это эгоистическая выгода: я-то есть, зато сколько народу ради этого положили!!! А в 8 М. вообще никакого смысла нет. Впрочем, я тебе уже в прошлом году писала. С другой стороны, 8 М. следовало бы ввести, просто на других основаниях. И в другой день. Ради сохранения реликтов куртуазности и назло фундаментальным феминисткам.
А чеснок коммунистических демонов никогда не отпугивал. Чеснок отпугивает
только англичан.

> Про Афон ничего нового не могу сказать. Просто в русских новостях
показывали: пожар страшный, горели все кельи, дотла.

Ну, значит, только русский монастырь горел. К чему бы это? Спрошу своих
специалистов по Афону. У меня один кореш туда каждый год гоняет.

> Маша, а я тебя писаниями не напрягаю?

Нет (см. выше). Но я ведь сама тебя провоцирую.

МК


10.03.04 07:05

Маша, а что с артикуляцией, какая-то отрицательная динамика? Это, кстати, не должно пугать: Серёжа Ф., издатель моей книжки, так тот вообще - промолчал четыре года. Представляешь: 26 лет, окончил филфак, переводчик с французского, тяготение к структурализму, ученик Вяч. Иванова, восходящая звезда в филологической тусовке и - вдруг - инсульт. Уехал из Москвы, устроился сторожем в бывшем монастыре - строящемся музее первопечатника Фёдорова (тоже - концептуально)-и прожил в бывшей келье, на каких-то
досках, в одиночестве 4 года. Ему сейчас лет 56. Интереснейший собеседник. Маленькое издательство на задах университета. Выпить не дурак, а когда выпьет, начинает читать стихи (не свои). Совершенно симпатичная личность. А - боялся, что речь не восстановится никогда,
приготовился к немоте. Так что, стоит промолчать сколько-то лет, и вас ждёт маленькое издательство. А если больше - свечной заводик в Самаре.
Да, в чём эта штука выражается? Есть ли парэстезии (частичная потеря или извращение чувствительности) языка (сбоку, корень, кончик)? Напиши. Я расскажу, о чём надо предупреждать стоматолога, особенно при лечении зубов нижн. чел.
  А знаешь ли ты, что у моей дочки день рождения 1 апреля? Вот так вот:
шутим по-крупному.
Д.и т.д.


10.03.04 !3:04

> Маша, а что с артикуляцией, какая-то отрицательная динамика?

Так это же мозжечок. До операции я вообще еле ворочала языком. А теперь
просто не могу больше петь и вещать по ВВС. При пении голос ломается и
дребезжит. А при говорении просто ломается и артикуляция причиняет хлопоты.
А как теперь стихи читать?!
Парэстезия у меня только в левой руке. Ну, и от химии, конечно, десны все
время болят. Но я запаслась дубовой корой. В соседней Чехии.

>А знаешь ли ты, что у моей дочки день рождения 1 апреля?

А у моего 2-го сына 22 апреля. И он -- маленький и с кудрявой головой. И с
наследственной опасностью раннего облысения. Кто круче?

Как носителя русского художественного языка должна тебя предупредить (в
прошлый раз забыла): все же "лики" отдельно не употребляется. Отдельно это
означает "церковные хоры" (т. е. певчие, а не постройка). Отсюда "ликовать".
Или с дополнением -- "лики святых". Прошу прощения, что лезу с пояснениями.
Люблю эти этимологии. "Катавасия" тож... Или "куролесить"...

М.


10.03.04 18:50

А попробуй для дёсен облепиховое масло(если только нет на этот продукт аллергии). И, вообще: побольше витамина А ( он любит комбинацию с вит. Е ).
Дубовая кора - тоже хорошо, но она, из-за дубящего эффекта, чаще применяется при кровоточивости дёсен( в воспалительной фазе пародонтоза,например).
А что голос при пении ломается и дребезжит, так это же - в кайф: включи любой муз. канал. Профи годами этого добиваются, уроки берут! Так что будем раскручивать.
Маша, а в каких ты ВВС служила? С парашютом - таким розовым, в рюшечках - прыгала? С самолёта вещала: "Иван, сдавайса, иди к нам, полючишь водка и колбаса!"?  Я всегда подозревал. За маленькую пуговку мине -  большой почёт.
Лики, не буду утверждать, не помню, вроде(?) употреблялись, как самостоятельное слово у Лескова (то ли в "Запечатленном ангеле", то ли ещё где). Сведения не точны, проверять лень. Но про Жидовина читал - 100%.
Ваш корр.  Дубовый корр.
Диван Врамшель.


10.02.04 23:18

>  С самолёта вещала: "Иван, сдавайса, иди к нам, полючишь водка и
колбаса!"?  Я всегда подозревал.

Ты сам немецкий резидент. И наших вологодских пытаешься в Германию сманить.

> Лики, не буду утверждать, не помню, вроде(?) употреблялись, как
самостоятельное слово у Лескова (то ли в "Запечатленном ангеле", то ли ещё
где).

Не исключено, что старообрядцы так называли иконы, а Лесков подслушал. Не
знаю. Надо посмотреть по тексту. Но православные так иконы не называют.

Мне рассказали, что на Афоне горел именно Хиландар -- сербский монастырь, но
фресок и вообще главного храма пожар не коснулся, сгорела только гостиница и
новый монашеский жилой корпус с новыми кельями (а вот они -- дотла).

М.

12.03.04 01:25

Маша, не глянешь ли стишок? Посмотри, пожалуйста: не коротко ли?  
Мне строфа нравится, пытался - и так, и так - к ней всякие правильные куплеты присобачить: отпадали. Оставалось только это. Как на твой слух: не будет ли малое количество снижать какчество?  
Немецкий резидент
Баран Зарезович Скушель.



Д.Ф. : Земля обетованная

Там солнца жар – библейской мощи.
Там жизнь была страшней и проще.
А после уж – совсем проста.
Как геометрия креста.

2004.



14.03.04 16:32


> Маша, не глянешь ли стишок? Посмотри, пожалуйста: не коротко ли?

Мне кажется, не коротко, а в самый раз.

Ты тоже посмотри: а у меня не коротко ли?

Ветеранка британских ВВС и немецких госпиталей

М. К.



М.К. :

ПСАЛОМ 81.
«…От тука пшенична и камени меда насыти ны…»

Мы высвобождаемся с каждым прожитым годом,
И кажется – мир вокруг все меньше знаком.
Нас кормят пшеничным маслом, каменным медом,
Небесным хлебом, пророческим молоком.

И ясно видишь, лишь только разлепишь веки
И заговоришь языком умерших, что ВСЯ – не долга,
Что слишком медленно текут молочные реки
И слишком трясутся кисельные их берега.



14.03.04 17:22

Очень понравилось. Хотел добавить: "Только уж больно грустное"; сам же и
подумал, что все стихи, которые тебя трогают, пусть даже - иронические,
стёбовые, - в конце концов - грустные (больно). А вот откуда псалм, не
знаю. Смотрел в Псалтири, там 81-й - по-другому. Напиши. И ещё: не знаешь,
откуда это: "...и объяли меня воды души моей"? Неужто только из
англоязычной литературы? Стыдно такое не вспомнить, но в Библии найти не
могу.
Маша, а откуда такая моща пошла. Ты на какой химии торчишь? Дай рецептик.
Д.  и т.д.


17:34

P.S. Кстати, ты действительно достигла Восьми Строк, я только сейчас
заметил.
  Д.


15.03.04 01:36


> Смотрел в Псалтири, там 81-й - по-другому.

В "западной" Библии другая нумерация, нежели чем в славянской. В славянской
на один псалом больше. В той русской Библии, которая на папиросной бумаге,
он обозначен как 81(80). Про "тук пшеницы" -- последний стих. Загадочно. И
встречается еще во многих местах.

>И ещё: не знаешь, откуда это: "...и объяли меня воды души моей"? Неужто
только из англоязычной литературы?

"..объяли меня воды ДО ДНА души моей". Я помню этот роман (отличный,
кстати). Это тоже строка из псалма. Найду тебе ссылку, но не вдруг, потому
что затерялась наша удобная библейская "Симфония".

>Стыдно такое не вспомнить

Почему стыдно? Если никогда не знал, разве возможно вспомнить? :))

Посылаю тебе еще один грустный стишок (неожиданно умер наш друг-немец -- и
этот стих -- на его смерть).

М.

М.К. :


***

По тонкому льду над морем слез,
По цветной тафте на черном шелку…
Вот орел пролетел и кого-то унес.
И еще раз убыло нашего полку.

А унесеный сидит в гнезде на верху скалы,
Озирается среди туч.
И клекочут в ухо ему орлы
О неведомых тайнах снегов и круч.

Мы не будем браться за руки,
это здесь ни к чему.
Наша связь должна быть прочнее –
не всех же возьмут орлы.
Жалко бывшей жизни в узорчатом терему.
Да и то, попривыкла у печки курлыкать свое курлы.

И, казалось бы, не подличала, не крала…
Почему же мой терем стоит на песке из слёз?
Это видно только тому, кто в когтях орла.

***
Но для этого надо, чтобы орел унес.


15.03.04   16:36

Слушай! Нашла! Просто открыла -- и сразу наткнулась Это начало псалма 69
(68).

По-русски (в синодальном переводе) звучит так: "воды дошли до души моей"
(все же не до ДНА, это меня память подвела).

По-старославянски: "внидоша воды до души моея".

По-английски, если кому интересно, то же самое.

По-немецки в переводе Лютера -- "Das Wasser geht mir bis an die Kehle". Не
так поэтично, зато понятно.

Еврейский перевод (в смысле, сделанный евреями для чтения в синагогах):

"Объяли" -- самодеятельность переводчика.

М.


16.03.04 15:32

Только жалко, что для этого стишка есть повод в самой, что ни на есть,
первой реальности. Кто он был? Почему в стишке боги посылают орла?
Сознательная параллель, или - свободный плач (там часто - "сизый сокол")?
Напиши два слова, - будет, заодно, и - человеку поминание.
Спасибо за розыск. Удивительно: молодой, не знающий сомнений в самое
страшное время, идущий, с какой-то школьной рогаткой, на двухметрового
терминатора Голиафа, лихой израильский доброволец-пастушок Давид, и –
роскошный, стареющий, пресыщенный, согреваемый ночью двумя
девками-грелками, царь державы. Именно во втором случае, на взлёте,
появляется крик о водах: "враги", "поношение и бесчестие", "чужим я стал для
братьев моих и посторонним для сынов","ненавидящие меня". Ну, прямо, Иван
Грозный какой-то. Сталин. Далее - по списку. ( Не он ли Урию-Че Гевару на
задание услал, - чтоб к его супруге подкатиться? Или, это у Соломона
было?).
И ещё: что за «самодеятельность» в «сделанном евреями» «еврейском переводе». Это, в смысле – с еврейского диалекта? Или царь-пастух - на латыни шпарил? Понял!: на греческий?
В одной только александрийской общине космополитов безродных было – что сейчас в Нью Йорке: Большому Яблоку негде упасть, а иврит – единицы знают.
Маша, по "туку и мёду": маленькое открытие - в порядке фантастической этимологии. В переводе (синодальном): "..насыщал бы их мёдом из скалы". "Камнем" часто называли скалы. В их складках вполне прекрасно добывают дикий мёд ( в Таиланде, что ли: видел сам по ТВ. Люди, с риском для жизни - никакой другой зверь не сможет - на верёвках висели, - добывали. Уж больно этот сорт вкусный.).
А "тук" в словарях, кроме основного значения "жир", имеет ещё два: "навар" и "отвар".  Это у вас, в России кутья – только смертная, с рисом и изюмом. А на Украине она - рождественская – из отваренных пшеничных зёрен, мёда и орехов. Чего-либо более вкусного в жизни я не пробовал. В этом году, на Рождество, знакомые привезли с Украины, дали Светке попробовать - она только мычала - от интимного наслаждения.
Петербургское дитя, что с них возьмёшь: бескормица, блокада. Эрмитаж. Сала не бачили. Так вот, может Господь, через Асафа, возглашает, что если бы его слушали, а не чёрт-те чем занимались, то питал бы Он таких отваренным пшеничным зерном с мёдом.  А не злаковым жиром и сладким камнем.
Пойдёт такое как версия? тогда вся загадочность - вэг. Да и - принцип Оккама.
Ну да, ладно. Опять расписался. Сегодня была зубровка, пиво и бордо. И гости из Калуги.
Д.  и т.

07:11
Маша, только сейчас допетрил: а какая такая острая нужда была в перенумеровании Псалтири? Неужто один из псалмов изъят? (Что - вряд ли). А если, всё-таки изъят, то, как бы сличить: какой? Это ведь не баран чихнул: текст из священной книги изъять! Событие: концептуальное и указующее. Или, просто, - разночтение в нумеровке ( в связи с разными переводами на разные языки)? В любом случае - белиберда какая-то, но - дико интересная. Что знаешь? Напиши.("Не могли ли бы вы мне мировую историю - коротенько, в двух
словах?"). А то - интересно.
Д.Ф.


16.03.04  17:02

Д. Ф.,
> Неужто один из псалмов изъят?

Да нет. Просто 9-ый псалом, чересчур длинный, разделен на два. То есть,
получается, что в славянском (а не в западном) варианте псалмов на один
больше. Но я не знаю, в какой момент это произошло -- еще при составлении
Септуагинты (нужна справка, что это такое?), или потом. Да и какая разница?
Главное -- все на месте.

  >А то - интересно.

И правда, все в этой истории очень интересно. Не то слово. Мы сейчас с
родственниками затеяли семинар по сравнению всех доступных нам переводов
псалмов. У нас ведь еще и роскошный украинский есть. Уже сравнили шесть
первых псалмов. За каких-то два месяца.

>Только жалко, что для этого стишка есть повод в самой, что ни на есть,
первой реальности. Кто он был?

Никакого смысла рассказывать, извини. Нет, правда.

>Почему в стишке боги посылают орла?

Я этого не говорила. У меня вообще не сказано, что орлов кто-либо посылает.
Вообще же -- кто знает, из какого сора растут орлы? Скорее всего, это мне в
подсознание запал какой-нибудь детский мультик.

>согреваемый ночью двумя девками-грелками

Разве двумя? Кажется, эту функцию исполняла только одна  дева -- Авигея?

>Именно во втором случае, на взлёте, появляется крик о водах: "враги",
"поношение и бесчестие", "чужим я стал для братьев моих и посторонним для
сынов","ненавидящие меня".

И среди более ранних псалмов есть очень пессимистические по тону.

>Не он ли Урию-Че Гевару на задание услал, - чтоб к его супруге подкатиться?

Нет, это Давид. Соломон как раз родился от брака Давида с женой Урии. Но это
когда Давид покаялся. А пока не покаялся -- его чуть было не подвергли
Божественному импичменту. А почему Урия -- это Че Гевара?

>"Камнем" часто называли скалы. В их складках вполне прекрасно добывают
дикий мёд

Кажется, этот мед именно "каменный мед" и называют.

> А "тук" в словарях, кроме основного значения "жир", имеет ещё два: "навар"
и "отвар".

Спасибо, это отчасти объясняет. Только стишка жалко. Зато филологическое
открытие получилось. Но у Даля -- только "жир". Вот позвоню, спрошу свекра,
как в украинском переводе.

> Сегодня была зубровка, пиво и бордо. И гости из Калуги.

Не надо дразнить. Положим, меня ни один из этих трех напитков не привлекает.
Но я могла бы с легкостью заменить их на три других -- которые привлекают. А
нельзя.

МК

18.03.04 08:27

Маша, почему это «стишка жалко»? Вот уж, по Бродскому: автор не всегда понимает, что у него получилось. Сначала – о сути. Там ведь у тебя, в восьми строках – 16 слоёв. Один из них: «не хлебом единым», - но «небесным хлебом»,  не разварным  зерном с мёдом, а, каким-то запредельным ( другая награда, другой вид благодати, более высокий, чем пищеварительный: недаром в комментариях буквальное понимание терминов – и в рассчёт-то не принимается), каким-то запредельным « пшеничным маслом», «каменным мёдом», «пророческим молоком». И ещё один слой – встречный – когда улавливаешь печаль, что кормят-то – чем-то не тем, что обещано в псалме, что  - здесь и сейчас – всё зыбко: «слишком трясутся кисельные берега». Многое  можно рассказывать тебе о стишке Маши Каменкович... Да вы, бабы, - дуры.
Теперь – техническое.  Ты огорчилась по причине – никем не подтверждённой догадки. Которая есть – дилетантские забавы. Я так могу тебе и дальше пургу мести: что «кутья», мол, как раз – вследствие рокировки согласных вокруг гласной – тоже происходит от слова «тук» (ср. русск. / украинск.:медведь / ведмiдь;суровый / суворий). Лапши у нас много: уши подставляй.
Значение «навар», «отвар», я нашёл в Фасмере( узнав попутно, что знаменитый 4-х томник всего лишь – отписка, жалкий суррогат того, что сгорело во время бомбёжки),- в том месте, где церковнославянская и болгарская ссылки.  Больше солидных словарей (кроме БТС) у меня нет. Обычно, если что находил ( только) в каком-нибудь одном из словарей, всегда  можно было найти подобное – и в 17-ти томном Большом Академическом. Но сия, нужная,  роскошь осталась у бывшей жены в Калуге. А бывшая жена – здесь, в Кёльне. Что указывает на всеобщую парадоксальность материального мира.  Да, ещё:  в том сайте, что я тебе прежде послал, есть, кроме обычных «жир»и «сало», - значение: «богатство», «пресыщение», «СЛАСТЬ» (ср.: стопы Господа, идущего по земле Израильской «источают тук»).
Теперь, Маня, слушай сюда. Вторая моя догадка – о жидо-массонском заговоре в переводах – таки подтвердилась.  Справа налево, слева направо, цифирь туда , цифирь сюда – в непонятку мастырят! Разобраться мне с этим сложно, утро уже серое, пора на горшок и – баиньки. Вот вы, дорогая редакция и разбирайтесь.  Из кн. А.А.Плетнёвой, А.Г.Кравецкого, «Церковнославянский язык», М.,2001:  « Нумерация части псалмов в церковнославянской, греческой и большей части изданий русской Библии отличается от нумерации их в еврейской и латинской Библии. Совпадают номера псалмов с 1 по 8  и со 148 по 150, в то время как с 10 по 147 псалом  номера сдвинуты на единицу, т.е. в еврейской Библии 50-й псалом имеет номер51.151-й псалом в еврейской Библии отсутствует». «Псалтирь была переведена на церковнославянский язык с греческого, а на русский – с еврейского.  Русский текст псалтири сильно отличается от славянского.». Т.е., если в последнем предложении заменить «русский» на «немецкий», а «славянский» на «латинский»: это ж папская анафема Лютеру! И, вообще, сегодня, полазив по профессионально-церковным сайтам, нашёл  довольно много пламенных речей именно в пользу церковнославянского варианта. (Господи, о чём шумят! « Поменьше бы влияния церкви, побольше бы – влияния Бога.» Это –Л. Жуховицкий, - не я.)
Так что там с псалмом, между 10-м и 147-м, латиняне сделали, - изъяли?, занумеровали? Был ли мальчик? Если изъятие из Священной книги и произошло,  то - по каким соображениям? А если произошла только перенумерация, то – по каким соображениям?  Из-за того только перенумеровали, что он, псалом – такой «длинный»?
Такой: длинный-длинный?
Чем  дальше в лес... Тем, как я понимаю, дальше от середины. «И слишком трясутся кисельные их берега».
Урия – Че Гевара потому, что Кастро, победивший моего любимого американского Голиафа в некошерном заливе, услал его в Боливию, на верную погибель. Не более.
А вот деду Давиду я вторую девку подсунул по доброте душевной: кто ж его, козла старого, будет с другой стороны греть? Старикам везде у нас почёт. Тем более - ветеран. Из крестьян.
Маша, «на горшок»,  по времени, уже пропустил: поспать бы успеть.  А ты мне отвечай – по мере физических возможностей. Иначе только и будешь, что переписываться. А - на горшок?
На этой щемящей ноте разрешите заткнуться.
До связи. Пароль: «151 – 1».
Д. и  т.д.



18.03.04 15:49

Дима, от тебя пришло в высшей степени подозрительное письмо с приложением на
тему "Напиши письмо словарю". Не вирус ли к тебе прокрался?..

>Многое  можно рассказывать тебе о стишке Маши Каменкович... Да вы, бабы, - дуры.

О Внимательный Читатель! Вот повезло-то мне.

>Вторая моя догадка - о жидо-массонском заговоре в переводах - таки
подтвердилась.

Так это не только твоя догадка. Когда впервые перевели на русский язык
Пятикнижие, в Синоде испугались, что это масонский перевод, и СОЖГЛИ всю уже
отпечатанную партию. А чего бояться было? Время такое было, все были масоны.
По крайней мере, кто пообразованнее.

>Справа налево, слева направо, цифирь туда , цифирь сюда - в непонятку
мастырят! Разобраться мне с этим сложно, утро уже серое, пора на горшок и -
баиньки. Вот вы, дорогая редакция и разбирайтесь: из кн. А.А.Плетнёвой,
А.Г.Кравецкого, <Церковнославянский язык>, М.,2001

Какие у тебя книги есть!!! Здорово.

> < Нумерация части псалмов в церковнославянской, греческой и большей части
изданий русской Библии отличается от нумерации их в еврейской и латинской
Библии. Совпадают номера псалмов с 1 по 8  и со 148 по 150, в то время как с
10 по 147 псалом  номера сдвинуты на единицу, т.е. в еврейской Библии 50-й
псалом имеет номер51.151-й псалом в еврейской Библии отсутствует>.
<Псалтирь была переведена на церковнославянский язык с греческого, а на
русский - с еврейского.  Русский текст псалтири сильно отличается от
славянского.>.
Црксл. перевод сделан с Септуагинты (тоже евреи делали, как ни крути, хотя и
по-гречески). А насчет русского -- так они упрощают: там делали перевод
сразу по всем текстам, но при этом очень зависели от старого црксл. перевода
и местами просто переписывапли с него отдельные фразы, только меняя шрифт.

>И, вообще, сегодня, полазив по профессионально-церковным сайтам, нашёл
довольно много пламенных речей именно в пользу церковнославянского варианта.

Да нельзя туда залезать, на эти сайты. Заколдобишься. С одной стороны,
"Септуагинта" -- очень серьезный источник: все-таки этот перевод делался с
до-масоретского текста Библии и делали его семьдесят лучших и праведнейших
ученых мужей народа израильского. То есть, они знали, как переводить. Среди
них был еще, как ты помнишь, Симеон, о котором стихотворение Бродского. Но
црксл. перевод хотя и очень хороший, все же местами ну очень темный по
смыслу. А иногда совершенно очевидно, что переводчик не понял, о чем там
речь. Так что приходится привлекать русский перевод --
маловысокоталантливый, но все же лучше, чем ничего. Вообще же лучше всех
перевел некоторые кусочки из Ветхого Завета покойный Аверинцев.

>Так что там с псалмом, между 10-м и 147-м, латиняне сделали, - изъяли?,
занумеровали? Был ли мальчик? Если изъятие из Священной книги и произошло,
то - по каким соображениям? А если произошла только перенумерация, то - по
каким соображениям?  Из-за того только перенумеровали, что он, псалом -
такой <длинный>? Такой: длинный-длинный?

Не могу дать справки. М. б. это идет от Септуагинты. Или там списки были
разные. Почему-нибудь. Это мне как-то
уже не очень интересно. Сами тексты куда интереснее (но все же желательно
не в казенном синодальном переводе. Тем более что все крылатые выражения --
из црксл. взяты. А 151-й -- он как-то особняком стоит. Это поэтическая
автобиография Давида. Если я узнаю, почему он стоит отдельно -- сообщу
тебе.

>А вот деду Давиду я вторую девку подсунул по доброте душевной: кто ж его,
козла старого, будет с другой стороны греть?

А ты царя Давида (чуть было не написала -- "нашего") не замай. Симпатичный
персонаж. Таких в Ветхом Завете больше практически и нету. И поэт
гениальный. Ты почитай псалмы-то. Достать тебе црксл. вариант? (Хотя я не
удивлюсь, если он у тебя есть. У тебя чего только нет). Потому что
современный еврейский перевод псалмов (для чтения в русскоязычных синагогах)
тоже достаточно бездарный (как и синодальный).

М.

19.03.04 06:08

Маша, с тем странным письмом разобрался и доложил о результатах в
"скрепочке".
Гл. вирусолог,
шнапс-капитан мед. службы
на дому
Диван Пьяншель.
--
06:15
Ой, верните мне письмо, я "скрепочку" забыл. Прилагаю здесь. Сегодня
потчевались граппой с одним товарищем из Москвы, большим фанатом этого
дела. Дела, дела. Вы уж извините старика. Запамятовал.
Старик Д.
  и  т.д.



Маша, посмотрел в «отправленных» , там где я тебе сайт переслал, и у меня выскочило тоже предупреждение: о возможности вируса. Это был сайт какого-то Романова -тра-та-та, с одобрения патриарха (митрополита?) –тра-та-та, где, в православном словаре, я нашёл значения «тук»´а – «благодать», «сласть». Там есть такая феничка, чтобы – не запоминая в файл и не выходя на свою почту – просто отправить страницу адресату. Извини. Надеюсь,  всё – о.к.? Напиши. Если захочешь выйти на этот словарь, набери: «пшеничный тук ». Где-нибудь выскочит.
Сцена синодалов, сжигающих Библию (на родном языке) меня впечатлила. Прямо-таки сцена из комедии «Иван Васильевич меняет профессию»: «Демоны! Демоны!». Демьяны.
Книжка, на которую ты облизнулась – учебник ц.-сл. языка для начинающих, (ознакомительная, 296 стр.;  «Геликон» рассылает). Но из твоих дополнений логически вытекает, что и русский перевод тоже ориентировался на церковнославянский, а тот, опять же(!) – на греческий.  Откуда же взялись разночтения?
Ого! Прочитал в ц.слав. учебнике, что из-за этих разночтений раскол пошёл, - в большей мере ими обусловленный, чем - литургией. Там много, хочешь, отксерю, пришлю?  Нашёл сейчас ещё, на одном правосл. сайте, призыв: просто: взять – и отменить Ветхий Завет, как противоречащий христианству..
Кстати, насчёт отксерить. Сегодня взял с полки « Словарь поэтов русского зарубежья». Там  всего одна закладка. Глянул: ага, делал когда-то закладку на «Хвостенко». И вдруг, там же... – «Хорват»: убористым шрифтом – целая страница, с аппендиксом библиографии. Прислать? Сканера нет, воспользуюсь, как террорист, почтой (вирусы – компьютером, бактерии – письмами).
А чем тебе масоретская Библия не глянулась (это вопрос дилетанта, а не его возражения)?  Кстати, наберёшь на Яндексе «Септагинта» (без «у»): там есть о масоре очень интересная статья одной лингвистки.  А где тот же – мир памяти – Аверинцев мог взять «домасоретскую» - «фирменную», «родную» -  Библию? Разве что – расползающиеся кумранские медные ошмётки.
Маня, св. Симеон (который присутствовал на восьмой (чуть не написал: «строке»!) день, - при обрезании Младенца), не мог переводить Септуагинту. « 72 учёных были, по легенде, приглашены из Иерусалима Птолемеем Вторым Филадельфом  (285 – 246г. до н.э.)». Видно – какой-то другой.  
И везде, за базар отвечающие, пишут о 72-х мужах, а не о 70-ти. Тогда надо бы называть не «Септагинта», не «Септагуинта», а «Септодуа(-диа)гинта».  И не выпендриваться, обозначая её для знатоков массонским  LXX.. При прочтении справа налево: уж больно рекламным XXL  отдаёт. Кругом одни массоны. Демоны!
А что ты мне царём Давидом в морду тычешь? Давида мы любим. Он, ещё до создания христианской этики, милость врагам являл: сына, восставшего на него , в отличие от царей Грозного и Великого, пощадил. Да что там сына! Заходит как-то, культурно, в пещеру смертельный враг и конкурент Саул – до ветру, нужду справить.  А там, в темноте – засада: Давид и сорок разбойников. Где ж ещё засаду устраивать, как не в отхожем месте?  Вот тут бы казалось – и всё!  Ан нет. Царь Д. ему – так, благородно, так – причудливо – отомстил. Взял, да и отрезал у какающего Саула край одежды... М-м-да... Вот такой вот был пастушок.  Изобретательный. Так что: «А я дедушку не бил, а я дедушку любил».  А как возлюблял он ближнего своего!  А?  Какая ближней окажется...  Ну да, ладно: это не для вас дальнейшее, - для мужской курилки.
А вот стихи, - хочется, чтобы их он же и написал ( и вправду, симпатичный, не без греха, персонаж). Тогда: да, ещё и – гениальный поэт. Тонко чувствующий слово.  Но где  у него было время, образование, возможности? Наклонности. Он ведь – человек действия: воин, партизан, баламут. Может какой неизвестный еврейский Гомер, сказитель о подвигах легендарного царя, написал?  Хотя,  был такой один партизан – с похожей фамилией:  Давыдов.
До связи
Простран Риторевич Брешель.


19.03.04 08:48


Дима, я пошла на два дня в больницу, подробно отвечать не могу, но пришли
мне, пожалуйста, все, что ты предложил. Все интереснее и интереснее. С
образованным человеком (т. е. с тобой) всегда приятно пообщаться. А лозунг
"Бей жидов, спасай Россию" выдумали масоны. Уж этого ты точно не знал. И
звучал этот лозунг изначально так: "Бей жидов, спасай масонов". Потому что
все масоны были изначально гои.

М. К.

20.03.04 11:47

Дима, привет.

>Книжка, на которую ты облизнулась - учебник ц.-сл. языка для начинающих

Потому что старый-то учебник у меня есть (я даже зачет сдавала в свое
время), но, разумеется, там никаких упоминаний о всякой поповской литературе
не было и быть не могло.

  >Прочитал в ц.слав. учебнике, что из-за этих разночтений раскол пошёл, - в
большей мере ими обусловленный, чем - литургией. Там много, хочешь, отксерю,
пришлю?

Хочу, конечно. Хотя заранее доверять даже новому учебнику не буду.

>Нашёл сейчас ещё, на одном правосл. сайте, призыв: просто: взять - и
отменить Ветхий Завет, как противоречащий христианству..

На любом сайте полно своих отморозков.  Была такая ересь на заре времен.
Связанная с гностицизмом. Так эту ересь еще когда анафематствовали. А в
тундре об этом еще не знают. Потому что их отморозили только вчера.

>Кстати, насчёт отксерить. Сегодня взял с полки < Словарь поэтов русского
зарубежья>. Там  всего одна закладка. Глянул: ага, делал когда-то закладку
на <Хвостенко>. И вдруг, там же... - <Хорват>: убористым шрифтом - целая
страница, с аппендиксом библиографии. Прислать?

А то. См. также предыдущую записку.

>А чем тебе масоретская Библия не глянулась (это вопрос дилетанта, а не его
возражения)?

Ответ дилетанта: я на иврите не читаю и об оригинале судить не могу. А
русский перевод и главных книг, и псалтири -- бедный и убогий. Даже хуже
синодального. То ли цело црксл. У меня в России лежит вывезенная из Вологды
славянская Библия (сюда взять не могу -- издана, мягко выражаясь, до 1954
года). После этой Библии никакую читать не захочется. Это оттуда
"отриновенное серебро". А по-русски я это выражение искала -- и даже
запоминать не стала. Что-то вроде "негодного серебра". В лучшем случае. А в
переводе масоретского и "негодного серебра" не найдешь. У меня его сейчас
под рукой нет, но, чтобы дать тебе понятие о стиле перевода, -- там стоит,
вполне возможно. что-нибудь вроде "выброшенные серебряные ложки". И тоже в
лучшем случае.

> Кстати, наберёшь на Яндексе <Септагинта> (без <у>): там есть о масоре
очень интересная статья одной лингвистки.  А где тот же - мир памяти -
Аверинцев мог взять <домасоретскую> - <фирменную>, <родную> -  Библию? Разве
что - расползающиеся кумранские медные ошмётки.

Во-первых, в Кумране еще лет двадцать назад уже был найден практически ВЕСЬ
домасоретский текст. И там постоянно продолжают что-то находить, но с
мировым сообществом ученых не делятся. И ученые очень обижаются. Но вот
доступен ли этот домасоретский текст, был ли он опубликован -- понятия не
имею. Спрошу у своих специалистов. Потому что у меня есть под рукой
специалисты. В крайнем случае можно всегда обратиться к ним

>св. Симеон... не мог переводить Септуагинту.  72 учёных были, по легенде,
приглашены из Иерусалима Птолемеем Вторым Филадельфом  (285 - 246г. до
н.э.).

У меня был, очевидно, какой-то неправильный источник, которому я в свое
время слепо доверилась. Св. Симеон не переводил зацепивший его стих Исайи, а
читал. Так написано в "правильных" источниках. Вот ведь какая проруха
случилась. Уж не буду уточнять, с кем обычно бывает проруха.

>И везде, за базар отвечающие, пишут о 72-х мужах, а не о 70-ти.

Как же не округлить до символического числа! Архаический стиль мышления.
Сами понимаете. Да и кому какая разница?

>А что ты мне царём Давидом в морду тычешь? Давида мы любим.

То-то же. Вообще-то ведь в древнем мире "человечных человеков" надо днем с
фонарем искать.
Давид еще перед скинией плясал. Нет, положительно симпатичный.

>Тонко чувствующий слово.

Этого мы, не зная иврита, оценить не можем. Я лично "западаю" на композиции
псалмов. На неожиданных столкновениях понятий. И на экономности средств.
"Горы высокие еленем, камень прибежище заяцем..." Другой бы пол-Ноева
ковчега перечислил.

>Но где  у него было время, образование, возможности?

А какое для стихописания требуется образование? Литературный институт в
Москве? А мы с тобой его кончали? А Гомер кончал?

>Наклонности. Он ведь - человек действия: воин, партизан, баламут.

Так и Пушкин баламут. Так и Лермонтов воин. А откуда берутся наклонности, об
этом Бродский на суде хорошо сказал.

>Может какой Гомер, сказитель о подвигах легендарного царя, написал?

Нет, их написал другой Давид, тоже царь, только другой. Точно так же, как
Илиаду написал другой Гомер, тоже слепой. :))

О чем речь? Все псалмы подписаны. Сколько-то там Давид написал,
сколько-то -- какой-то Асаф и непонятные "сыны Кореовы". Пачэму нэ
довэраешь, слушай? Время-то было честное. Журналистов не нанимали, за царей
мемуары писать. Да и прецедентов больше нет. Только Соломон. Вот он, правда,
много написал. И тоже вряд ли кого нанимал. Можно представить себе, конечно,
такой сюжет: Давид (или Соломон) подбирает на улице какого-то нищего, но
почему-то образованного еврейского менестреля и хорошо ему платит, чтобы он
продал царю свои произведения (на чем их тогда записывали, вот что надо еще
уяснить. На выделанных кожах, очевидно). Только непонятно, зачем это было бы
Давиду нужно. Чтобы на "Букера" выдвинуться? Представил -- и пиши себе на
этом материале исторический роман, которых и без того пруд пруди, и
большинству грош цена. Если не лень.  Хотя, конечно, каких усилий не
приложит человек, чтобы как-нибудь обойти мешающую ему гипотезу о
богоизбранности обоих самодержцев. А что они женолюбивые были -- так это ж
Ветхий Завет, какие придирки?

Маша


20.03.04 18:36

Машенька, ОЧЕНЬ рад, что ты села за компьютер, взяла нагайку в руки и -
айда за зипунами! Смогу тебе ответитьь только м-ду понед. и вторн.:
наконец-то шабашка подвалила: 2 дежурства и 2 полусмены. Учитывая мою
бессонницу, не знаю, когда -  между. Напиши пока, есть ли "периферийная
динамика", как переносится последний яд? Что с дёснами( с этим-то я могу
тебе что-нибудь полезное подсказать).
  Пока
Д.

20.03.04 19:01

>Кстати, наберёшь на Яндексе <Септагинта> (без <у>): там есть о масоре очень
интересная статья одной лингвистки.

а я про Яндекс ничего не знаю. Я, по простоте своей, все ищу только в Гугле.
Но там "септагинты" нет. Много чего на "Септуагинту", а искомой статьи не
отыскалось.

Мерси, конечно, что интересуешься моей устойчивостью к ядам. Я ведь сижу на
упомянутом древнегрузинском лекарстве и, соответственно, чувствую себя
человеком. Единственно -- сильно хромаю, а почему -- скажут умные приборы.
Может быть. И рифмы у меня хромают. Часа два не могла тут найти рифму на
"всё".

> с дёснами

Так дубовая кора появилась -- проблемы исчезли. Гранмерси.

М.

23.03.04 12:35


Маша, привет!
Только сегодня отбил дежурства. Неслабые выдались. В воскр. был ночью один в праксисе: меньше часа на сон пришлось. В полтретьего какой-то резанный дружок приводит свою даму. Прикинь: наркоманка, на 6-м месяце, обкуренная-обколотая, копытом бъёт землю от зубной боли, дружок нервничает, спиной к нему повернуться не хочется: в праксисе полно колюще-режущего. На лбу у каждого из них явно написано: AIDS. Девка, при попытке заговорить, выдаёт весь букет: паника, истерия, агрессивные атаки. Ей, как беременной, мало что можно из стандартного набора (и много чего нельзя, как наркоманке). Перед этим девушка съела, зачем-то 14 таблеток парацетамола. Требуется бригада опытных реаниматологов, бригада психиатров, инфекционистов и, неплохо бы, - гинекологов. Обстановочка... Пришлось с Незнакомкой минут сорок разговаривать. Но так, чтобы к дружку - вполбока. Ушли довольные (вспомнили ли, где были, наутро?). Я уже до 8-ми так и не заснул. В безработице тоже есть свои маленькие радости.
Насчёт твоего предложения выдвинуть Давида на премию Фенимора Пукера (он же Невермор Букер): следует подумать. А что они с Соломоном - женолюбы, так это для меня только плюс. Сам, прости Господи, такой. И князя Владимира, равноапостольного, уважаю. . – Гусары!.
Вот тут из моих "Выраженьиц": "Как сказано, Давид был не только нашим предком, но и - пращуром."  И, второе по теме (в одном тексте, на одной странице они, правда, не смотрятся): "Пращайте!" - сказал Давид Голиафу."
" Рифма к "всё". Интересно, какую ты взяла? У меня был "Басё" (в известном тебе стишке). Сразу сейчас ничего другого в голову не приходит. На это может уйти и вправду два часа, а то и - день.
Маша, очень хочется тебе новый стишок послать. Не знаю, получится ли это у меня в Outlook´е.
Если плохо себя чувствуешь после больничек, - не отвечай, я через несколько дней перезвоню.
Д.Ф.



Д.Ф. : Где и когда

Дома. Домишки в ряд. Плачевный вид.
Зимой висят печальные, печные
Дымы – столбом. Угарный газ в крови.
Во сне скулят последние пушные,
Не поднимая острой головы.

Скулит во сне их ловчий антипод,
Уткнув под локоть мордочку с усами,
В походном сне запутавшись. Господь
С тобой. Ищи. Иди себе, сусанин.

Сегодня – тридцать лет тому назад –
Повтор несостоявшейся охоты:
Худой, как кот, с закрытыми глаза...
По элипсу протяжному – отходы
От места в сумрачном лесу. Пейза...

Он, как-то – стёрт. Замедленная съёмка
Пространства, по которому – позёмка
И времени (там, кажется, среда?).
Переходя, бормочешь: «Где? Когда?» –
В сновидение, собственный Тартар,
В свой nevermore, который тоже – дар,
В метро под Кёльном. Дальше мчит подземка.


2004.



23.03.04 18:41

Привет. Я, аки Персефона, вновь возвратилася из Подземного Царства. По состоянию своему могла бы играть в скетче Монти-Пифонов "Министерство Кривой Ходьбы". Монти-Пифонов знаешь?

>Пришлось с Незнакомкой минут сорок разговаривать.

Небось еще и на диалекте...
Так ты ей что -- выдрал зуб? Или как? Они ушли -- чем именно довольные?

Не получила ответа на свой вопрос: не раздобыть ли тебе церковнослав. Псалтирь? По-моему, для русскопишущего поэта -- предмет первой необходимости.

>Вот тут из моих "Выраженьиц": "Как сказано, Давид был не только нашим предком, но и - пращуром."

Хорошо, только к роду Давидову не все потомки Авраама принадлежат.

>И, второе по теме (в одном тексте, на одной странице они, правда, не смотрятся): "Пращайте!" - сказал Давид Голиафу."

А это уже безупречно. Но почему так вежливо? Голиаф бы и "ты" проглотил. Как личность брутальная и неотесанная. Да и было ли обращение на "Вы" у древних евреев? В Библии все друг другу "тыкают".

Посылаю -- в порядке "алаверды" -- свой старый экспромт, который, считаю, удался.

>" Рифма к "всё". Интересно, какую ты взяла? У меня был "Басё"(в известном тебе стишке).

Я вот тоже сначала решила взять Басё. А потом думаю -- Фаншель решит, что украла. Да и что я знаю про Басё, чтобы тянуть его за уши в совершенно не интересное ему стихотворение? Поэтому я остановилась на менее изящной  -- "сёл".

>Маша, очень хочется тебе новый стишок послать.

Опять хороший. А ты Сусанина туда не за усы приволок? Нужен ли он там, наш великий русский патриот?

>Если плохо себя чувствуешь после больничек, - не отвечай, я через несколько дней перезвоню.

Мне трудно именно по телефону разговаривать. А вот перед экраном сидеть -- самый отдых.

М.



М.К. :

Раз с переводчицей помпезный перс спознался.
Их отпрыск меж двух стульев угодил:
Сын персианина – он в памперсах нуждался.
Сын переводчицы – он их переводил.



24.03.04 01:09
Маша, ты человек несерьёзный. Как теперь прикажешь воспринимать младенцев в памперсах?!  С зверскими усами и хынжалом за памперсом? А при слове "помпезный" у меня будет начинаться приступ нервного хихиканья? С богатым воображением большого, пахучего памперса, натянутого на дворец позднего барокко? Думать надо, а не писать (ударение на первом слоге) что попало.
  Монти-Пифон? А это крепче Солнцедара? Я, кстати, думал, что вычурные англичане назвали так в честь какой-то змеи. Или- пистолета. Там такой мужик, похожий на артиста Яковлева и Гитлер в балетной пачке? И заставки к сериям - в эстетике битловского мультика "Yellow submarine"?Классный.  Жаль, что я его не видел.
Маша, то, что ты хромаешь, надо использовать. Назначаю тебя Байроном в юбке. Потомком Золотого Тамерлана.( почему-то просится и:"..внуком Крепыша, любимцем Рабиндраната Тагора").  А ты на это отвечай: "Нет, я не Байрон, я - другой". Но при этом  спрашивай заинтересованно: "А как там в Греции?"
С моими ночными выродками расстались в компромиссном порядке: удаление не состоялось, но из останка-осколка зуба был удалён нерв, устранена боль. Родит, прийдёт в человеческий облик (большой знак?), глядишь, займётся протезированием. (Как гов.: "Свежо питание...").
Псалтирь на цксл....  Я ведь его (язык) не знаю, Маня. Время читать, по-настоящему, появилось только здесь, в Германии, с десяток лет назад. Поэтому образование - импрессионистское (слово читается слитно): пятнами. Общая картинка есть. А подойдёшь ближе: пятна нечёткие. Поэтому, всех тонкостей, скорее всего, не прочувствую. А без них - одна музыка стишка и ритм. Но это же ведь не блюзы на английском - где и слов-то не надо: как замяукает Билли Холлидей - я млеть начинаю. Тут другое. Но ты права: древние псалмы надо читать на древнем (для тебя) языке. Одно "отриновенное серебро", вправду, всех серебрянных ложек стоит.
На "вы" Давид обращается к Голиафу ехидства ради. У Голиафа и меч был. Мужчина был уважаемый, с положением. А эта шелупонь, подпасок, выскакивает - и начинает всякие еврейские штучки издалека крутить. Ох, горе нам, необрезанным филистимлянам! Который год, как житья нету!
Маша, бери Басё. Я про него тоже ни хрена не читал. Знаю только, что было у них что-то с Верой Марковой, стихи он для неё писал и т.д. Мы ведь все в гемназеях, не обучались, вышли мы все из народа. А то возьми Псёла. Тот, как византиец, поближе будет, знает, как там, в Греции.
Сусанина за усы не приволакивал: он сам заблудился.
Маня, не смотри за окно, а, особенно - в телевизор. Там люди ТАКОЕ друг с другом делают...
Гулян Весёлович Раншель.


24.03.04 13:46

>А ты на это отвечай: "Нет, я не Байрон, я - другой".

"И, страшно вымолвить, другая".

>Псалтирь на цксл....  Я ведь его (язык) не знаю

У тебя же учебник есть. Это во-первых. А во-вторых -- интуитивно можно дойти. Конечно, фразы типа "Обаваем обавается от премудра" или "змий, его же создал еси ругатися ему" без русского варианта не вполне понятны. Но в них ли дело? А так все слова те же самые. "Солнце изыдет яко исполин тещи путь". "Тещи" -- "течь в путь" -- известно нам по переводам всяких древнефранцузских эпосов. Классика семинаров для переводчиков: "Вскипел Бульон, течет во храм..." И в путь потек...

>Поэтому, всех тонкостей, скорее всего, не прочувствую.

Не прибедняйся.

>Маша, бери Басё. Я про него тоже ни хрена не читал. Знаю только, что было у них что-то с Верой Марковой, стихи он для неё писал и т.д. Мы ведь все в гемназиях, не обучались, вышли мы все из народа. А то возьми Псёла. Тот, как византиец, поближе будет, знает, как там, в Греции.

Уже поздно. У меня еще был вариант "осёл". Мы люди простые. Нам пижонить не к лицу.

М.


25.03.04 04:31

Маша, привет!
Сегодня послал тебе бересту с копиями. Там копии из церковноприходского курса, страничка о Хорвате, все заграничные персонажи из упомянутых в этой статье и примкнувший к ним Шапиро - так, сбоку. Справочник интересный, но включает только три волны эмиграции ( Вот ещё из моего ненужного юмора: "Три грации: Эми, Ими и Ми.").  Из четвёртого вала - ни Маши Каменкович, ни Бирюкова, ни вельми известного Лёши Парщикова - никого. Видно, когда плотину прорвало, очень много пишущего народу понаехало, А и кто не писал, накупили компьютеры - и давай строчить. Наверное, авторам справочника, которые ведь не в разведке служат, трудно отделить агнцев от козлищ: стадо большое, все блеют, в Интернете травку щиплют... Да и, когда границы открыты, трудно определить: кто заграницей, кто в России, а кто - между. Вот границы закроют - всех и пересчитают. Может и нас кто когда прочтёт. Вспомнили же Хорвата.
Маша, пришли пож. координаты: где можно заказать Псалтирь, о котором ты говоришь.
"Нам пижонить не к лицу"... Это почему ещё?  Как раз то, что ты пижонка вологодская, я и хотел написать – экспромтом - стишок. Только не знаю: куда это "пи" деть?
Кланяюсь
Стакан Гранёнович Вротшиль.


25.03.04 13:32

>Сегодня послал тебе бересту с копиями.

Заранее спасибо.

>Справочник интересный, но включает только три волны эмиграции

Он просто старый, справочник этот.

> Маша, пришли пож. координаты: где можно заказать Псалтирь, о котором ты говоришь.

По-моему, нигде. Кажется, у нас в церкви продается, я посмотрю, когда доберусь. Надо ведь еще чтобы русскими буквами. Но "церковь близко, да ходить склизко. А кабак далеконько, но хожу потихоньку..."

Меня несколько удивила твоя реакция на памперсы. Одно из двух: или ты по натуре своей чрезмерно впечатлителен и не можешь абстрагироваться от физиологических ассоциаций, теоретически связанных с памперсами, и потому не способен оценить эту чисто литературную шутку, или же ты не читал Пруткова. Страшная догадка! Но круг твоего чтения, как ты и сам признаешься, всегда был хаотичен. Правда, и из самого хаотичного круга чтения Прутков выпасть не смог бы. Так что теряюсь в догадках.

М.


26.03.04 05:48

Вот те раз... Да я, просто, обыгрывал присланное. Карнавал, если ты помнишь, это, также, немножко и - телесный низ. Отливаешь из бронзы литературного кентавра - будь добр и причиндалы - причинные данные - отлей.( Кстати, "причинна" на старом украинском - девушка не в себе. Не знаю почему вспомнил, просто название стиха у Шевченко). И мне нравится, когда люди, которым эдакое читаешь, не задумываются о высоком, литературном, а ржут от души. Как комони за Сулою. Пусть даже на уме у них - неприличное.( А человек я, хоть и, надеюсь, порядочный, но неприличный до крайности). Да прочитай, что сделал перс с переводчицей и что делал его сын с памперсами (или - в памперсы)! У меня лично никаких литературных ассоциаций не возникло, одни физиологические.  "...связанных с памперсами"... С памперсами вплотную связаны, мадам, сами знаете чего:
  "Тому удивляется вся Европа,
Какая у полковника обширная... шляпа".
Это Козьма Прутков. Его же я читал за год до школы (почему-то у родителей книга оказалась) и 5-тилетним "въехал" в жемчужниковский юмор. Я это помню, и родители рассказывали : хохотал. Может потому, что мама - одесситка? Так что тут - тоже - хаотически: хаотически рано.  Насчёт же ассоциации с помпезным зданием в памперсе, пожалуйста:
"И мне казалось, что колёса
Напрасно мельнице даны,
Что ей, стоявшей возле плёса,
Приличней были бы штаны."
Тот же Козьма Прутков. Вообще, - едкая птица( тройка) был этот Козьма:  "И поэтому нет ничего слюнявее и плюгавее / Русского безбожия и православия". Сразу, всем сёстрам - по уху. Страшные баламуты эти пацаны, а время тогда, заметь (в смысле идеологии), было строгое. Ни черта не боялись, всё - по фигу. А вот, смотри, что я когда-то закладкой отметил: чьи ушки у моего любимого (без шуток) Маяковского торчат: "Бердыш в руках воина то же, что меткое слово в руках писателя". ( "Хочу, чтоб к штыку приравняли перо"). Это не в смысле ,что он чего-то такое стянул у К.П., у Маяковского с юмором - тоже всё в порядке. ( Ну а большевизанство... Говорил же Бродский, что Эзра Паунд за всё имеет по заслугам: за фашизм - отдельно, за стихи - отдельно. Но я ни Паунда, ни Гамсуна не стал читать: всё же - фашисты. А вот Дали - обожаю: душка. Всё его "увлечение" Гитлером, думаю - стёб. Он своим миром был увлечён. А вот фашиста Лимонова даже на эти две половинки не разделишь. Мало останется: талант мелок (даже - мелочен), злобен, а эпатаж - холоден и рассчётлив (а вот чего-то, что было у - рассчитавшего и эпатировавшего - автора "Лолиты", того  Лимону Бог не дал). Вобщем, чего это я тебе - всего столько в одном флаконе - пишу: не совсем трезвый потому что. Но и не пьяный. Вот и понеслась мысля по кочкам.
На сем разрешите честь иметь.
Жду ответа, как соловей.
Физиологический ассоциальщик
  Д.и т.д.


27.03.04 14:00

Так и я обыгрываю присланное. Чтобы я начала говорить серьезно... для этого требуется какая-то серьезная причина. Так что и объясняться не нужно. Как же это я могла предположить, что столь заслуженный асоциальщик мог не читать Пруткова? Нонсенс. Но все равно удивляюсь: ты вроде бы малых детей в Германии не качал... А о памперсах спокойно слышать не можешь. Это же должно скорее восприниматься как некая абстракция.

Пойду вскрывать твою бандероль. Вот  пришла я из больницы, а она тут как тут.

Раскол произошел все же не только из-за "древневосточных стишков". Псалтирь составляет в лучшем случае около трети всего корпуса подлежавших исправлению текстов. Это не считая Писания. Православие -- это такая очень книжная и словесная культура. А что Толстой с Жемчужниковыми прикалывались... так это же между своими, как говорится. Открой "Еврейскую газету" -- так можно подумать, что там антисемиты засели.

Начет Дали не разделяю, насчет Набокова и Лимонова -- разделяю.
Интересно: как раз лежала я в клинике и искала рифму на слово "вдали". Но "Дали" мне не подошел. Тем более, думаю, наверняка Фаншель уже эту рифму использовал. Наверное, придется сдаться и взять "журавли". А "корабли" уже Пушкин использовал.
М

28.03.04 07:56

Маня, так ты со мной - несерьёзно?! Ты над моей страстью (к памперсам) - надсмеялась?! А я то думал, что после всего, что мы поняли о памперсах, ты, как честный и порядочный человек.... Нет, Маня, и вправду: ну почему ты со мной несерьёзна! "Иль тебе не нравится мой аккредитив?"
А чего это ты в больницу опять ходила? Кстати, не предлагали ли тебе (и можно ли тебе) процедуры в тёплой воде: даже не кранкенгимнастику, а - так, её зачатки, разгрузку опорно-двигательного аппарата:просто: в воде расслабляться-разгружаться? Спроси-ка, посодействуй себе активно.
Сегодня был на дне рождения ( так уж получается, что вокруг Рождества и Пасхи - сплошные пьянки и подработки), разговаривал с многолетним другом светиной мамы, ещё времён её службы в институте востоковедения. Он профессор-коптолог ( таких - раз - и обчёлся. Без "два"), сын - учёный-теолог, написал толстенную - с ладонь - монографию (о чём-то там "доиеронимовском"). Вобщем, во всяких таких интересных вопросах сечёт, как я - в зубоврачебных плевательницах. Ну, слово за слово:мужики курят на балконе, - о чём они говорят? Правильно: о бабах. Так вот, насчёт баб: он тоже считает, что, как минимум - не все псалмы, приписываемые Давиду, написаны самим Давидом. И примеры приводил, и номера. Ничего не помню. Мама у Светы замечательно готовит закуски: пейзаж, сеанс! Но, помимо водки такой продукт не употребляется. Т.е.: убей, не помню! ( подробностей, а не сути). А жаль. Не справочник : интересного человека и беседу второй раз с полки не снимешь. Как, к примеру, Вашего любимого Козьму, будь он неладен: я тонну пыли с него сдул, расчихался -  в Леверкузене пожарники проснулись. Всё из-за тебя, Маша. А гнусную цитатку  - это я из ехидства. Зато, оцени: "едкая птица (тройка)"- в характеристике К.П.: сразу два стёба в одном флаконе. Кстати, знаешь, что Прутков, в некоторой степени, - плагиат? Ну, в той мере, в какой, напр. "Евг. Сазонов" с 16-й стр. "Литературки" - перепев с Козьмы. Был такой Иван Фёдорович Горбунов, исплнитель УСТНЫХ рассказов, - вроде Яхонтова. Вроде, да - не вроде: он сам их же и сочинял. Успех был - сумасшедший. Так вот, коронный его персонаж, был некий генерал Дитятин. Мало что из его устных рассказов дошло, но многие афоризмы от генерала Дитятина стали надолго крылатыми: стёб вполне классный, вровень с Козьмой.
Маня, а что тебе Дали не по ноздре: эстетика, этика? "Политика" - по отношению к нему, мне кажется - вряд ли применима.
Да, ура: мне сучок в воду бросили: можно принести! Раньше хоть Света темы для буриме давала, потом ей надоело. А приличные, не для домашнего потребления, стишки случаются редко. Ща вам рифмы наваляем: плохих, очень плохих и - разных. " Вдали". (Что в голову придёт, всякое гнилое лыко):
Дели, у-, раз-, на-, от-,по-дели, земли(не оч.), кули(кит.), люли, разлюли(русск.), (на) мели(1), мели(2)( Емеля), нули, пили(Шура), сули, стели, "Тали"(поезд в Париж), вели, перебели, вали!, пали!, Бали, Шаолинь, калин, малин, мандолин, шали, пасли, спасли, стели, Главлит, утоли, притули, пристрели, дари("р - л"-комбинация), коли, петли.Уфф! Легче стало. А то делать нечего.
Д.и  т.д.

28.03.04 15:59

>Маня, так ты со мной - несерьёзно?!

Ну, что ты, ДФ. Просто предмет уж больно несерьезный. (Не ты, а памперсы). Да и много ли их, серьезных предметов?...

Вот, добралась сегодня до церкви, купила таки тебе Псалтирь. Единственно, что она с молитвенником в одном пакете (впрочем, иначе я и не встречала, если ставить условие, чтобы русскими буквами). Ну, ты же понимаешь, что я тебя не собираюсь охмурять в православие. Заклеишь в случае чего эти странички, если будут глаза резать. Так что при возможности пошлю.

>А чего это ты в больницу опять ходила?

Очередная химия. Это же на год рассчитано. Правда, мало кто доживает. :)))

>Кстати, не предлагали ли тебе (и можно ли тебе) процедуры в тёплой воде: даже не кранкенгимнастику, а - так, её зачатки, разгрузку опорно-двигательного аппарата:просто: в воде расслабляться-разгружаться? Спроси-ка, посодействуй себе активно.

Мне пока предложили только обезболивающие таблетки и зачем-то пункцию спинного мозга. "Кранкенгимнаст" у меня был и даже прописал мне палочку для ходьбы, а потом смылся. Так что я сама себе прописываю что хочу. Спасибо за совет. А то у меня кроме аппликаторов Кузнецова никаких идей.

>( таких - раз - и обчёлся. Без "два")

Кайф какой! А моя знакомая в Бельгии, к которой я езжу через Кельн -- тоже коптолог! Правда, с уклоном в эфиопистику. Бывает такое?

>он тоже считает, что, как минимум - не все псалмы, приписываемые Давиду, написаны самим Давидом. И примеры приводил, и номера.

Коптологи вообще -- самые интересные собеседники.

> Маня, а что тебе Дали не по ноздре: эстетика, этика? "Политика" - по отношению к нему, мне кажется - вряд ли применима.

Сразу будет видно, что для рифмы приплела. А вообще -- эстетика, конечно. Высосанные из пальца слоны на тонких ножках. Потому и тонкие ножки, что из пальца много не высосешь. Не понимал он ничего в жизни, Дали этот. И сказать ему нечего было. С моей точки зрения, разумеется. Может, я и не права. И по краскам как-то аляповат. С другой стороны, у меня когда-то висели на стенах его репродукции. "Тайная вечеря" мне нравилась, например. Так что дадим бой безапелляционности.

>Да, ура: мне сучок в воду бросили: можно принести!
Ща вам рифмы наваляем: плохих, очень плохих и - разных. " Вдали". (Что в голову придёт, всякое гнилое лыко):
Дели, у-, раз-, на-, от-,по-дели, земли(не оч.),

Еще "нули". Спасибо. Буду и впредь обращаться. Но варианты с согласными на конце все же требуют хотя бы вначале какого-то звукового соответствия. Поэтому "Главлит" еще туда-сюда, хотя и так себе, а "Шаолинь" уже совершенно не катит.

М.


29.03.04 00:49
А "нули" - бы-ыли-и. Посмотри внимательней.
Спасибо за книжку. Напиши, сколько она стоила: пришлю просто - в конверте, заложу в открытку.
Маша, с химией будет бо-бо, но через это пройдёшь, оклемаешься в полгода - и запируем на просторе. Примеров (именно на моих глазах, именно - положительных) - более чем. Люди выглядели очень плохо, долго хворали, выкарабкивались очень медленно, но, вот уже - сколько лет - только поддерживающая терапия и плановые обследования. Это - два моих родственника, знакомая, ещё два человека. Терпения требуется несколько вагонов, но - то ше опваца. Насчёт иппликатора: посоветуйся с лечащим врачом. Массажи и акупунктуру-акупрессуру тут нельзя применять с кондачка: они активируют жизненные процессы, вызывают обновление организма. А при новообразованиях, например, в некоторых случаях, тактика направлена на то, чтобы их, обновленческие процессы, наоборот - подавить: при этом, новообразующиеся, недиференцированные клетки, склеивают ласты раньше, чем хорошо диференцированные - в органы -"ороговевшие", более устойчивые клетки твоего корпорэ. Так что, не спросясь, не прыгай в бассейн: там, может, ещё не нолито.
А спроси, как насчёт женьшеня. Я думаю, 99,9%, - не будет противопоказаний. Если что, напишу какие недоргие виды (можно и без алкоголя) в магазинах водятся. Ещё (только в Грузии раньше - малыми партиями - выпускали): продукт из плавников черноморской акулы-катрана ("Катрен", или - что-то в этом роде). Очень, говорят, в данном случае, был бы к месту. Ещё (но это надо из здешней медицины выжимать, т.к. цена - космическая и назначают особам,приближённым и т.п.): это - альфа-глобулин: как называется, не помню, представляет из себя производное интерферона, очищенное настолько, что можно вводить внутривенно. Жену Л.П., собственно им и вытащили. Прокапали: год прошёл, - ей костыль сейчас более для психической подстраховки нужен. Плюс: спросить, можно ли тебе прописать тёплые водные расслабухи в бассейне: простом, или - в термах.
Маша, надо на них, вредителей, жать, т.к., с другой стороны на них жмёт касса: никому ничего не давать, остальное - понадкусювать. Подключай родню, чтобы ваши упорные ходатайства открыли амбарные замки.
Тот коптолог, о котором писал (то ли Нагель, то ли Надель - фамилия, а за столом - Петэр) - бывший ГДР- овский профессор, часто бывал в сов. время в Питере. Когда стенка упала, был приглашён читать в Бонн, собственно, под него была сделана кафедра. В постпенсионном возрасте, совсем недавно, был, в связи с сокращением финансирования  - без зазрения - почётно отправлен на пенсию и кафедра, практически, потеряла смысл существования.
А мне Дали нравится. Не мысль, или высасывание её из пальца:  мыслей у него - как у эмбриона, а - визии. Выпендрёж, ясный хрен, но - нравится. Даже не знаю почему. Это уже - критерий таланта :  если не видишь, чем конкретно и почему трогает. Просто.
  С понед начинаются - аж до 14-го - сплошные подработки. К аппарату буду подползать спорадически. Возможны перерывы на сон, еду и утюжение галифе.
Д.Ф.

29.03.04 15:24


>А "нули" - бы-ыли-и. Посмотри внимательней.

Тогда не было "Жигули". Все равно неактуально. Я уже поменяла порядок слов.

>Спасибо за книжку. Напиши, сколько она стоила: пришлю просто - в конверте, заложу в открытку.

Тогда тебе придется написать мне, сколько я тебе должна за Гандлевского и копии. Плюс почтовые расходы. :)))

>Примеров (именно на моих глазах, именно - положительных) - более чем.

Дима, я же тебе сказала, да ты и сам догадался -- я человек несерьезный. Склонный к черному британскому юмору. А тут еще и значок интернетовский поставила -- :)))). А ты уже решил, что меня нужно успокаивать. Я же тебе писала -- у меня все схвачено. В плане медикаментов тем более. Женьшень мне принципиально нельзя -- он активирует кровообращение мозга, а именно там и сидят клетки, которые надлежит подавить. С мозгом вообще все иначе. На самом деле, помогают только препараты ладана, но это только для тех, кто от ладана не бегает. Не всем, понимаешь, подходит. :)) (буду теперь нарочно ставить этот значок всегда, когда шучу. Чтобы ты не подумал, что серьезно).

>Насчёт иппликатора: посоветуйся с лечащим врачом. Массажи и акупунктуру-акупрессуру тут нельзя применять с кондачка: они активируют жизненные процессы, вызывают обновление организма.

Мне и нужно восстанавливать отлынивающие нервы. Я же мозг не массирую. Если не считать массажом мозга работу, как говорится, мысли (поиск рифм и т. д.). :)

>А при новообразованиях

При моей хвори новообразований где попало не бывает. Так что я могу массировать себя иголками Кузнецова сколько мне угодно.

>продукт из плавников черноморской акулы-катрана

Надо же остановиться на чем-то одном, хотя бы и грузинском. Причем мое "Маргали" у меня уже есть в достат. кол. и помогает. Что же мне ловить катрана в небе... Нажимать сразу на все клавиши -- так и музыки не получится. :)). Вот кончится химия -- буду пить водку с подсолнечным маслом. Радикальное средство. Проверенное. Но тоже на фоне диеты и тоже безалкогольной.

>Тот коптолог, о котором писал (то ли Нагель, то ли Надель - фамилия, а за столом - Петэр) - бывший ГДР- овский профессор, часто бывал в сов. время в Питере, там и познакомился со светиной мамой. Когда стенка упала, был приглашён читать в Бонн...почётно отправлен на пенсию

Очень жалко. Потому что моя знакомая как раз собралась два года назад переехать в Бонн, переехала и целых полгода ошивалась на тамошней кафедре. Но атмосфера ей там так не понравилась, что она слиняла оттуда обратно в Бельгию, подальше от немецкой ментальности. А твой профессор, наверное, к тому времени уже был на пенсии, так что они, скорее всего, не познакомились. Знакомая моя, кстати, такая личность специфическая... Ты можешь себе представить Наташу Ростову, которая вместо взбивания робронов и пения романсов вдруг занялась коптологией и эфиопологией? Вот это она и есть. Т. е. подружка моя бельгийская.
А я тебе писала, что эфиопы хранят у себя в специальном святилище иудейский Ковчег Завета? (По крайней мере, у них в этом сомнений нет). Вот как там интересно.

МК

04:05
Машенька, привет!
Прости волка позорного за поздноватый ответ: работа, трам её тарарам, с утренним вставанием. Вернее, не работа - трам-тарарам, - а вот это вот: "Рота, подъём!", будь оно неладно. Ведь когда мирное население встаёт к станку, некоторые глубинные совы только в люлю начинают укладываться. Посему, сплю неизвестно когда, урывками:  ночной работы не найти, да и такой-то -... А всё - подлые пиастры: мне, скряге и жидомасону, спать не дают.
Получил от Марковского антологию. Это уже четвёртая - на коммерческой основе, по настойчивой рекомендации хороших (действительно!) людей. Потом ты понимаешь, что тебя опять занесло "под своды богаделен" ("Ну, ты же понимаешь, пришлось кое-каких графоманов вставить: коммерческая основа..."). Очередная братская могила: "самчитат". Архипелаг "Гул". Лучше просто: взяли бы взносы на развитие русского книгопечатания. Поучавствовал бы с лёгкой душой, никому от этого не было бы неудобно. Больше никаким родным человечкам радеть не могу: если в антологию, то - не более, чем с 7-8 сотоварищами: Каменкович, из прочитанных - Азадовский, Галина, ещё пару человек такого уровня. А нет - так и не надо. Выкидывать эти антологии жаль: всё же - уплочено, да и свои люди там есть, а показывать без вырезок и цензуры - нельзя ( сегодня открыл и читал стихи Медузы И. Тень капитана Лебядкина проплыла над моими шевелящимися волосами. Сила искусства).
Маня, женщины научили меня не забывать ничего. Помнишь, ты, прочтя "Тот свет", фыркнула на (прости за рифму) "Как страшно здесь, как далеко равссвет"? По-омни-ишь?  Мол: всё не так, всё там светло и свет - нестрашный. Читаю Машу Каменкович в антологии "Гул былого"( "Как мёртвым весть подать?"): "И где страшней - в бою или в ученье?"  Контекст, конечно - не совсем тот же. Да и - не совсем не тот.  Правильно говорю? А?!  Ущучил?
Ну, ладно, я гнусно доволен, пойду спать: часа два ещё, из них  полтора - на сон. Ты в последнем письме пишешь - с намёком! - про тех, " кто от ладана не бегает".  Мы не бегаем от ладана: мы на него дышим - не надышимся. "Спать хочется" читала?
Маша, с наступающим праздничком! А меня - с продолжающимся! (Отпустили народ мой из Египта - вона когда, а до сих пор киряют по этому поводу. Это - размах!..).  
Не перепостничай на Страстной: во всех религиях хворающим и выздоравливающим предписаны послабления. Надо бы тебе сказочку Шергина* послать "Как купчиха постничала".
Ну, пока. Типа: доброе утро!
До связи.
Д.  и т.д.

(*Позор: Шергина с Писаховым перепутал. Это о чудесном архангелогородце Писахове – здесь и далее – шла речь. «Купчиха» – его.)



...

11:55

Привет, Дима.

У меня времечко напряженное -- так что, глядишь, и не было бы времени отвечать. Напряженное, но хорошее. В течение трех дней пришло пять публикаций, и одна из них ну очень престижная (в компенсацию за антологию?)  
А у меня эта антология -- только третья (причем я ни разу ни копеечки не платила. Меня приглашают как свадебную генеральшу. Один раз предложили заплатить долларов этак 80, но я сказала, что печатаюсь только в антологиях для нищих поэтов. Вот и не получилось четвертой. Однако спасибо, что ты в антологии Марковского напечатался -- а то совсем западло было бы. А мне Марковский просто виртуально должен -- я на него столько пахала... с корректурами всякими и редактурами...)

>Очередная братская могила: "самчитат".

Гениально. Немедленно ввожу в общерссийский оборот.

>Лучше просто: взяли бы взносы на развитие русского книгопечатания.

Марковский никогда не откажется ни от каких пожертвований. Могу тебя заверить.

>сегодня открыл и читал

Побереги здоровье.

>Маня, женщины научили меня не забывать ничего. Помнишь, ты, прочтя "Тот свет", фыркнула на (прости за рифму) "Как страшно здесь, как далеко равссвет"? По-омни-ишь?  Мол: всё не так, всё там светло и свет - нестрашный. Читаю Машу Каменкович в антологии "Гул былого"( "Как мёртвым весть подать?"): "И где страшней - в бою или в ученье?"  Контекст, конечно - не совсем тот же. Да и - не совсем не тот.  Правильно говорю? А?!  Ущучил?

Ничего не ущучил. Это стихотворение все -- про "здесь". А не про "там". "Где страшней?" -- вопрос, возникающий у любого нормального человека первым после того, как он поверил в загробную жизнь. И даже после получения бесчисленных уверений и подтверждений все равно трепыхающийся. Нет-нет, да испугаешься. Мы тоже люди. А не блестящие диски, в которых превратилось население какой-то планеты в "Дневниках Ийона Тихого", если читал.

>"Спать хочется" читала?

Читали-с. И перечитывали-с. Но все собрания сочинений классиков остались в России.

>Отпустили народ мой из Египта - вона когда, а до сих пор киряют по этому поводу.

А мы нагло подмазались. На Пасху половина текстов -- про Исход "Гонителя фараона видя потопляема..." А самый знаменитый текст во всей русской культуре -- это начало пасхальной заутрени: "Волною морскою..."
  
"Как купчиха постничала".
Тоже читали-с. И более того: когда-то я с приятелями выпускала самиздатовский журнал и по случаю поста эту сказочку мы там воспроизвели.

М.

09.04. 03:36

Маня, не томи: где это, в таком - ну очень приличном - месте  была публикация?, асясяй. (Естественно - после пасхи и Светлой недели: заодно подсчитаешь победы: сколько яиц своим крашенным перекокала).
А что это за "блестящие диски" в "Записках Йона Тихого"? Не помню, видно у меня был сокр. перевод. Кстати, в имени "Тихий Йон" не чудится ли - что-либо такое - шолоховское, нобелевское?.. А знаете ли Вы, что Лем - наш земляк: еврейский львовский доктор? Вот такая вот сумма технологий. Гениальный дядька: "Тылько вэ Львове."
А вот Шергина знают и уважают не все: я тебя за это обожаю: тоже - гениальный архангельский дядька. Правда, не без лесковских сказок здесь обошлось. Зато, тоже - наш земляк. И тоже бородатый. Его моя бывшая подруга знала: они (она работала и работает в Архангельском кукольном, выученица Образцова) по шергинским рассказам, связанным с рекой Уймой, спектакль смешной делали.
Маша, если будешь высылать Псалтирь, напиши. А то раньше у нас, бывало, почтовые ящики, того - инспектировали, пропадало.
Позвольте ещё Вам стишок: сейчас, ночью случился: больше - некому. И - неохота. ( Категорически прошу не путать автора с лир. героем. Единственное: и тому и другому надоели женщины в штанах.) Маша, я выполнил годовую норму о 12-ти стихах за 3 месяца, т.е. - в квартал. За что мне честь и хвала и тоска почёта. А также присвоено звание знатного куплетиста.
  Знатный стакановец
  Д.Ф.



Д.Ф. :

*  *  *
  «И для первой же юбки
Он порвёт повода...»
(Б.Пастернак, «Вакханалия»)


Исчезла – и шею тяну, сатанею.
Прохожих мазки. Сектор зрения –  пуст.
То – юбка последняя. Знаю: под нею,
Под нею, о, горе мне сладкое, пусть –  

Армейские бутсы ( Но – с женской сноровкой.
Но – бабушкин рок : неприступность, скала.
Панк-рок*) с гимназической ладной шнуровкой.
Под панковской прядью – презлая скула.

Кто взглядом разденет – тот горе обрящет,
Кто шею свернёт – продолжает глазеть.
Как крохотным прямоугольником прячут
Глаза в криминальных разделах газет –

Полоска шпионских очков над зрачками  
(Надменность, тщета, –  переросток и пшют).
Скрывающей юбочный мир за очками –
Свой дао надземный, мой сон, парашют,

Снимающей юбку в своей комнатёнке
И что-то невзрачное – в жалкой горсти –
Из шёлка – за тюлевой сеткою тонкой, –
Чтоб – бледное, розовое –  обрести....

Но только – за ней, за последнею юбкой –
Неверная иноходь – как в поводу.
Преследуя цель. С умиленья улыбкой.
Полоской асфальтовой –  топкой и липкой.
В стареющих баловней чётком аду.

  2004.



....................................................................
*Rock (нем., англ., др.) – юбка, скала, рок, рок.




15:50

>Маня, не томи: где это, в таком - ну очень приличном - месте  была публикация?

С удовольствием похвалюсь. В свежем сборнике материалов по Вячеслав-Ивановской конференции в Риме. Составитель счел уместным закончить сборник научных статей моей -- ненаучной (к которой прилагается еще и стих. А на самой конференции мне его прочесть не дали). А там -- полный бомонд: и Аверинцев, и профессора всякие из Кембриджа и всякого Чикаго, да и из Москвы-матушки. Другое дело, что узок круг этих профессоров и страшно далеки они от народа. Ну да ничего.

>сколько яиц своим крашенным перекокала

Этот ритуал осуществляется теми, кто достоял до конца (часов до трех ночи). Они от усталости впадают в детство и чокаются яичками. А я по проф.непригодности в лучшем случае до половины первого продержусь. Да и яиц мне есть нельзя. Да и не в яйцах дело.

>А что это за "блестящие диски" в "Записках Йона Тихого"? Не помню, видно у меня был сокр. перевод.

А бывали сокращенные? Ну, не буду же я тебе подробно пересказывать... Приехал (все-таки Ийон, кажется, лень проверять) на какую-то планету, а там вся поверхность покрыта геометрическими узорами из одинаковых блестящих дисков. И по ходу дела выясняется, что эти диски получаются из людей, которые, польстившись на обещанное счастье и гармонию, толпой валят в гигантский говорящий и зазывающий агрегат, который из них эти диски и штампует.

>Кстати, в имени "Тихий Йон" не чудится ли - что-либо такое - шолоховское, нобелевское?..

Ийон -- ударение на первый слог, по-польски. По крайней мере, я так всегда думала. Так что не чудится. Мне чудится скорее Иона. Но тоже необоснованно.

кстати о правописании: очень меня удивило, что "иппликаторы" пишутся через "и" (я проверила). И в англ., и во франц. корень "апплик-" имеет значение "прилагать, налагать". А почему, интересно, "ипплик-"?  

>Маша, если будешь высылать Псалтирь, напиши.

Это только после Пасхи.

>Маша, я выполнил годовую норму о 12-ти стихах за 3 месяца

Бывают же плодовитые писатели. А я вот не добираю.
А в "Крещатике"-то какую я грандиозную статью тиснула (про "Царя Салтана"). А ты -- ни слова. М. б. ты на "Крещ" и не подписан вовсе? Ну, мог бы купить у Марковского номерочек -- хотя бы ради моей статьи. Или ты прочел и не вдохновился?

Стих твой опять сделан очень хорошо, о прочем же no comment.

Да, а кого ты в этой антологии назвал Азадовским и Галиной?

М.


10.04.04 16:16

Маша, я тебя обожал, а теперь - боязненно уважаю. Эк, куда занесло! Во-он чего ты в Риме делаешь. Собираются мудрецы - и миром правят. На сходке на своей.
Да. Не поверишь: вчера, на прогулке, говорю Свете:" Слушай, а кто у нас поэт, а кто - германист: Азадовский или Айзенберг?" Она посмотрела на меня, как на идиота: "Айзенберг, а что?"  Ну, конечно же - Айзенберг. А Азадовский (Константин Маркович, который в редколлегии НЛО, а не отец, Марк) был у нас на вечере в Копелев-форуме, посвящённом фильму (видно, к "зоолетию"), сделанному ФРГ-вцами 40 лет назад. Потрясающий, большой документальный фильм о Питере, редчайшая вещь ( документальное кино, сделанное западными - свободными - киношниками! В те годы такое об СССР-е делали только сами СССР-ы). Там и Богатырёв, и молодой Бродский (полуподпольно, в каком-то корридоре, с коммуналками, окна - на двор-колодец), сам Азадовский - каким-то боком.. Вся атмосфера: я её успел запомнить, хотя был дитём и не там жил. Удивительный немецкий у Азадовского: у немца-киношника и ведущего - попроще. Те сами были удивлены. Ну - немецкие корни (по матери?) и  - бывшая Петэршулле...
Апропо: Петэршулле. Фамилия Петэра - Нагель. Да, разветвляясь дальше: к коптологам и - далее - к эфиопам. Все эфиопские евреи ( а это большая ветка), как и другие правоверные, небось, паломничали в Иерусалимский храм. Вторая исходная позиция: пассионарность наследуется. Истоки её можно проследить по генеалогическому древу. Сюжет для провокационного исторического романа в мягкой обложке: подступающие к Граду римские легионы и предок Пушкина, уносящий с командой надёжных единоверцев ковчег со скрижалями: на временное сохранение, от греха подальше. Скандал!  Голливуд делает фильм - с Никитой Михалковым в режиссёрском кресле. В Нью-Васюках наблюдается застой и отток капиталов. Эфиопское правительство выпускает почтовую марку.
Маня, с "иппликатором" не разобрался. Ежу понятно, что "-А-ппликация". Но когда он начал входить в моду, именно так -"иппликатор" - его и называли. Загадка.
А яйцами на Пасху я самолично кокался. В нашем доме жили грекокатолики-униаты, католики, православные (русские и украинцы: у каждых своя любимая церква), баптистская семья и -я, для развода. Это тот самый двор, куда иногда выносили радиолу и взрослые под неё танцевали. Иногда - столы с выпивкой. В провинции есть свои простецкие радости. Вот для меня  все три Пасхи и запомнились всмятку: маца, куличи и коканье крашенными яйцами с другими пацанами во дворе. Что твой Шмелёв.
"Йона Тихого"(вроде так было в переводе. Польский я уже в Кёльне стал понимать.) читал - отрывками в журналах. "Техника молодёжи", кажется. Что-то меня сегодня на воспоминания потянуло... К дождю, небось.
Периодику я принципиально не покупаю: после выплаты миты у меня 128 евров. Из коих 130-150 уходит на телефон. Это особая арифметика, учёным не понять. Так что вся моя жизнь - с пособиями родственникам и вождением барышни в кафе - из всё сокращающихся подработок. И овёс, как ты знаешь, нынче дорог. А вот не могла бы ты обе статьи (и ту, римскую, и из "Крещатика") послать мне на почту (электронную!). Я-то тебе всё свеженькое посылаю. Нечестно.
Кстати, ночной - непропечённый - вариант стишка погаси. Прилагаю правленный.
Сочных куличей. Как говорят на Украине: веселых свят!
  Д.  и т.д.


10.04.04 19:49

> а теперь - боязненно уважаю.

А раньше не уважал? :)
И это -- только первые плоды этой престижной публикации... :)

>Собираются мудрецы - и миром правят.

Мудрецы-то вполне маргинальные. Кому дело до их мудрости...

> Азадовский (Константин Маркович, который в редколлегии НЛО

Я познакомилась с ним, когда сидела в редакции питерского журнала "Всемирное Слово", вычитывая гранки (еще одна из упомянутых мной публикаций). Меня ему, случайно зашедшему, представили, а я судорожно вспоминала, кто он такой. Помнила только, что переводил Рильке и сидел в лагерях. А потом он приехал сюда в Регенсбург на тютчевскую конференцию. И даже чуть было не заказал мне статью  по римским материалам, но я как раз заболела и сотрудничества с ним благополучно избежала.

>Потрясающий, большой документальный фильм о Питере, редчайшая вещь( документальное кино, сделанное западными - свободными - киношниками! В те годы такое об СССР-е делали только сами СССР-ы). Там и Богатырёв, и молодой Бродский (полуподпольно, в каком-то корридоре, с коммуналками, окна - на двор-колодец), сам Азадовский - каким-то боком..

А я в свое время этот фильм (сделанный, как я поняла, Бёллем) записала на видео. Страшно интересно было бы что-то дополнительное про этот фильм узнать. Там ведь непонятно, где кто (только Бродский узнаваем). Гениальный фильм, правда? Напиши, если что-нибудь запомнил.

>Удивительный немецкий у Азадовского

Да, и он любит этим щегольнуть. А глава нашей славянской кафедры двух слов по-русски связать не может. Позор капиталистическим джунглям.

>Все эфиопские евреи( а это большая ветка), как и другие правоверные, небось, паломничали в Иерусалимский храм.

Считается (у эфиопов), что это во многом  все были потомки Соломона и царицы Савской. Нет, кроме шуток.

> Сюжет для провокационного исторического романа в мягкой обложке: подступающие к Граду римские легионы и предок Пушкина, уносящий с командой надёжных единоверцев ковчег со скрижалями: на временное сохранение, от греха подальше. Скандал!  Голливуд делает фильм - с Никитой Михалковым в режиссёрском кресле. В Нью-Васюках наблюдается застой и отток капиталов. Эфиопское правительство выпускает почтовую марку.

Пиши сценарий скорее, а то обойдут.

>Я-то тебе всё свеженькое посылаю. Нечестно.

Так уговора же не было. А ты прежде хорошо подумай. Если я тебе начну высылать свою "статейную" продукцию -- мегабайтов не хватит... Потому что период такой.

>Сочных куличей.

Кулич должен быть сухим. А барашек (пасхальный агнец) -- молодым.

Надо спросить у мужниной тети, как поздравляют евреев с Песахом.

М.



11.04.04 16:39  
Ответ потом, пока - стишок (из жизни выдающихся римлян), надо бежать, пока.
  Д.Ф.



Д.Ф. : Римская оргия

Не колокол на башне вечевой,
Не неофит на Башне Вячеслава:
На оргии научно-речевой
Чья возросла негаданная слава?

Се вопрошал профессорский народ:
«Кто бросил Каменкович в огород
Наш, запустил кто, прямо скажем, Маню
В наш огород из сумрачных германий?»

Судачат, блеют, бородой трясут,
Умно блестят очками на носу:
«Как, в сборнике научном в честь поэта –
Хвостом, как незаконная комета, –

Статейка и, что главное – стишок!?
Кощунство. Не научно. Просто шок!...
Великих тени – и стишок от Маши!
Нам не простят они подобной лажи.»

Великих тени сей анклав пасут.
Статью девицы требуют на суд
В урочный час.  Поднесена с поклоном.
Читали тени.  Были благосклонны.

2004.  



11.04.04 23:30

! Я очень развеселилась. И, главное, по смыслу точно. В девятку. Недостатки только в третей строфе: неточная рифма и -- по смыслу: во-первых, нехорошо "блеют", во-вторых, неправильно "бородой трясут", поскольку все эти академмужи, как ни странно, весьма жовиальны и на приеме в русском посольстве перепились как зюзи, да и молодых среди них больше половины. Не говоря уже о широко представленных на той конференции дамах. Американские и европейские профессора обязательно гладко выбриты. А кто из России и с бородой -- те все совершенно квадратные и бороды у них короткие и окладистые. Подлиннее борода только у моего римского приятеля, который тоже, скажем так, не стар, да и к тому же я хотела бы ему этот твой пасквиль послать, он бы порадовался. Не внесешь одну-две правки?

Ты скажешь: что это за соцреалистический подход к произведению искусства, в натуре?
Ну, видишь ли, тема-то для меня животрепещущая. Еще свежи воспоминанья. Хочется верности в деталях. М. б. "судачат, держат палец на весу...", впрочем, я не вмешиваюсь.

Маша

P. S. Все же ты добродушнее меня. Ты снисходителен к абсурдным народным обычаям типа коканья яиц, а я норовлю их осмеять. Буду учиться терпимости.


13.04.04 02:23

Не мог сразу ответить: были на шашлыках. "И над Димою поджарым (91кг.), с розоватым винным паром, полетит шашлычный дым". Пар этот до сих пор из моих пор выходит. Поскольку не винный (пишется не совсем слитно) пар, а - эфирные летучие вещества, оглушительного свойства, из самого, что ни на есть, сивого самогона. Его один дедушка в Бонне гонит.  Фантасмагория высокой пробы, алярмштуфе орендж, я не мог не попробовать. Здесь, в кустах, на берегу Рейна, - это же концептуально!..  Ничем наш русскоязычный народ не перешибёшь."... то для немца - карачун."Гонят самогон - и всё!
Будем отвечать по порядку, а то я собьюсь. (И, как у Довлатова, "пойду по кривой дорожке").
Фильм. Что я могу вспомнить такого, если у тебя он на видео (скажи местечко, где переписать можно? Света у меня тут - питерская косточка, дочка - тож. И все вспоминают так, что я скоро запью от ностальгии). Оператор - такой упитанный пожилой бухгалтер с виду - взахлёб, с 40-летней выдержки неугасающим восторгом, рассказывал свои впечатления от всего тогдашнего; очень был, кстати, очарован Богатырёвым, также - его роскошным немецким. А Азадовский, сначала - сдержанно, а потом - всё более нервничая руками, комментировал. ( А кто такой Богатырёв? То, что это "тот, кого убили", а не "тот, который артист", я знаю). Потом они, не обращая внимания на человек 15-20 публики в зале, начали просто вперебив что-то своё, им известное вспоминать (это - после вступительного слова Азадовского о тяжёлых временах в послеперестроечном Петербурге и т.п.) потом, по-домашнему (залец - небольшой), показали кино. Кстати, "Крутится, вертится шар голубой" за кадром поёт таким хорошим голосом не Галич, как я сначала подумал, а всё тот же Костя (или Коля) Богатырёв.
Да, насчёт 12-ти стишков в год. Приходится себе такой скорострельности желать ( а уж как получится - на том спасибо). Т.к. недавно прикинул, что начал ( не рифмы ко дню рождения, а - как страсть ) - в 38.  Когда правильные поэты уже - год как - на дуэлях отстрелялись, чахотками отболели, в лагерях дошли, - вобщем собрания сочинений дописали. То-то я думаю, Шефу пришлось опоздавшему присоединять (не знаю к какому месту, не перепутал бы, борода из ваты) - "турбо". Но есть и похлеще счастливчики - с бОльшими производственными мощностями. Вот граф Хвостов: всем вышел! И - стихов написал.
А профессорский народ "блеет" и бородой трясёт", потому как - козлы. И девушке нашей в горящей шинели среди них - непросто. А то, что они тебя тоже обзывают: мол: "запустил кто, прямо скажем, Маню" в наш огород? (кого в огород пустить?), так - сами козлы. Я тут не виноват, Маш: саморазвитие образа: помнишь: Роллан Барт, о(т)чуждение - и всё такое... Потому как ты, по-настоящему, просто - камешек-каменкович в их огород. А не коза какая. Вот. Кажется, убедительно.  :)
А  по случаю неточной рифмы, ТАСС уполномочен заявить, что " в девятку" попасть в футболе - самое престижное. Это - по схеме часового циферблата - левый верхний (или правый, - с какой стороны смотреть) угол ворот. Рифма - не буквы: фонемы. "Носу" - "трясут" читаем как  "нАСУ" - "трйАСУт". Не очень убедительно, зато - отбрехался.
Маша, пришли, пож., свои статьи и статейки, весь корпус.  
До связи.  
Пашквилянт Д.Ф.


13.04.04 15:03


>Фильм. скажи местечко, где переписать можно?

Будем что-нибудь переписывать -- с удовольствием перепишу для тебя и твоей питерской Светы.

Между прочим, о ностальгии. в фильме очень много говорят эскалаторы метро -- сплошь деревенские женщины в платочках. Тогда ведь навезли из деревень страшную уйму народа -- заселить полувымерший город, да и "бывших" заодно подразбавить. Страшненькие эскалаторы.

>А кто такой Богатырёв?

Знаменитый переводчик Рильке и в какой-то мере диссидент. Но в точности я про него тоже ничего не знаю, как и про Азадовского. А потому и путаю обоих.

А где в фильме Богатырев? А где там "мелькает" Азадовский?

>Костя (или Коля) Богатырёв

Костя. Но все же скорее Константин.

>"турбо"

Что и наблюдается. :)

>А профессорский народ "блеет" и бородой трясёт", потому как - козлы.

Ну, это у тебя что-то личное. Не козлы они. Они по-своему славные ребята. Жрецы вымирающей культуры, т. ск. Так что я пошлю твой стих своему римскому другу в исправленном цензурой варианте.

>ТАСС уполномочен заявить, что " в девятку" попасть в футболе - самое престижное. Это - по схеме часового циферблата - левый верхний (или правый, - с какой стороны смотреть) угол ворот.

Так я именно это и имела в виду. В девятку. А ты подумал что? Т. е. точное попадание, точнее некуда, за исключением "козлиных" ассоциаций.

> Рифма - не буквы: фонемы. "Носу" - "трясут" читаем как  "нАСУ" - "трйАСУт". Не очень убедительно, зато - отбрехался.

А зачем отбрехиваться? Принял к сведению, казалось бы, и ладно. А вот моему свекру не понравилась рифма "Маша -- лажа". Которая меня как раз не настораживает и, на мой просвещенный вкус, вполне приемлема.

>Маша, пришли, пож., свои статьи и статейки, весь корпус.

Ну, не сразу же все. Powoli.
По-моему, уже и по одному "Салтану" ясно, что я еще та зануда и "научные козлы" вполне могут случайно принять меня за свою. :)

M.



М.К. :

НЕПРОЧИТАННАЯ СКАЗКА

  Пушкинская «Сказка о царе Салтане» – быть может, единственная во вселенной русского языка сказка, которую знают все, – а не читал почти никто.  
  Я не ставлю себе сейчас задачи углубляться в исследование источников «Салтана». Один из возможных – Арина Родионовна – заведомо недоступен и неперепроверяем .  Из других, приводимых, в частности, автором неординарной и очень интересной статьи о «Салтане»» В. Ронкиным , для моей задачи потребуется только новелла Чосера «Рассказ юриста», – эту новеллу здесь придется еще не раз вспомнить. Но источники источниками, а перед нами – результат (пушкинская сказка), мы имеем дело именно с ним, и какая бы сказка или история ни лежали в основе пушкинского замысла, что бы ни диктовала самовластная архетипическая общесказочная схема , – раз оказавшись в кузнечных клещах поэта и попав в перековку (а хороший кузнец, как известно, может даже горло волку перековать!), она стала тем, чем стала.  И, перекованная, погрузилась в новый для себя мир – в хляби пушкинского стиха. То-то было, должно быть, пара и шипения!!! Но и это нас сейчас не интересует, – только: ЧТО ПОЛУЧИЛОСЬ в итоге? Некий текст, объект, ставший со временем настолько привычным и обиходным, что не приходит в голову к нему присмотреться. В палатах короля Аврелиана Амброзия из сказки Дж. Р. Р. Толкина «Фермер Джайлс» на стене висел волшебный меч, но о том, что он – волшебный, никто не знал, поскольку никто никогда не пытался прочесть выгравированные на нем руны… Однако на стене он все же висел, и мимо него каждый день ходили, им гордились. любовались… Так и с «Царем Салтаном»: его озвучивают, иллюстрируют, экранизируют, – не говоря уже о том, что читают, читают, читают малым детям… И – скользят по поверхности пушкинского текста (разве что сценарист «подгонит» сюжет под требования здравого смысла).
Интерпретации «Царя Салтана» объединяет одно: все они выдержаны в одном и том же стиле, которого неукоснительно придерживаются иллюстраторы и режиссеры, от И. Билибина до А. Птушко и И. Иванова-Вано : псевдо (или не псевдо-)-русско-православном , равно объемлющем и азиатское по сути царство Салтана, и гвидоновский остров Буян, а выбор стиля – уже зачаток мысли, зачаток интерпретации. В. Непомнящий , например, эту интерпретацию развил и назвал остров Буян «русской Утопией» … Но на этом дело обычно и заканчивается,  тем более что «русско-московско-православное» оформление постановок и иллюстраций к «Царю Салтану» тоже стало привычным . А, как замечает и В. Ронкин, и тоже в отношении «Царя Салтана», «привычное… мы, как правило, своего внимания не удостаиваем. Между тем свежий взгляд на явление давно известное может открыть в нем много чудесного и удивительного».

Для начала, для разогрева, мне хотелось бы проанализировать начало «Царя Салтана» со специфической точки зрения: выявить смыслы, которые заключены в форме, в структуре фраз, на которые распадается и из которых складывается этот текст. Почему только начало? Потому, что, думается, достаточно задать инерцию, а, во-вторых, наша цель – не проанализировать сказку целиком, а только показать, как много пользы и смысла может быть в остранении родного, домашнего и потому бездумно принимаемого. Этот математически-аналитический метод применим к пушкинским стихам,  – следовательно, позволительно его применить и посмотреть – что получится?..
  Итак: прежде чем начаться, любое повествование (в сказках или, например, в былинах это выражено особенно явно) должно само создать себе место, где ему разворачиваться, или каким-то образом указать на место уже существующее. Делается это, разумеется, с помощью подручных средств. Например: «В некотором царстве… в давние времена жил-был царь». Достаточно любого, самого неопределенного,  самого фантастического или абсурдного указания, – важна только форма высказывания, формальное обозначение внутритекстовой (отличной от реальной) пространственно-временной области, куда помещается точка отсчета, и от этой точки начинает развиваться действие. Это – схема, и, конечно, кажется кощунством вычленять эту схему из живой плоти текста. Однако если схема существует… то почему бы ее и не вычленить… рисуют же в учебниках скелеты, и это кощунством не считается, просвечивают же людей рентгеновскими лучами. Современному читателю – современные технологии…
«Царь Салтан» начинается для сказки или былины – не вполне обычно. В эпосе и фольклоре задаются обычно некие обширные и неопределенные пространство и время («тридесятое царство», «в давние времена»), а где-то посереди всего этого помещается точка отсчета: «жил-был царь». Здесь же место ограничено лаконичным «под окном», время тоже локализовано («поздно вечерком»), причем нет даже напрашивающегося «как-то» («Как-то вечерком…»), которое внесло бы хоть какую ни на есть неопределенность и размытость, а точек сразу три – «три девицы» (хотя их можно считать одной, утроенной только семантически). Однако для нового времени, для авторского повествования  характерен именно такой зачин: выхватывается из тьмы какой-то элемент мира, о котором пойдет речь, а уже вокруг этого элемента строится или высвечивается все остальное,  на вполне вольных началах и по свободным, не закрепленным ни в каких канонах правилам (например, у самого Пушкина в «Выстреле»: «Мы стояли в местечке ***»… Или: «Однажды играли в карты у конногвардейца Нарумова…» («Пиковая Дама»).
Итак, «три девицы» могут поначалу сойти за привычную сказочно-былинную точку отсчета,  поскольку при первом упоминании ничем друг от друга не отличаются, но потенциальная разделенность этой «точки» на три части актуализируется уже в следующих строках, причем параллелизм глаголов говорения («говорит одна девица… молвила сестрица…») сопровождается различием в содержании речей. А прямая речь героинь немедленно вскрывает внутри основного текста вставленную матрешку другого, вспомогательно-вторичного, условного, определенного частицей «кабы». Эта вставка одного пространства в другое производит внутри поэмы немедленное магическое действие, перформативный акт: помянули царя, – и вот он, царь, овеществился, по другую сторону окна, «позадь забора»: за окном мгновенно возник мир, еще, правда, совсем небольшой. А в нем, наконец-то, – царь! Тридевятого царства еще нет, а царь уже есть. Впрочем, как только он появился, подразумевается – потенциально – и царство. (Заметим в скобках, что мечты первых двух сестер сводились к тому, чтобы стать царицами, царя они не поминали, – вот он и не появлялся, и выхода за пределы зачарованного «царства-под-окном» не происходило. Только третья сестрица наносит на полотно текста эту новую точку – «батюшку-царя»).  Речь, вставленная в текст, «слово внутри слова», «слово в квадрате», плодоносно и  мгновенно порождает свое воплощение в реальности первичного текста. Тут можно было бы остановиться и поразмышлять о том, обладает ли текста какой-нибудь «магической», «перформативной» силой внутри первичной реальности, возгонкой или функцией которой он является. Разумеется, в реальности, если громко сказать «царь» или написать это слово на бумаге, царя за забором не возникнет, и если сказать «халва», во рту сладко не станет, – ткань текста и ткань первичной реальности как-никак разнородны, это только внутри человеческого текста текст порождает текст…), однако это, как все понимают, отдельная тема. Возвращаясь же к зачину «Царя Салтана», отметим, что,  если вести отсчет по внутреннему времени сказки, царь возникает «позадь забора» хотя и мгновенно, но не в ту же секунду. Время идет не только вперед, – оно успело «обрасти» исходную точку, окружить ее. Возникает прошлое, хотя и недалекое; царь «возвращен» назад и, оказывается, стоял  под окном «во все время разговора». Эффект обращенного времени в принципе известен и в «первичной» реальности – по снам с обратным течением времени (на это указывал еще Флоренский) и из домыслов научных фантастов: а не меняется ли иногда прошлое в результате какого-то события в настоящем? (Напр., в рассказе Бредбери «И грянул гром»). Но все-таки в нашем непосредственном опыте время обычно течет вперед по прямой линии, а потому читателю свойственно автоматически переносить эту особенность реального времени и в текст, который ведь тоже разворачивается и прочитывается внутри читательского устремленного только вперед времени. Однако внутри текстов, – а у них своя жизнь со своими законами, – временнЫе аномальные изменения случаются сплошь и рядом. Например, осуществившись, какое-нибудь пророчество начинает подчас читаться совсем не так, как читалось прежде, а то и кардинально меняет смысл, не меняясь словесно (феномен, наблюдаемый при сравнении, скажем, христианского и иудейского толкований «мессианских» мест в книгах пророков) . Реальность текста воплощается в первичной реальности, и потом оказывается, что это «порождение» ВСЕГДА присутствовало в мире, «стояло под забором», только с другой стороны окна …

Итак, подытожим: есть первичная, физическая реальность, есть реальность внутритекстовая, и есть реальность «текстов внутри текста», «матрешечных» вставок. Каждая предыдущая «реальность» создает последующую, и каждая последующая может оказывать влияние на предыдущую. В такой формулировке этот тезис трудно оспорить. Но  что происходит дальше? Материализовавшийся из ничего царь, еще безымянный («стороны той государь»), немедленно вмешивается в реальность текста (где нет пока ничего, кроме трех девиц, окна и забора) и привносит с собой энергию, действие, движение.  Порожденное имеет большую энергию, нежели родившее! Инициатива переходит к новому действующему лицу, а три находившиеся изначально в неразличенном состоянии исходные точки – героини – безвозвратно разъединяются и следуют каждая за произнесенным ею словом (мотив традиционный: так витязи разделяются у камня с надписью… или у Пушкина отправившиеся на поиски Людмилы соперники… ), каждое из которых получает соответствующее ему воплощение и определяет различие сюжетных линий. Партесное пение одной мелодии («кабы я была царица…») на три голоса переходит в многоголосие.
По законам текста, сходным с законами математического анализа, любая новая фиксированная точка чревата собственным пространством, в потенции «притаскивает» его с собой, волочит за собой. Или скажем иначе: вокруг любой новой точки возможно построить отдельный новый мирок. Только что «соткавшийся» из безответственных мечтаний трех сестер царь привносит с собой царство, а сам блекнет, отступает в сторону от порожденной им же самим новой ситуации. В новом пространстве намечаются новые точки (а их можно там понаставить сколько угодно), от них и пляс. Так заводятся в новом пространстве заводятся новые полноправные герои. Ниоткуда возьмись является сватья баба Бабариха. Между прочим, сестры царицы так и остаются ткачихой и поварихой и никак более не индивидуализируются. Без имени остается и царица. Кто же с именем? Только Бабариха, Гвидон и Салтан!!! Почему они так отмечены? Баба Бабариха привлекает к себе еще и дополнительное внимание – очень уж звучное у нее имя.  Она – «баба» вдвойне, выделенная из общего фона «баба пар экселянс» (гештальт, персонифицированный и в других пушкинских сказках, – «черт ли сладит с бабой гневной?»), носитель широко понятого негативного «бабьего» начала . Не Бабариха ли – главный антагонист Лебеди? Да и способ появления в тексте у них одинаковый: обе они –  точки, произвольно (т. е. по произволу автора) возникшие в свежесозданном пространстве… Две ипостаси женственности? Допустимо… Но почему Лебедь – без имени? Всех победила, а имени не сподобилась! А, может быть, Бабариха – на самом деле не имя? А только усиление качества? В. Ронкин отыскал в фольклоре – в заговорах – персонаж Бабариху, «имеющий некоторые солнечные черты» . Но это ровным счетом никак не оправдывает необоснованного утверждения в остальных своих выводах достаточно осторожного В. Ронкина: дескать, Бабариха решила вступить в заговор «единственно из глупого тщеславия и суетной гордыни» … Такое можно только предположить, и то, если Бабариха – точно сватья в словарном значении этого слова, то есть, мать всех трех столь щедро пожалованных царем  девиц. Но если это так, ее поведение необъяснимо, а «психологическое» объяснение Ронкина выглядит тем более натянутым. Помилуйте, а точно ли Бабариха – мать трех девиц, или только двух? Может быть, тут спрятан или опущен мотив «мачехи»? Что, если предположить в семье Трех Девиц непростые родственные отношения?.. Ведь тогда у нас получится типичный сказочный сюжет (взять хотя бы Золушку…)  В новелле Чосера, одном из основных источников пушкинской сказки, главная злодейка – мать сирийского султана, который взял себе в невесты прекрасную дочь римского императора Констанцу. Позже этот мотив повторяется – мать следующего жениха прекрасной царевны тоже мнит ее погубить… Именно королева-мать подменяет письма, причем здесь сказка Пушкина превращается в весьма близкий к тексту пересказ Чосера. Так не мать ли Бабариха царя Салтана? Это объяснило бы отсутствие упоминания о ней в начале сказки, объяснило бы и приближение ее к трону: «Около царя сидят…», и влияние этих троих на царя, в то время как в роли трех родственниц царицы злодейки выглядят неправдоподобно. В любом случае Гвидону ничто не мешает щадить ее как собственную бабушку… но, между прочим, гипотеза «Бабариха – мать Салтана»  объяснила бы, почему у Бабарихи есть имя. Три лица царской крови – и только у них имена: Салтан, Гвидон, Бабариха. И структура сказки сразу становится чеканной, утрачивает аморфность, недоговоренность… Об этом можно было бы догадаться и без подсказки Чосера – просто соединив провисающие нити сюжета … Но ведь Бабариха – «сватья», а «сватья», кажется, все же – только «мать невесты»? По крайней мере, словарь Даля о других значениях не говорит. Если так, то ЗАЧЕМ Пушкину было совершать сознательную замену?.. В чем смысл перестановки? Не «просто» же «так»? Или это сделано из какого-то, возможно, подсознательного наслаждения авторским произволом, властью над жесткими и, скажем шепотом и с оглядкой, занудными сказочными канонами?  А вот я их не проговорю… пролечу над ними… едва коснусь крылом, – и получится нечто новое, небывалое…
  Как бы то ни было, поначалу персонажи остаются безымянными, абстрактными, что как будто работает скорее на обнажение схемы. Однако вскоре ситуация начинает медленно меняться. Металлический каркас обрастает домашним, теплым пухом языка. Была война – «в те поры»... Тут злодейки совершают свой подлог, и схема, казалось бы, опять берет свое, но каков подлог! «Не мышонка, не лягушку, а неведому зверушку…» То качество «русского», которое О. Седакова однажды назвала «лаской» , берет свое и преобладает. «Ласковость» покрывает все: «Делать нечего! Бояре, потужив о государе…» Простая схема: навет – успешность навета – приказ царя, равносильный его выполнению (слуги, рабы, приближенные в сказках не имеют ни своего лица, ни права на действие: они – только агенты, исполнители приказаний, все в соответствии канону). Однако между приказом и выполнением – прослойка: родное, домашнее слово «бояре», такие трогательные, «свои», – не какие-нибудь чосеровы мусульманские сатрапы: бояре могут «тужить» и, по-видимому, даже прикидывать,– нельзя ли чего сделать для спасения царицы, хотя как-то уж чересчур быстро приходят к выводу, что «делать нечего» … Сказка становится живой, «теплой», возникает смыслообразующее напряжение между эпическим абсурдом схемы, знающей только свою нечеловеческую логику (а логика сказки всегда  нечеловечна), и законами теплой, живой жизни, которые покрывают схему, как плющ, – что неизбежно должно было бы вызывать у читателя шок или по крайней мере недоумение… но не вызывает: за плющом – так он красив и мягок – здание скрывается полностью. Впрочем, если и в первичной реальности похожие явления не задевают… И «первичная реальность», по древней традиции, – книга Божия и подлежит прочтению… Привычный с детства пушкинский стих заворожил нас, мы не включаем разум, мы читаем «Царя Салтана» детям… На самом же деле «Царь Салтан» мучителен и нестерпим. Начиная с «бояр» все сцены «Салтана» представляют собой конфликт, драматическое столкновение смыслов. Бояре ДОЛЖНЫ выполнить приказ царя, поскольку сказка не почитает их за людей со свободной волей. Но фраза «делать нечего» возлагает на них ответственность за их страшное простодушие, которое позволяет им совершить бессмысленную жестокость, которой они и сами не видят оправдания, – «потому что они выполняют приказ» . Не так страшно само «в бочку с сыном посадили», а страшна та очаровательная невинность, с которой бояре это делают (эхо катится по всей русской истории и гаснет в перинах русской ментальности…). Интересно, что в мультфильме Иванова-Вано эта сцена вполне успешно решается, – благодаря раз и навсегда приданного сказке православного колорита смирения и послушания. Поохав и побегав по зале боярского собрания, выполненной в древнерусском стиле, бояре со свечами в руках идут к царице: не обессудь, дескать, матушка, царь-батюшка приказали (послушание!)… И царица кротко и смиренно склоняет голову, одновременно возводя глаза к иконе (смирение!). Иначе, думается, и нельзя было бы решить эту сцену, как при помощи древлерусского благочестия, – в любой иной трактовке она вырождается в кошмар .  Кстати, у Чосера сцена изгнания невинной царицы с оболганным младенцем тоже окрашена в благочестивые тона. Изгоняемая Констанца усердно молится, «…Не отводя от неба скорбных глаз». Но ведь в пушкинском тексте ничего этого нет!!! Мультфильм подменяет пушкинскую Царицу русифицированной чосеровской Констанцей (тоже, небось, придерживавшейся именно византийского обряда, хотя и до разделения церквей…), а пушкинская Царица остается схематичной точкой без имени, пассивным субъектом. На фоне постепенно оживающих остальных персонажей даже страшно, – почему царица так до самого конца сказки и не превращается в живого человека? Она одна? Казалось бы, от ее пожелания родить царю богатыря сюжет и завязался?
Кстати, остановимся на этом пожелании. Почему его оказалось достаточно, чтобы царица действительно родила богатыря? Мотивы опрометчивого обещания в сказках встречаются. В таких случаях обещательнице предлагают жесткий выбор – или выполни (напряди, скажем, золота из соломы, раз похвасталась, что умеешь), или наутро – голову с плеч. Но добрый Пушкин (или еще Арина Родионовна? Интересно, – а она смягчала сказочные свирепости и жестокости?) лишает традиционную сказочную схему ядовитого зуба. Обычно опрометчивой девице приходит на помощь волшебный помощник типа Румпельштицхена. Но у Пушкина «помощник» отсутствует . Сказано – сделано! И загадка, – откуда третья сестра была уверена в своей способности зачать чудесное дитя?? – повисает в воздухе. По логике текста, который не позволяет прибегать к «внетекстовым» объяснениям и домыслам, приходится думать, что внутри данного текста слово обладает порождающей функцией (породила же беседа девиц царя под окошком). Кто чего себе пожелал, – то немедленно и осуществилось. Слово в мире «Салтана» имеет особую силу и особое качество. Ну, хорошо… но сама-то девица об этом откуда знала и почему уверенно пошла под венец? Не считая себя, по-видимому, обманщицей? И почему потом окончательно замолчала, позволив себе только поплакать в бочке («День прошел; царица вопит…»)? Она обладала магической силой, а после замужества ее потеряла (классический мотив. Вспомнить хотя бы валькирию Брунгильду…)? У Иванова-Вано царица берет себя в руки и еще раз проявляет свои, по всей видимости, ведьмовски-колдовские силы – обращается изнутри бочки к стихиям в лице волны. А как же православность?.. Но этот поворот – на совести мультипликатора. Пушкин не говорит, что, дескать, царица в бочке предалась на волю Божию или молилась (как чосеровская Констанца), но и «волну торопит» не она, а дитя. Это показалось мультипликаторам нелогичным, – как может обратиться к волне смышленое чудесное дитя, которого мать и научить-то ничему не могла, – раз она целый день рыдала? Пушкинского абсурда и алогичности Иванов-Вано не принял (а Птушко в данном конкретном месте остался верен Пушкину). Но все равно, как бы ни старался мультипликатор, царица остается никем, пустым местом. Даже в конце сказки ничего не сказано о ее реакции на приезд супруга… (В мультфильме и фильме именно царица склоняет царя простить «во всем повинившихся» злодеек, но у Пушкина на ее посредничество нет и намека). Что сделал Пушкин с героиней? Почему он низвел  привлекательный образ набожной Констанцы (Констанца у Чосера – главный и как раз практически единственный индивидуализированный персонаж, причем еще и носительница христианской морали) до статуса тени? Констанца с младенцем тоже странствует по волнам, но ее странствия лишены всякой таинственной чудесности: Чосер каждый раз подчеркивает, что челн с героиней был сохранен невредимым благодаря охране Божией. И ее сын растет в нормальном темпе, только плавание затягивается… Если эти два текста поместить рядом, получится, что Пушкину не было нужды возиться со всеми этими деталями, – это уже сделал за него Чосер, а ему уже не нужно ничего проговаривать, – он поступает с Чосером, так же, как со сказочным каноном: коснулся крылом, сослался на Чосера – и взлетел, к чему излишняя скрупулезность ? Наложим один текст на другой – и все пропуски и недоговорки, допущенные нетерпеливым пером Пушкина, восстановятся… Ан нельзя. Мы обязаны иметь дело только с текстом сказки и больше ни с чем…
Итак, мы наткнулись еще на один серьезный смысловой конфликт: главное страдающее лицо сказки – наиболее таинственно и наиболее безлико. Конфликт, рассмотренный нами выше, однако, острее: немыслимая жестокость бояр – добродушность повествования – «русско-православный» стиль с его  триадой «простота-послушание-смирение»… (А, скажем, например, царствование православного царя Ивана, «ласково» прозванного Грозным, разве не представляет собой такой же конфликт, только в реальности и во много раз масштабнее? Ведь царство Салтана – православное: Гвидона успели окрестить, а то откуда бы у него взялся впоследствии крест? У Чосера Констанцу по крайней мере хоть бусурмане-мусульмане и прочие язычники мучают…)… Нельзя забывать еще и о том, что в любом конфликте текста присутствует и еще одна сторона – авторское личностное сознание и авторская воля… Но читатель не успевает этого заметить. Поскольку привык, что в сказках этические вопросы не ставятся, а конфликты случайны, и плывет по волнам дальше – в бочке.

«В синем небе звезды блещут…» Тут столько сказано … Тут  сквозит Тайна Жизни Мироздания, его пронизывающая, то, что русские философы-богословы называли Софией, Премудростью Божией… А бочка занимает здесь только одну строку. Таинственная жизнь мироздания вторгается в текст – и продолжается за сюжет, простирается за пределы текста. Идет своим путем, а бочка – своим, хотя бочка становится здесь на мгновение не контрастным, лишним предметом, а включается в общий ритм (то же самое позже – «Судно весело бежит»). Третье действующее лицо здесь – текст. Какую роль играет здесь текст? Ведь это мироздание заключено в него и создано словом, ритмом, параллелизмом конструкций. Как сказать про этот танец, про эти «хоры стройные светил»? И что происходит с судном и бочкой, на мгновение обретших качество вечности? Это – один из главных философских не вопросов, но ответов поэмы. Однако но перевести этот ответ на рациональный язык невозможно: ответ дан только и ислючительно средствами поэзии. Главное: это включение возможно. Предмет, включенный в поэтическую стихию, угодивший туда даже против воли, как пушкинская бочка, – приобщился вечности (и сам того не заметив). А если это возможно для предмета. продолжим мысль, то тем более – для человека. Но остановимся, чтобы не уйти слишком далеко: это – тема для отдельной большой статьи…
Как бы то ни было, нам удается заглянуть в эту живую тайну лишь на мгновение, только на мгновение неизвестно чьими глазами увидеть бочку, плывущую по морю. Но вот техническое средство, ключ к волшебству: глагол настоящего несовершенного времени. Только что шло прошедшее повествовательное время по всему протяжению текста: «Засмолили, покатили…» И вдруг Пушкин останавливает время внутри сказки. Чего, разумеется, в фольклоре не бывает. Там скорее – что-то в таком роде: «Лежат сугробы глубокие, горят звезды частыи, идет-бредет добрый молодец…». Тут время остановлено (с помощью глагольных форм настоящего времени). Но оно как остановлено, так и стоит. Здесь же остановка происходит неожиданно, в разгар действия . Этот-то контраст и производит такое сильное действие на подсознание. То есть, конечно, «работают» и параллелизм, и простота, и архетипичность образов моря и синего звездного неба.… Но ведь не производит же такого впечатления одинокая строка «вечер был, сверкали звезды, на дворе мороз трещал»... Магия у Пушкина – в столкновении двух разных времен: «вечного настоящего» моря и неба и «вечно движущегося» из прошлого в будущее времени человеческой истории. Когда взгляд текста переходит внутрь бочки, магия исчезает, и время возобновляет бег, причем сразу со страшным ускорением: ребенок растет «не по дням, а по часам» . В принципе, это ведь не обещанное «богатырство», это что-то другое. Более того, «богатырство» Гвидона ни разу более не поминается и не проявляется. Так что царица не исполнила обещания: она НЕ родила Салтану «богатыря». Только и всего лишь – чудесного ребенка. Да и «чудесности» в нем немного: сразу научился говорить и стрелять из лука, мгновенно вырос, – но это и все. Себя он проявляет только несколько раз: обращается к волне, тратит стрелу на коршуна, изъявляет желание видеть отца, перенести в свой удел чудеса, про которые услышал, хочет жениться, жалит теток и Бабариху. Ровным счетом ничего ни богатырского, ни чудесного во всем этом нет… Ну, хорошо. А что происходит со временем у остальных? (В обычной сказке вопросов не задают, но, поскольку мы уже давно установили, что имеем дело с чем-то совсем иным, нежели «просто сказка» и поскольку мы все равно уже далеко зашли, будем задавать все вопросы, которые приходят в голову). Старится ли царица в бочке, или время ускорилось только для одного Гвидона? А что происходит в царстве Салтана – там независимое время? Там прошло много лет, или почти совсем не прошло времени? По умолчанию кажется, – рос только один Гвидон, все остальное шло своим чередом. Из текста такого вывода непосредственно не следует, но, впрочем, из текста вообще никакого вывода не следует, свидетели молчат. Единственный аргумент – известный сказочный мотив, кажется, в русских сказках отсутствующий, –  о подводных жителях, которые, как и эльфы из полых британских холмов, любят заманить к себе человека; в их царстве тоже время стоит на месте. В легендах об ирландских монахах-мореплавателях время замедлено на всем протяжении путешествия, так что, пока они плавают, на суше проходят десятилетия и сменяются поколения. Общего у «Царя Салтана» и этих легенд одно – В МОРЕ (не только в подводном царстве) время идет по-другому (где – ускоряется, где – замедляется; версия равнозначна инверсии – в столкновении человеческого времени с Вечным Настоящим может произойти все, что угодно…) Но вот чудесное дитя (новая точка в ранее созданном пространстве, перенимающая эстафету сюжета) обращается к одушевленной волне, разбивает бочку и выходит оттуда зрелым мужем. Это – «мотив» (инициация и проч.), но мы имеем право помнить об этом только постольку поскольку. Жесткая конструкция уже окончательно похоронена под мягким дерном, под муравушкой сафьяновой, поглощена теплой утробой языка. На просвет, правда, структура еще различима, но сразу и не заметишь, что там и сям каких-то косточек не хватает, – мягкие речевые ткани успешно поддерживают все, что могло бы провиснуть или обвалиться.
Текст разворачивается дальше; «Бог неужто их покинет?» Упоминание о Боге. Как решить – всуе или нет? Алаверды старомосковско-православной традиции… Присутствует ли в «Царе Салтане» Бог, Который в новелле Чосера присутствует везде и управляет всем? У Пушкина бочку  выбрасывает на берег не Промысел, но дружественная волна, а бочку Гвидон разламывает сам (а, может, он все-таки богатырь? Или любому хорошо сложенному юноше не так уж и трудно разломать бочку изнутри?)… Главная удача (встреча с Лебедью) приходит, казалось бы, в виде случая, подстроенного – кем? чем? Не Промыслом ли? Но оснований полагать, что именно Промыслом, нет: остров – всего лишь новое текстовое пространство, образовавшееся вокруг «точки-бочки», и в нем немедленно появляются новые точки отсчета и новые персонажи – волей автора, который по-своему (а не в соответствии с каноном) пользуется предоставляющимися возможностями. У Чосера все случаи «подстраивает» Бог – как испытания или избавления. А здесь, чтобы сделать лук, Гвидон снимает с себя крест, услужливо повешенный ему на шею московско-православным стилем (потому что как же без креста?). Впрочем, «крест» только маркирует стиль. Вообще же к религиозной атрибутике герои «Царя Салтана» (в отличие от героев мультфильма) вполне равнодушны. Несмотря на авторское вопрошание – «Бог неужто их покинет?», – герои вполне обходятся без Божественного Промысла, им достаточно волшебства Лебеди и сотрудничества одухотворенной стихии (и законов разворачивания текста).
В. Ронкин перечисляет присутствующие в «Царе Салтане» традиционные мотивы: странствия младенца по волнам, отправление чудесных детей на погибель, мотив спасения женщины от темной силы, дуб с острова Буяна – центра мироздания. Но подлинно интересна именно проделанная Пушкиным инверсия традиционных мотивов, их искривление в поле языка и авторской воли.  Лебедь предлагает пока еще безымянному юноше ложиться спать без ужина, а наутро его встречают подданные в чудесным образом возникшем на пустом месте городе. Инверсия здесь в том, что обычно в страну является чудесный вождь из-за моря или из моря ( так, древнеанглийская поэма "Беовульф" начинается рассказом о похоронах великого вождя данов – Скильда, которого когда-то, голым младенцем на деревянном щите, принесли к берегу волны), а здесь, наоборот, к приплывшему из-за моря безвестному страннику  является чудесный город. С точки зрения жителей, правда, является именно вождь – к ним, все они уже до этого жили, не призраки же они, не чара наведенная, по крайней мере, текст этого не предполагает. Или у князя были закрыты глаза, и он не видел города? Тогда получается, – лебедь ЗАРАНЕЕ заколдовала город (эту версию выбирает Птушко, хотя у него остается неизвестным, кто именно заколдовал город), или князя. Но это, конечно, домысел, помещенный здесь только для порядка (чтобы исчерпать все версии). Или тут вопрос параллельных миров? Мгновенное перенесение города из параллельного мира – в этот. Или соединение двух миров… Потому-то жители ничего и не заметили. Они, возможно, давно молились о князе-заступнике и вот однажды утром его обрели. Как Скильда. К такому выводу приводит размышление, но нужно ли оно? «Просто» появился город, и все, что вам еще нужно? «Вижу я – Лебедь тешится моя…» (Не самая ли это гениальная строка во всей поэме? Лебедь «тешится», делая доброе дело, отдавая долг своему спасителю, она подходит к этому творчески, «тешится» своей щедрой выдумкой. Своей способностью в миг ставить роскошный город перед Хозяином Лампы известны, например, джинны, но разве джинны «тешатся», разве есть у них свободный творческий выбор, возможность творчества, возможность кого-нибудь одарить не в меру и неожиданно? Тут у Лебеди первенство (но эта параллель с джиннами настораживает – а ведь и действительно, это же прерогатива джиннов – за одну ночь возводить готовые города. Кто же такая Лебедь?..) В том и прелесть жанра… И жители города остаются абсолютно вне поля нашего зрения. Между тем, можно было бы написать целый фантастический роман (псевдоисторический) с точки зрения этих жителей… «Бездумно» принимать появление города – это дело князя. Мы – читатели – свободны; при желании можем и задуматься, жанр нам не указ… Интересна избирательность Гвидона: чему-то он удивляется, чему-то – ничуть. Появление города – это, по сути, не более чем событие в ряду других событий, которые друг от друга по внутренней сути ничем не отличаются: все они «случаются», «происходят», и в этом смысле между ними нет абсолютно никакой разницы, и за каждым из них стоит один и тот же страж с вращающейся саблей в руках: не сметь подвергать анализу сказочные происшествия! Не принято! Что это за мироощущение? В принципе, таково же мироощущение не задумывающегося над собственной жизнью человека: его жизнь тоже складывается из «случаев» и «событий», не подвергаемых осмыслению. То есть, такая жизнь подчиняется законам сказки. «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью», – или быль сказкой? Но это – реплика в сторону.
Именно и только поставленный на княжение, князь «нарекает себя». Этот акт – загадка. Был ли сын Салтана при рождении крещен Гвидоном? Или он поменял себе имя, взойдя на княжение? Тем более, что, как сообщает В. Ронкин , в переводе «Гвидон» и означает – повелитель, причем имя это – отчетливо «западного» звучания, в то время как Салтан (нельзя не согласиться) – восточное, и царство его, по всему – восточное, так что вряд ли князя крестили бы там Гвидоном...  Еще одно наблюдение В. Ронкина : в царстве Салтана нет ни одного упоминания о религии, а имя царя – подчеркнуто мусульманское, несмотря на весь «старомосковский» колорит. Город, явившийся Гвидону, – подчеркнуто русско-православный («Блещут маковки церквей/ И святых монастырей…»). Почему же имя – «латынское»? Решанием этой проблемы и занят В. Ронкин в своей статье и приходит к  убедительным выводам: « «Салтания» и «Гвидония» противопоставлены друг другу как страны Востока и Запада, произвола и мудрости, язычества и христианства… и экспорт «Салтании»… и архитектура «Гвидонии» … все это убеждает нас, что и «Салтания», и «Гвидония» – это все-таки Россия, Россия отцов и Россия детей, Россия прошлого и Россия будущего…» ….. Как бы то ни было, с обретением власти сакральный правитель обретает имя (в отличие от своей матери!). Выстроилась оппозиция: Гвидон-Салтан (по В. Ронкину, она же Запад-Восток…) Но царство Салтана – не совсем Восток, а княжество Гвидона – не совсем Запад. Правомерно, возможно, назвать пространство сказки «альтернативной Россией», «русской Утопией» », (с точки зрения сказочной традиции вернее было бы высказаться, – «Русской Никогдандией», «Russian Neverland», сиречь «Лукоморье») . А Лебедь имени так и не обретает. Гвидон проявляет здесь поразительный эгоцентризм и полное отсутствие любопытства, – что ж, он типичный сказочный герой, из тех, что ничему не удивляются, а спокойно принимают щучьи (лебединые) дары. Руслан более литературен – он расспрашивает Финна и узнает его историю. Гвидон же Лебедь ни о чем не расспрашивает.  Он ей благодарен: «…дай ей, Боже, что и мне, веселье то же!», но все равно говорит о ней этак… в третьем лице, как о некой стихии, что просто не может его не обслужить. Может быть, Лебедь – дочь морского царя?  Или самой Золотой рыбки? Рыбке тоже спасли жизнь, и она готова была за это расплачиваться почти бесконечно (хотя не заметно, чтобы рыбка при этом «тешилась» и творчески добавляла что-то от себя). Но в тексте о родителях Лебеди ни слова (у нее нет сватьи). Это остается тайной, которую никому не интересно знать, – не только Гвидону, но и читателю… Тут Лебедь ведет себя поистине православно, при всей своей волшебности: она смиренна, для себя ей ничего не надо, – даже самомалейшего внимания. Она только знай творит князю благодеяния. Нельзя даже сказать, что Лебедь полюбила Гвидона, – об этом ни слова . Захотел Гвидон жениться, – его желание автоматически выполняется. Причем ничего «личного», «индивидуального» в любви Гвидона к неизвестной царевне нет, – только, собственно говоря, не то жадность, не то гордость, не то амбиции: непременно заполучить в жены именно такую царевну! (У него нет даже портрета, так что он не может, как другие сказочные принцы, влюбиться в портрет… Впрочем. я не права. портрет есть, – он написан средствами текста: слова

5 Известны многие источники «Царя Салтана» – в основном из области всемирного и русского фольклора (в том числе духовных песен). Однако все отсылки к фольклору только ярче высвечивают расхождение Пушкина с фольклорными канонами и поразительный модернизм Пушкина (недаром сказки не были по достоинству оценены при жизни поэта), выразившийся в том числе во множестве возникающих внутри «Царя Салтана» конфликтов  языка, фольклорных схем, «русского» стиля и авторского личностного начала.
6 «Как установлено В. Проппом в «Морфологии сказки», главное в построении сюжета не сами действующие лица, а «функции» действующих лиц, то есть, поступки их, определенные с точки зрения значимости для хода действия все сказки… есть вариации одного универсального архетипа» (В. Непомнящий, с. 192).
7 В дальнейшем мы часто приводим в качестве примера мультфильм И. Иванова-Вано (1984 года) и фильм А. Птушко (1966 года), как  характерные примеры прочтения и интерпретации «Царя Салтана» и попыток приспособить сказку к требованиям здравого смысла.
8 По М. Б. Плюхановой ((М. Б. Плюханова, «Сказки Пушкина и московский текст», рук.), – не просто «русско-православной», но и с ярко выраженным «московским» оттенком. В своей работе М. Плюханова постулирует связь не только «Салтана», но и всего пушкинского сказочного цикла со стилистикой Московской Руси XVI –XVII веков: Москва здесь для Пушкина – «… сказочный или игрушечный образ, создаваемый для забавы и отвлечения от бремени исторического бытия», и выше: «<Сказки оставляют> …впечатление условного, игрушечного образа Московского царства».
9 «<Пушкин>… создает государство в государстве… обетованную землю, русскую Утопию древних поверий и легенд – остров Буян» («Поэзия и судьба», с. 223).
10 «<Сказки Пушкина>, существуя для нас как детские сказки, замкнуты в себе, не указывают своей референции, закрыты для интерпретации, или, что то же самое, открыты для любых интерпретаций» (М. Б. Плюханова, ibid.) (если не считать стилистическую определенность зачаточной интерпретацией.. впрочем, это – спор о словах).
11 Которые Иванов-Вано решает путем множества очаровательных и удачных, но домыслов на основе главной стилистической концепции (православизация положительных русских образов и салтанова царства, например), из которых единственным оправданным можно считать тотальную русификацию всего стиля мультфильма: стиль подсказан единством языка. Русские одежды персонажей мультфильма – это овеществившийся и принявший другой образ язык. Гвидон, одевшийся  в западное платье, чтобы выглядеть в соответствии со своим именем – нонсенс, и в мультфильме он облачен в русское платье. Тем не менее, в фильме А. Птушко, стилизованном под «советский» образ Московской Руси (с царем-дебилом, неестественным количеством церковных маковок без крестов и фольклорными песнями и плясками) Гвидон сразу из бочки вылезает наряженный именно как западный принц, в то время как салтаново царство трактуется как именно московская Русь, где все чуть что мелко крестятся и крестят друг друга, а отроку-Гвидону почему-то надевают на шею крест прямо перед залезанием в бочку (правда, камера стыдливо заминает вопрос о том, крест это или просто какой-то амулет, и позже пушкинская строка «Со креста снурок шелковый…» тоже не озвучивается – то есть, ни в карете, ни пешком…)  
12 Классический пример – строка из пророчества Исайи , которое в христианской традиции читается «Дева родит сына», в то время как в оригинале слово «дева» имеет еще и значение «молодая женщина». В христианской традиции второе значение отпало, понятие считается уточненным.
13 Например, король Артур и его «круглый стол» не историчны. Не было короля Артура, как, после долгих и тщетных его поисков в дебрях прошлого, постановили историки. Главные легенды артуровского цикла встречаются еще у скифов. Однако едва ли найдется в истории Британии фигура такой же величины и столь же влиятельная…
14 Ср. у В. Непомнящего: «Пушкин…предельно сужает сферу зла… В этой сфере царит баба… все зло жизни сужается и пародируется в «бабстве»» (с. 224).
15 В. Ронкин, с. 257.
16 ibid.
17 Именно эту версию проталкивает в фильме А. Птушко. Бабариха у него очевидно приближена к трону и боится, с появлением царицы, потерять влияние на Салтана (которое она до появления Третьей Девицы успешно осуществляла в компании какого-то злого боярина – очевидно, своего любовника, хотя и об этом прямо не говорится, – фильм-то детский), о чем она и сообщает своему сообщнику в подделанных под пушкинские стихах – метод, который Птушко применял также при экранизации «Руслана и Людмилы».  
18 Выскажу совсем уже дикую (в смысле – дикую, как Маугли или Тарзан, неокультуренную) гипотезу: не является ли и «Волшебная флейта» моцартовским подсознательным вызовом занудному масонскому аллегоризму либретто Шиканедера? И совсем уже постороннее отступление: в одной (шведской) постановке «Волшебной флейты» Зорастро пел не мудрый старец, а молодой красавец-венгр с густейшими бровями, – и эта смена поколений мгновенно превратила его в юного Брежнева, председателя комитета комсомола, протягивающего руку помощи заблудившимся в порочном царстве Царицы Ночи – alias статуи Свободы – неопытным молодым людям… Прекрасно уложился в эту схему и слуга Царицы Ночи – сластолюбивый и «отвязанный» негр (джазист?).. Такой соц-арт… И что-то обнажилось в этом либретто…
19 «Попытки имитировать науку страсти нежной в России почти пародийны. Но там есть другое, вот эта ласка, жаление, печаль…» («Чтобы речь стала твоей речью»: Ольга Седакова беседует с Валентиной Полухиной. «Новое литературное обозрение», №17 (1996). (с….))
20 Элегантно вышел из затруднения Птушко: в среде бояр есть один злой, сообщник Бабарихи. Он и заставляет бояр исполнить приказ, а те как раз очень переживают, а один добрый боярин и вообще отказывается принять участие в казни, хотя и тихо отказывается – просто не идет бросать бочку вниз с обрыва. Добавлен еще и отсутствующий у Пушкина образ «народа»: один из мужиков тайком подкладывает царице в бочку каравай, тем самым вводя еще одну опущенную Пушкином чосеровскую тему – ведь Констанцу пустили по воле волн не просто так, а снабдив провиантом на долгий срок. В конце концов, ведь эти подробности так человечны, и кто бросит в Птушко камень за то, что он, делая детский фильм, не удержался на ледяных высотах «ласковой» пушкинской сказки и добавил в нее от себя человеческого тепла и одну-две понятные каждому подробности?
21 Тема не новая не только для современности, сделавшей ее остро актуальной (исполнением приказа оправдывались на Нюрнбергском суде нацисты), но и для древности. В древнеанглийской поэме «Беовульф» прибрежный стражник поступает с новоприбывшими не по инструкции («никого не пропускать»), а по долгу совести: "...сказал дозорный:/ `И сам ты знаешь,/ что должно стражу- /щитоносителю /судить разумно /о слове и деле. /Я вижу ясно, /с добром вы к Скильдингу/ путь свой правите, /и вам тореную /тропу, кольчужники,/ я укажу...`" («Беовульф», пер. В, Тихомирова, в кн.: «Западноевропейский эпос», Ленинград, Лениздат, 1977, строки 287-92) Этот принцип особенно ясно сформулирован во «Властелине Колец» Дж. Р. Р. Толкина, в главе, где фоном сюжета становится калька с жизни древних англосаксов, порой с почти дословными цитатами из «Беовульфа». У Толкина страж ворот, поставленный в ситуацию выбора между точным следованием приказу и очевидной его абсурдности в применении в ситуации, говорит: "В сомнительных случаях доблестный муж и воин должен поступать по своему разумению...".
22 У Птушко, разумеется, колорит «нерассуждающего православного смирения-послушания» отсутствует полностью, как противоречащий советской идеологии, надо полагать (1966 год!). Сюжет получает рациональную трактовку: царица просто не сопротивляется боярам  – куда ей, хотя она уверена, что ее кто-то оклеветал и что царь ни в чем не виноват (о чем она стихами А. Птушко и рассказывает Гвидону, задавшему ей на Буяне теми же стихами вопрос, который, разумеется, напрашивался).
23 Поэтому я и спорю с классической трактовкой пушкинских сказок В. Непомнящего, который говорит, что «сверхсмысл» сказки действует именно через сказочный канон, «представляющий собой своего рода «код» бытия». Последнее я не подвергаю сомнению (хотя это подошло бы скорее к понятию мифа, коего сказочный канон является только бледным или искаженным отражением). Далее Непомнящий пишет: «Назидательность, морализирование присущи лишь тем жанрам фольклора, которые непосредственно связаны с внешней бытовой жизнью… Но там, где сплошная бытийственность, сплошной сверхсмысл, никакой «морали» не требуется: волшебная сказка сама себе «мораль». В этих условиях не важны детали, житейская достоверность…» (В. Непомнящий, с. 193). Хорошо, это объясняло бы, почему Пушкин вычеркнул из сказки чосеровскую мораль и молитвы принцессы Констанцы, – в конце концов, у Чосера рассказ, а не сказка. Но ведь Пушкин не соблюдает канон, который, по Непомнящему, освобождал бы его от морали и необходимости быть последовательным в деталях: он этот канон нарушает. Если бы не нарушал, и разговора бы не было…
24 Об этом же –  Анна Ахматова в своей статье о «Золотом петушке», фабула которого была почерпнута Пушкиным из новеллы В. Ирвинга: «Пушкин как бы сплющил фабулу, заимствованную у Ирвинга, некоторые звенья выпали и отсюда  – фабульные неувязки, та «неясность» сюжета, которая отмечалась исследователями» (Ахматова А. последняя сказка Пушкина. – «Звезда», 1933, №1. цитата приводится по книге В. Непомнящего, с. 219).
25 Как говорит об этом В. Непомнящий: «Здесь… своя вселенная… наивное, грандиозное мироздание, просто, словно сразу после сотворения; словно недавно, только что… земля была «безвидна и пуста, и Дух Божий носился над водою» (В. Непомнящий, с. 191).
26 Если мы сравним «Царя Салтана» с вышедшим в свет несколько позже него «Коньком-Горбунком» П. П. Ершова, мы таких конструкций не найдем, – только похожие, например, в зачинах главок – «…Ходит облак и сверкает, / Гром по небу рассыпает…», то есть, в местах, структурно соответсвующих пушкинскому зачину «Руслана и Людмилы» («…У Лукоморья дуб зеленый…»). В основном же корпусе сказки настоящее время встречается только в своем «повествовательном» (не «описательном») модусе («…Осетры тут приплывают…») или «под крылышком» у прошедшего повествовательного, например: «Вот полночною порой/ Свет разлился над горой, / Будто полдни наступают: / Жары-птицы налетают».
27 У Птушко ребенок начал расти сразу же после рождения. У Пушкина – только в бочке…
28 В. Ронкин, с. 256
29 ibid., с. 258
30 ibid., c. 259.
31 В. Непомнящий, с. 223.
32 В таком контексте на роль побратима гвидонова – «московского» – Буяна-Лукоморья внезапно начинает претендовать Петербург – он тоже вестернизован, но и он – Россия, и в нем тоже «маковки церквей и святых монастырей»...  
33 В. Ронкин (с. 255) полагает, что Царевна Лебедь – во многом перепев сказочного образа Василисы Премудрой, а Василиса Премудрая часто выступает в сказках как дочь морского царя.
34 Птушко и здесь выжигает «смиренный» архетип каленым железом. Лебедь сразу появляется Гвидону в образе девицы; она влюблена в Гвидона, ревнует и посылает на окруживших князя хороводом фольклорным девушек грозу и ливень; какое уж тут смирение! Но в тексте «Царя Салтана» (в отличие, скажем, от «Мертвой царевны и семи богатырей), не будем забывать, нет НИ «смирения», НИ «не-смирения».
35 В. Непомнящий считает, что в этой строке автор подшучивает над героями: «Все идет, как надо, элегии побоку, можно и пошутить» (с. 205). И этот смысл можно здесь увидеть, если забыть о каноне… Поистине, все двоится в этой сказке.
36 Получается, у сказочной «лжи» есть свои градации. Ложь, извращающая сказочную реальность, воплотиться и обрести внутритекстовое бытие не может, а фантазия – та ложь, «в которой намек» – воплощается с полуслова, поскольку создает что-то на пустом месте, а не на месте того, что уже существует. Фантазия – постулирует «просто» существование А, вводит А в заранее заданное пространство существования, а не заявляет: «Объект А существует вместо объекта Б».  
37 У Птушко он обратился к колдунье-ведунье, но та не успевает дать ему ответа, потому что тут как раз приплывают корабельщики. Попытка рационализации порождает новый абсурд и новые проблемы: почему же птушковский Салтан не обратился к колдунье в другой раз?
38 В. Ронкин, с. 256.
39 У Птушко – не добровольно, вынужденно. «Психологическая правдоподобность» восстановлена, соцреализм торжествует, а гениальная пушкинская концовка убита. (А вместе с ней – и вся интепретация).
40 В. Ронкин, «Сказка о царе Салтане», «Вестник новой литературы» №5, СПб, 1993.
41 В. Непомнящий, «Добрым молодцам урок», в кн. «Поэзия и судьба. Над страницами духовной биографии Пушкина.», М., «Советский писатель», 1987,



...

13.04.04   18:54

А козлы они - потому, что ходу девушке нашей не давали, козлы. И потому, что в старинном советском кино профессора всегда – этакие, козляковатые, с бородкой клинышком, блеющим голоском: Тимирязь-ские такие. Капусткой только и кормить. А то, что они жрецы вымирающей культуры, так то уже - другой пласт. Это уже - трагедия. Трагедия служителей Аполлона. А Аполлон, смутитель наш, не только в виноградную лозу превращался. Одна из главных его ипостасей, проклятая довозрожденческим Средневековьем, как "нечистая" - превращение в Козла. И песнь - оду - в его честь пели, "трагöдию". Небось, и блеяли при этом ещё...
Можно ещё пурги намести, да стишок-то: в альбом обожаемой Маши ("поэзия должна быть глуповата"). Так что нет личного к профессорам, "а я дедушку не бил", - скорее, - архитипичное. И немного - мифологичное. Да и пусть Машу они не обзывают: сами козлы.
Спасибо. Вечером сяду за "Салтана",  распечатал. Сейчас на дело иду.
Маша, а откуда ты про футбольную "девятку" знаешь? Вряд ли там где строят Римскую Словесную Башню тебе об этой закрытой науке рассказали. Подозреваю, что - совсем на другом уровне. На уровне Откровения?...  Я потрясён.
Д.Ф.

14.04.04 13:55

Димочка, да я поняла "козлиную" метафору. Но ведь в итоге ход-то я получила.


>А то, что они жрецы вымирающей культуры, так то уже - другой пласт. Это уже - трагедия. Трагедия служителей Аполлона. А Аполлон, смутитель наш, не только в виноградную лозу превращался. Одна из главных его ипостасей, проклятая довозрожденческим Средневековьем, как "нечистая" - превращение в Козла. И песнь - оду - в его честь пели, "трагöдию".

Позвольте, позвольте. Это не Аполлон, а все-таки Дионис в лозу превращался. И "козлогласование" (црксл. "трагедия") тоже проводилось в честь Диониса. Это же как раз главная тема раннего Иванова. Но, конечно, филологи -- когда трезвые -- и впрямь служат именно Аполлону.

У меня в альбоме выстраивается настоящий бестиарий: то Маша и медведи, то Маша и козлы...

>обожаемой Маши

Напоминаю: отныне не "обожаемой", а "боязненно уважаемой". "Обожание" вообще непродуктивно: оно мешает злобно подначивать.:))

>Маша, а откуда ты про футбольную "девятку" знаешь?

Случайно где-то подцепила, по своей всеядности. Ну, Валера футбол смотрит, м. б. от него? Трудно сказать.

С Псалтирью я поступлю иначе. Я ее скопирую, мы ее приблизительно переплетем и тогда уже пошлем, чтобы не отягощать тебя поповщиной, которая тебе все равно ведь не нужна. Жалко понапрасну тратить занимающие две трети книги каноны, акафисты и молитвы "на сон грядущим" на такого охальника, прости, конечно. :)). Я шучу. На самом-то деле, я просто хочу угодить мужу и сэкономить на пересылке.

Получи "ивановскую" статью. МК



Мария Каменкович В ОЖИДАНИИ ИЗМЕНЕНИЙ

Истолкование и изучение творчества Вячеслава Иванова все явственнее набирают силу; однако потребуется, по-видимому, еще немало времени и труда, чтобы восстановить имя Иванова в его истинном значении для русской и всемирной культуры. Но, думается, «истинное значение» подразумевает еще и актуализацию наследия Иванова, инициирование новой жизни его идей и расчистку намеченных им когда-то путей. Один из этих путей – реальное творчество, которое для Иванова было началом, одухотворяющим реальность, живой силой, символическим предвосхищением Преображения Твари . Когда-то, в прадавнюю эпоху, Иванов, – сам поэт, – пестовал, вел и учил поэтов, «вещал за мистагога» . Остановиться на полпути, ограничиться рефлексией, осмыслением уже прожитого, отказаться от сотрудничества с будущим, – такого выбора Иванов не делал никогда. Как и где и что он об этом говорил, что думал, что подразумевал, – это призваны исследовать филологи. Совсем другой вопрос – что из этих слов произросло? Как реализуются чаяния Иванова сегодня? Пора ли уже говорить об «актуализации», или наследие Иванова заморожено, законсервировано, и пружина еще не готова распрямиться? И тут филология и поэзия, – слово вдумывающееся и слово действенное, – оказываются на параллельных путях, прозрачные друг для друга, объединяющие, в идеале, свои усилия. Как делегаты на Восьмой Ивановской конференции, философия и поэзия вместе стоят у могилы Иванова на Авентине, хотя, конечно, я не дерзаю претендовать на роль полномочного делегата от Поэзии. И тем не менее право на пусть косвенное представительство я за собой оставляю.

Однако идеал кажется сегодня как никогда далеким. За Бродским, в оставленный его уходом вакуум, полетела, кружась, как листва, и почти вся современная российская поэзия, увлекаемая стихией Языка, которую прославил и возвеличил Лидер . Любуясь горечью своего одинокого стояния (а на самом деле – головокружительного метельного полета в обществе других одиночек) посреди трагической, а для кого-то и веселой бессмысленности или как минимум непознаваемости бытия. Не пытаясь противостоять ей, чаще всего даже не подозревая о возможности противостояния, или же понимая его просто как противопоставление, предлагая себя этой «бессмысленности» в качестве наблюдателя. «Рекшыя: язык наш возвеличим, устны нашя при нас суть, кто нам Господь есть?»  По Бродскому (который, впрочем, не изобрел, только заново озвучил эту теорию), современный поэт может доверять только стихии языка, и истинный путь у него один – ввериться ей, а в награду получить от языка прошлое, настоящее и будущее , отлитые в порожденные языком формы. Я не посягну утверждать, что Бродский-де неправ. Внутри его Вселенной (которую многие готовы с ним разделить и разделяют) это – правда. Но это еще не все, что бывает. Эта Вселенная – не единственная. Изредка об этом вспоминают. То поэт Юрий Колкер ополчится против любой новизны, призывая укрыться от варварских полчищ за белоснежными стенами Ветилуи традиционного стихосложения, то вдруг окажется, что параллельно стрежневому потоку современной поэзии движутся и другие ручьи и реки, – хотя бы поэзия О. Седаковой, О. Охапкина… не буду перечислять всех, да я всех и не знаю. Однако в тех острогрудых расписных челнах, которые плывут по многоводной реке модернизма, не принято говорить о каких-либо иных, высших ли, низших ли, но реальных уровнях бытия, помимо первичного, – а только о созданных или узаконенных литературой. Многие «художники» (если использовать термин, обычный для Иванова) о существовании этих уровней догадываются, но редко понимают, о чем именно они догадались. В современной культурной ситуации интуиция, как правило, разлучена со знанием, а виртуозность формы не знаменует глубины интуитивного проникновения в суть вещей. Вячеслав Иванов писал: «Поэзия – совершенное знание человека и знание мира через познание человека» . И несколькими строками выше: «Два таинственные веления определили судьбу Сократа. Одно, раннее, было: «Познай себя». Другое, слишком позднее: «Предайся музыке». Кто «родился поэтом», «слышит эти веления одновременно…»  По рекам языка сплавляются бесчисленные стволы срубленных деревьев, а поэту, по Бродскому, отводится не более чем роль квалифицированного плотогона (я упрощаю – но не подтасовки ради, а лишь подпадая закону первородного греха, тяготеющего над всяким текстом, где наскоро излагаются достаточно сложные концепции). Но этот образ предоставляет поэту пассивную роль. «Познание себя» здесь никак не отображено – только второе сократовское «веление» с императивом «предайся». Познание самого себя и, как следствие, познание мира – путь духовного ведения и духовного делания, и здесь главное – тот, кто идет этим путем, то есть, собственно, сам поэт. Река – несет его; по твердой земле он идет сам. Поневоле начинает казаться, что эти тропы заросли лебедой, как в народной песне: «Наша улица – зеленые поля: васильками, муравою поросла…». Мне вспоминается дорога, выведшая когда-то нас, заплутавших паломников, из глухой деревеньки на юге Архангельской области в такую же глухую деревеньку, но уже в Вологодской области. Мало-мальски наезженной дороги между этими двумя пунктами не было, густой лес на тридцать километров, болота. Но в прежние времена, местные жители между собой общались, и кто-то навел через болота прочную гать. Вот она-то, местами почти непроходимая, и вывела нас к жилью. Символична «эта пригодившаяся гать» . Пригодилась однажды, пригодится и еще… но кто ее расчистит? Если даже те, кто догадался или знает о ее существовании, не испытывают в ней нужды и не задумываются о том, куда она ведет?
А вот еще один образ: прибой играет со щепкой, – вот-вот, кажется, утянет ее в открытое море, на глубину, но отбегает пена, – и щепка опять на песке. Человек стоит на берегу и, наблюдая за мытарствами щепки, делает вывод, – стихия всевластна, кораблестроителю и кормчему ее не одолеть. О том, что люди умели когда-то строить лодки и корабли, забывается. Блаженные Страны древних кельтов, которые лежат за морем, манят, – но они недостижимы.  Иногда волна выносит на берег бутылку  … и те, кто «догадывался», получают подтверждение своим догадкам, но и это не побуждает приступить к строительству корабля…
От Вячеслава Иванова нас отделяет эпоха, которая, кажется, на излете. Похоже, мы получили наконец возможность осмотреться, – то ли как уцелевшие после потопа (все мудрецы и учителя погибли вместе с библиотеками), то ли как дикари, впервые на короткой памяти своего племени выбравшиеся к морю из непроходимых джунглей. История моего поколения (вылупившегося из своего яйца в начале восьмидесятых годов), и моя собственная вполне соответствуют этому образу. Это был долгий путь в безвоздушном пространстве, охота за случайными проблесками света, как правило, на свой страх и риск, без учителей, без Учителя, даже не на развалинах цивилизации –в джунглях.

…И низко восемьдесят первый
Курился, сизый, у перил,

Но дым не сталкивает в воду, –
И слали свет издалека
Осуществленье и Свобода –
Два на болоте маяка…

В 1983-84 мы в нашем поэтическом кружке пылали готовностью немедленно приступить к теургии и принять участие в Преображении твари (от такого прямолинейного подхода Иванов предостерегал, но мы предпочли не услышать предостережения, тем более, что Иванова мы тогда читали только раннего, в питерской университетской библиотеке, –брюссельские тома дошли до нас с большим опозданием).

  Три звезды мне на сочельник,
  Темный зал, библиотека.
  На каких пересеченьях
  Пляшет сердце человека?

  Куполами из туманов,
  Кормчими по хлябям мрака –
  Рильке, Хлебников, Иванов:
  Солнце мертвых – в тучи праха,

  В з а в т р а сумерек безверных...
  – Так пируют, пожиная! –
  – Прежде, чем по тропам первым
  Я взобраться пожелаю, –

  Много прежде, чем избыто
  Все, с чем суждено прощанье...

  – Лишь от Скрывшего не скрыто,
  Кто исполнит обещанья…

«Осуществимость подвига святого жития»  оказалась и впрямь «кажущейся», да и, видно, время тогда еще не пришло. Жизнь выбрала иное русло. Начинать с «теургии» нельзя; но есть минимум высокого задания – «просвеченность небесным лучом и проникнутость небесной гармонией», попытка подняться над «землей языка» вертикалью стебля и ствола. Мир, внеположенный поэзии, склонен будет увидеть в этой формулировке размытость и эфемерность: что такое – «небесный луч»? Что такое – «небесная гармония»? Но Иванов ввел эти «эфемерности» в филологию и стиховедение в качестве полноправных понятий, – не научных, но и не non grata. Благодаря этому у филологии сохраняется шанс, пусть не всегда осуществляемый, не впасть в окончательный и бесповоротный редукционизм и не узаконить собственные слепые пятна. Вертикаль, которую защищает Иванов – это рост дерева, преодолевшего претензии земли, реалистический концепт поэзии, противопоставленный пустоте простого иронического комбинирования на плоскости, перестановке единиц, не имеющих глубины.

«Однажды, странствуя среди долины дикой…» Весь Бродский умещается в эту пушкинскую строчку. Он – странствует (а вместе с ним его последователи), но он не Моисей, у него нет обетования, он ведом стихией языка, – хотя, по сравнению с другими, слепыми, стихиями, язык – стихия и мыслящая, и зрячая . До второй строки Пушкина, – «Внезапу был объят я скорбию великой», – дело не доходит. Странник не питает любви к «долине дикой». Но он «знает», что только она одна и существует, поскольку не видит в своем окружении ничего, что одновременно обещало бы выход и не оскорбляло бы его эстетически-стилистических пристрастий. До «скорби великой», которая заставила бы вскочить и в ужасе бежать куда глаза глядят, не доходит: сознание своего превосходства над пустыней, умение видеть ее насквозь и виртуозно потешаться над ее абсурдностью уже сами по себе обеспечивают какое-то горькое удовлетворение. Но пустоты, которая, по Бродскому, «вероятней и хуже ада», поэт все же страшится… значит, он рассчитывает продолжиться за порогом смерти, где возможна встреча с этой пустотой, ощутить, что она – «хуже ада» ? Но даже это сознание не служит поводом к «скорби великой» и к вещему безумию, охватившему пушкинского Странника. Дальше констатации бедственного положения вещей поэзия школы Бродского не идет.

Путь, который проложил и которым шел Вячеслав Иванов, в этом контексте кажется тупиковым ответвлением, развенчанной иллюзией. Не гатью, не заросшей императорской дорогой , а чем-то, закончившимся вдалеке  ото всего: территориально – вдали от России, по времени – полвека назад, в пространстве культуры – вдали от русского читателя… Продолжение «дороги» Иванова, если кто-то ее продолжает, – не на виду. Мне не известны в настоящее время в России какие бы то ни было «про-ивановские» по выбранному направлению группы (а нашей больше не существует) , – только одиночки.

Никто не читает Иванова
В эпоху затменья стиха.

И в эмиграции Иванов шел своим собственным – царским путем, одиноким и независимым, и никто из поэтов эмиграции за ним как будто не следовал. Не было у Иванова своего поэтического семинара, не сбивались вокруг него стайки пишущей молодежи. И след этой дороги потерялся бы, и с вертолета ее было бы уже не разглядеть, если бы не тоненькая, поначалу толщиной не более чем в три человека, ниточка человеческой преданности и духовной преемственности. К счастью и провиденциально, были изданы брюссельские тома, иначе стихи Иванова так и остались бы нерасшифрованными памятниками великой эпохи... Сейчас, и свидетельством тому была эта, восьмая, конференция, забытая дорога расчищается уже усилиями многих. Но будет ли продолжено ее строительство? Это не праздный вопрос. Завершенное, разумеется, не нуждается в продолжении, но путь Вячеслава Иванова именно предполагает  продолжение. Символично, что «Светомир», духовное завещание Иванова, остался незавершенным. Продолжение заложено в творчество Иванова как генетическая программа. Одинокий мыслитель, он не уставал говорить о соборности («…некоей новой энергии и ценности, не присущей ни одному человеку в отдельности» , единстве во Христе, «…где соединяющиеся личности достигают совершенного раскрытия и определения своей единственной, неповторимой и самобытной сущности, своей целокупной творческой свободы» ), о «жизненности и желанности» этого слова, хотя и оговариваясь – это «задание, а не данность» .

Был ли этот непродолжившийся путь дорогой, уводившей в сторону от путей «всея земли»? Все ли прогнозы и чаяния остались неосуществленными?
В «Кризисе гуманизма» Иванов рисует набросок будущего, в котором только и могли бы быть по-настоящему прочитаны его книги и где они были бы поистине у себя дома: в ХХ веке народы были «вовлечены в ураган сверхчеловеческого ритма исторических демонов», но вот уже спадает «…с мира, как с живучей змеи, тускло-пестрая чешуя… из трещин износившейся шкуры сквозит новый свежий узор тех же деревьев и вод и небесной тверди, проникнутых веянием Духа жива. Новое чувство богоприсутствия, богоисполненности и всеоживления создаст иное мировосприятие, которое я не боюсь назвать по-новому мифологическим… человек должен так раздвинуть грани своего сознания в целое, что прежняя мера человеческого будет ему казаться тесным коконом…»  И это написано в 1919 году, когда «ураган» еще и разгуляться-то как следует не успел. Остальное до сих пор гадательно. Часто говорят – ХХ век переломлен Второй Мировой войной на две несоединимые части, и с одного берега образовавшегося каньона уже не докричаться до другого, и не понять, о чем кричат оставшиеся на другом берегу. Но большинству уже и не важно, о чем они кричат: после катастрофы все изменилось. С той стороны железная дорога оборвалась, и все паровозы упали в бездну, а с этой стороны прокладывают новую дорогу, уже в другом направлении, и другие набрались пассажиры, а прежнее утратило насущный смысл. Насколько это верно?  

Используя введенный Ивановым образ искусства («художества») как зеркала, можно уподобить господствующую сегодня поэзию «спонтанного переживания» и «спонтанной мысли» первому зеркальному отражению, которое «подчинено закону преломления света… правое превращается в этом отражении в левое, и левое в правое… Как восстановляется правота отражения? Чрез вторичное отражение в зеркале, наведенном на зеркало. Этим другим зеркалом – speculum speculi – исправляющим первое »… «делается художество», включающее в себя «…свободное и цельное признание иерархического порядка реальных ценностей»: как только формы право соединены и соподчинены, так тотчас художество становится живым и знаменательным… его зеркало, наведенное на зеркала раздробленных сознаний, восстановляет изначальную правду отраженного, исправляя вину первого отражения, извратившего правду» . Этот процесс отражения отраженной в стихии языка, или объективной «душевности» во Втором Зеркале («Зеркале Зеркал»)  знаменуется в случае Иванова повышенной сложностью языковых конструкций, что заставляет теоретиков и практиков «спонтанности» инстинктивно обходить Иванова, оставляя их в недоумении, – полно, да стихи ли это? Поэзия «главного потока» настроена сегодня на «первое зеркальное отражение», на отображение спонтанного чувства, на запечатление непосредственного результата поэтического вдохновения (воспринятого стихией языка, дающего вдохновению форму и артикулированность). А разве может кого-нибудь «непосредственно», «спонтанно» вдохновить сложный символический смысл аполлонизма или генезис гимнов? Описанное Ивановым «зеркало зеркал», восстанавливающее реальный порядок вещей (в первом отражении перевернутый и лишенный глубины) и одновременно возводящее реальность на более высокий уровень, где снимается спонтанность и выявляется глубинный смысл, – остается невостребованным.
Второе Отражение – отражение в «зеркале зеркал» – собирает в пучок лучи смысла, которые в реальности рассеяны и разбавлены «пустой породой» материальности. Отсюда вторая зачастую отпугивающая читателя стилистическая черта – сплошная акцентированность поэзии Иванова, в стихотворной речи которого словно делается ударение на каждом слове, и каждое слово стоит на котурнах. Иванов не скажет просто «Тибет», хотя стихотворение вовсе не о Тибете и, казалось бы, «Тибет» в данном конкретном контексте никакой индивидуальной характеристики сам по себе не требует: Иванов скажет – «твердыня тайн, Тибет», вбив четыре свайных «т». Кто-то заметил, что бывает поэзия, «состоящая из одних вдохов», в то время как естественный порядок требует, чтобы вдохи сопровождались выдохами . Поэзия Иванова почти вся состоит из одних вдохов. Проф. Д. Мицкевич называет это – «чудовищное уплотнение реальности» путем использования вторичных, третичных и т.д. значений слов… возмещающее «затрудненность чтения такого текста своей смысловой насыщенностью и точностью» . Но отсутствие спонтанности, а в идеале полное бесстрастие – признаки зрелости, плод зрелой аскезы. Время Иванова наступит, когда в поле зрения поэзии опять окажется духовный идеал, когда понятие «духовного пути» человека из почти исключительного на сегодняшний день ведения антропософов и приверженцев восточных культов вернется в круг актуальных тем. Душа ставит зеркало сырой реальности, потоку чувств и событий, Дух ставит свое зеркало душе, осмысляя отобранное и отображенное ею, но и производя беспристрастную селекцию. Вот когда этот процесс, вместе с древней эллинской задачей «познай себя», снова станет интересным не только для одиночек и верхоглядов… и когда снова будет осознана роль поэзии в этом процессе, вот тогда дорога, которую строил Иванов и которая оборвалась, по всей вероятности, протянется дальше . Для этого есть все условия, поскольку теория символизма у Иванова – не просто теоретическое обоснование конкретного исторического течения, а, скорее, изложение собственных сокровенных чаяний, апелляция к некому вечному потоку, текущему во временах неизменным, – изменяется только рисунок берегов. Как пример можно привести «Инклингов»  с их обостренным интересом к теории мифа и отношениям мифа и реальности. В сущности, «Инклинги» – в соотнесении их идей и теорией Иванова – те же «реалистические символисты», коль скоро «реалистический символизм признает символом всякую реальность, рассматриваемую в ее сопряженности с высшей реальностью, т.е. более реальной в ряду реального… Ищет в вещах знак их онтологической ценности и связи… примыкает… к нормам «вечного символизма» (в противовес декоративному, субъективистскому), – где символ – не «истина, долженствующая быть открытой», а «вестник содержаний, преимущественно психологических», действующий в пределах, предписанных суфлером .

Долго ждать перемен климата, недостает терпения, но магистральный поток должен исчерпать себя до конца, иначе ему не осознать своей, – в ином, расширенном контексте, – немагистральности, маргинальности (только через это шоковое осознание может он постичь свою подлинную сущность). И это тоже один из законов человеческого онтогенеза: постоянное осознание былых «магистральных» направлений развития как «маргинальных», постоянное изменение, покаяние, метанойя. В ожидании, в чаянии этой «метанойи» русской (не обязательно, впрочем, только русской) культуры наследие Иванова продолжает свое существование во времени пока что как по преимуществу «собираемое», «восстанавливаемое», «изучаемое», и этот модус подчас оказывается неожиданно созидательным и творческим. «Неожиданно», – поскольку филология отнюдь не всегда работает «на поэзию», и, как правило, преследует свои собственные цели, отличающиеся от тех, которые стоят перед поэзией. Однако в данном конкретном случае, – выходя на авансцену в эпоху «Преимущественно Изучения» ивановского наследия, – филология естественным образом занимает какое-то ей изначально предназначенное место, принимает на себя высокие задачи, освобождается от искажающей ее сущность «самоцельности» и «самодостаточности» и выполняет ту необходимую работу, которую в сказках выполняет «мертвая вода» . Пока не затянутся раны, пока не будут восстановлены смысл и связь, живая вода бесполезна. Только когда тело спрыснуто мертвой водой, становится ясно, кто, собственно, и что подлежит воскрешению. Филология возвращает тексту память о самом себе – когда это возможно и требуется.

Отсюда прямой выход к любимому слову Иванова – «Память».
Память – «…источник всякого личного творчества, гениального прозрения и пророческого почина… и пророческие дары Духа – упреждение бытия последнего – раскрываются памятью о бытии первом… Вечная Память – энергия соборности и в таинственном смысле священственная; тайно священствует, кто ей служит и жертвует, …ибо священство обращено лицом к прошлому: ему определено хранить предание святынь» . То есть, по Иванову, «ему» -- «художнику», «жрецу Мнемосины». Но по другую сторону этого алтаря стоит филолог, который не только «служит и жертвует» – он, если так выразиться, послушник, смиренный инок Мнемосины… Поэты – белое священство Памяти, филологи – ее чернецы.

Стихи Иванова стоят в русской словесности грозными, архаическими памятниками прошлого – начала века, конца старой России, окаменевшим дыханием эллинства (словно это дохновение свободно прошло через века и культуры и вот теперь превратилось в памятник самому себе, встретив взгляд василиска, обернувшегося к нему из будущего), оплотнением духа баснословно древней Византии (византийство нынешнего православного обряда обманчиво осовременивает этот дух, на самом же деле он древен именно баснословно)… И это прошлое все дальше от нас, все архаичнее, и уже трудно представить, что чуть меньше ста лет назад оно казалось разительной новизной. НАМ наследие Иванова удобнее всего представлять себе как прошлое (подлежащее, в частности, изучению именно как прошлое), но одновременно оно сейчас и для нас целиком обращено в будущее.

Лидия Зиновьева-Аннибал оттеняет и подчеркивает этот парадокс, как истинная Спутница Поэта: она тоже – вся из прошлого (античный облик, имя Диотимы), но и «ее» настоящее в незапамятном стиле art noveau, – хитоны, оранжевая гостиная, подушки, – какая для нас сейчас архаика! Утонувший «Титаник» начала века. Но она же – пророчица, сивилла (опять Диотима), то есть – вся в будущем, хотя и не продолжаясь в него телесно.
Может быть, так видится на расстоянии ЖЕРТВА? Жизнь жертвы, физическое бытие жертвы – в прошлом, смысл – в будущем, в вечности (и настоящее – уже часть этого будущего). То, что не принесло жертвы и само не стало жертвой, то, что предпочло будущему (не только своему, но и чужому) свое настоящее, застревает в прошлом бесповоротно, и в будущем от него остается в лучшем случае внешняя память. Оно кануло. Волны сомкнулись над ним, мы не смотрим ему в глаза, и оно не смотрит нам в глаза. То, что связано с жертвой, подкреплено жертвой, само стало жертвой – пробивает окно в будущее и видимо оттуда, и смотрит оттуда, или продолжается в будущее в своем инобытии.

Что ж это, Диотима,
Свет твой горит – не дрогнет?
Что же он не роняет
Знамени над могилой?..

С каждым новым десятилетием живая связь ивановского наследия с прошлым все условнее. Все отчетливее видно, что оно не принадлежит прошлому, но постоянно обновляется и, переходя из контекста в контекст, делается все актуальнее. Сколько десятилетий прошло с тех пор, как Иванов писал о разложении индивидуализма символом! А индивидуализм еще не изжил себя, еще его эпоха не кончилась, и слова Иванова актуальны как никогда. Что-то из ранних идей Иванова действительно осталось в прошлом, – хотя бы отпавшая сама собой мечта об «орхестрах и фимелах»  (то есть, собственно, надежда на «стихийно-творческую силу народной варварской души»), которым позже Белый – какая ирония! – уподобил большевистские Советы. «Внутренний образ мира в нас меняется и ищет соответственного выражения в слове; но еще не определился этот образ в нас…» – пишет Иванов в статье 1922 года . Это – программа на все столетие. Другого пока не началось, начавшаяся тогда работа со словом еще не избыта.

Я говорю обо всем этом в большой степени «на языке Иванова», в его стилистике, которая современным неподготовленным читателем чаще всего воспринимается как «тяжеловесная», «высокопарная», «устаревшая». Но, опять-таки парадоксальным образом, обращенные в будущее смыслы лучше всего передает именно она – а в какие формы отольются эти смыслы позже, когда будущее станет настоящим, мы не знаем, хотя на абсолютно новом языке новая эпоха, конечно же, не заговорит, – она или снова возьмет в оборот то, что уже, казалось бы, отжило, и воспримет наконец ослепительную новизну этого «отжившего», или отольет новые формы из более доступного материала сегодняшней поэтической речи, опосредованно восходящей все к тому же времени Иванова, в новом качестве разработанной властителями сегодняшнего поэтического языка России – Цветаевой и Бродским. В их поэзии Гимны Иванова, освободившись от ассоциаций прошлого, которое, казалось, надежно оплело их и намертво встроило в себя, уже превратились в настоящее, в анонимные кладези вод, в безымянную плодородную почву. «Отжившее» не отжило: отчасти оно существует и развивается под другим именем и в другом модусе, отчасти – остается в состоянии взрывоопасного покоя, как неиспользованное оружие на забытом, но когда-то стратегически важном складе. Ивановские стихи – как уцелевшие здания эпохи начала века: грозная новизна когда-то и для кого-то, лик прошлого – для нас. Нам не дано прочувствовать, какими они были, когда были «современными», как виделись в общем контексте, и как НА ИХ фоне виделось остальное. Иванов, отразившийся в стихах Цветаевой – это напор, категоричность утверждений, акцентированность каждого слова, и все это – помноженное на ее душевный темперамент и освобожденное от сдерживающей аскезы ивановского стиха. Стиль, перенесенный из области духа – в стихию душевности. И мы уже не узнаем сродности: слишком разные миры. Мы не замечаем у Цветаевой характерных, чисто ивановских архаизированных оборотов, хотя их множество: архаичность у Цветаевой переплавлена в горниле современной речевой стихии и уже кажется не архаичностью, а, как и у Иванова во время оно, новизной, смелым экспериментаторством. Цветаева спустилась в долину Нашего Времени с ивановских вершин, которые тем временем исчезли в плотных тучах. Мало кто заметил, что она – спустилась, большинство думает – возникла сама по себе, вырвалась из-под земли, как гейзер. И тем более ни у кого и вопроса не возникает – неужели ничего не оставалось, как только СПУСКАТЬСЯ с вершин? А если бы кто-то решился продолжить подъем?..

В статье «О границах искусства» Иванов различает внутри полного, нередуцированного творческого акта восхождение и нисхождение. Восходит (в область высших духовных смыслов) – человек в поэте, нисходит – поэт, «художник» в человеке  (облекая увиденное и воспринятое в поэтическую форму). Однако бывает и так, что поэт восходит вместе с человеком или вместо него и вносит свое, частное, «сырое» (то есть – не выверенное, не «отжатое», не «пропеченное» в высотах) отношение к миру в свое творчество, не дождавшись «луча с небес». Это, по Иванову, – нарушение естественного порядка, болезнь литературы. «Художник… считает человека в себе (восходящего) низшею и потому пренебрегаемою частью своего озаренного гением существа, и тогда естественно является в нем иллюзия восхождения через художника» . Интересно с этой точки зрения проанализировать творчество все той же Цветаевой. В «Поэме Воздуха» прямым текстом описано лирическое восхождение (которое как раз совершает здесь поэт вместе с человеком и даже без человека), которое, как раз тогда, когда, казалось бы, должно было достигнуть Высших сфер свободы и благодати, оканчивается безвоздушьем (здесь допустимо двоякое толкование – или поэт и человек совместно постулируют отсутствие «высшего», или же поэт и человек вместе переходят в сферу несказуемого, и потому замолкают, отрицая возможность «нисхождения» и какой бы то ни было связи между землей и небом). «Башни стрельчатой рост» и у Мандельштама – как противопоставление восхождению в «сферы высших смыслов» у символистов: «…Я ненавижу свет/Однообразных звезд…» Напротив, та линия, которая сегодня доживает, до-изживает себя – это умелое маневрирование на плоскости (постмодернизм) или лавирование в зыбкой стихии языка, за которой только и признаются глубина (но не высота!) и сила. О «восхождении» здесь речи не идет совсем.

Как к учителю – обращается ли к Иванову сегодня кто-нибудь из поэтов? Кажется, почти никто. Стихи Иванова не восприняты той таинственной средой, которая называется «нашим временем». Что-то из их арсенала эта среда переварила, что-то выдает за свое, что-то хвалит, правда, в связи с другими именами (см. выше о Цветаевой)… но САМИХ этих стихов она почти не знает. Но ведь это значит – важнейшая составляющая культурного прошлого России не аккумулирована, мимо нее каким-то образом прошли. Этот эффект сродни той разорванности личности, о которой писал Иванов: «Где я? Где я? По себе я/ возалкал…» На какое-то время одна часть человеческого «я» в потоке жизни подавляется, другая гипертрофируется, а целостность оказывается утраченной и восстанавливается, если восстанавливается, только спустя какое-то время, в таинственный момент внутреннего воскресения . Иванов сейчас – «подавленное Я» русской культуры в ожидании таинственного момента Вспоминания и Воскресения. Именно «воскресения», а не «продолжения»: возобновления в новом качестве, после фатального разрыва. Сам Иванов был признанным учителем, «мистагогом», – и кого же он «научил»? Кого можно причислить к его ученикам? Волошина? Но вряд ли можно назвать Волошина учеником Иванова, хотя сходство и влияние явственны… Иванов – это «Башня», но он сам «на Башне» – ни с чем не смешиваемая струя. «Учительство» Иванова НЕ РЕАЛИЗОВАНО в его современниках, разве что в отдельных, единичных людях – в его детях, в О. Дешарт, в В. А. Мануйлове, еще нескольких, возможно… Наследие Иванова течет в жилах русской культуры скрыто, в составе крови, и одновременно высится позади как окутанный мглой зубчатый горный гребень. И в этой мгле – неразгаданность, непрочитанность, смутное предчувствие неведомого Будущего.
Блок называл Иванова «Царем самодержавным» – а нам сам Блок кажется огромным. Сколь же велик должен быть Царь? Смотрим в ту сторону – и не видим Царя, видим только, по характеристике школьных учебников, «второстепенного русского поэта». Как писала О. Дешарт: мы – «тщательно организуем беспамятство», которое – а это уже слова Иванова – и само «пытается сорганизоваться… пытается создать свою цивилизацию» . Память нашего коллективного «настоящего» проглядела Царя. Что же касается будущего… Прогнозы Иванова – об этом уже говорилось выше – нередко сбываются. Говоря о своем решении принять католичество, Иванов достаточно точно предсказал когда-то настоящее (а тогда – будущее) русской церкви: на основании анализа настроений, господствовавших некогда в православной эмиграции, которая питала надежды «…обрадовать… в будущем русский народ возвращением ему таланта, полученного из его рук, бережно сохраненным, но (увы!) ничего не приобретшим…» Но «…все это способствует нарастанию… пристрастия к старой ошибке разделения…»  Именно это и происходит ныне (я только констатирую всем известные факты): Русская Церковь сегодня кажется как никогда далека от диалога с католичеством, прецеденты Чаадаева и Соловьева кажутся побочным продуктом их личной чудаковатости. Почти никогда не упоминаемый пример Иванова – если его осмыслить – меняет здесь многие знаки. В принятии им, – не столько католичества, сколько церковной полноты, – осуществляется будущее, которого еще пока и на горизонте не видно. На скорое объединение церквей Иванов надежды пророчески не питал. Что же касается искусства, то ивановские предвидения куда более оптимистичны (причем цитирование этих строк в «нашем настоящем» не лишает их смысла): «Ныне… школа… символизма всюду несомненно умерла вследствие внутреннего противоречия, ей изначально присущего. Но в ней жила бессмертная душа; и, так как большие проблемы, ею поставленные, не нашли в ее пределах адекватного выражения, все заставляет предвидеть в далеком или недалеком будущем в иных формах более чистое явление «вечного символизма» . Но не очередная ли это русская утопия? Почему Иванов так уверен? Разве все на этом свете воплощается? Разве воплощается хоть что-нибудь?
В фантастической трилогии (на языке Иванова – баснословии) одного из великих представителей «реалистического символизма» ХХ века – английского профессора Дж. Р. Р. Толкина – персонажи (один –бессмертный, «эльф», другой – долгожитель, «гном») ведут такой разговор:

«–…Обычная история у людей! Все-то они ждут урожая, сеют пшеницу, – и вдруг грянут весенние заморозки, или летний град побьет поля, и где он, урожай? Где они, обещания?
– Однако редко бывает, чтобы пропал весь посев… иной раз переждет зерно непогоду, схоронившись где-нибудь в пыли и перегное – а потом возьмется и прорастет, когда уже и не ждет никто… дела людей еще и нас с тобой переживут…!
– И все же в конце концов останется только руками развести. Всем их делам и замыслам одно название – «могло-быть-да-нету»…
– Будущего не дано провидеть даже эльфам…»  
……………………………………………………………
* * *

«…Лик ангелов, какие встарь
Сходили к спящему в Вефиле…»
Вячеслав Иванов, «Римский дневник»

«…И любит отчужденного в Одном,
А Лия – отчужденного в Раздельном.
И обе склонены над темным дном».
Вячеслав Иванов, «Transcende te Ipsum»


О юные дочки Лавановы,
Гадающие на жениха!
Никто не читает Иванова
В эпоху затменья стиха.

Рахиль себе равных чурается,
В чем Лия провидит беду.
На что он, хромец, опирается,
У звезд и планет на виду?

Шагают верблюды в истоме, и
Вином обернулась вода.
В ничто и нигде, до истории,
И после нее, в никогда.

Что пролито? Звезды ли? Млеко ли?
Гадать, так уж наверняка.
В пустом до-временьи, как в зеркале –
Все будущие века,

Они же – и прошлые. В схиме ли,
В фате ли их жребий благой –
Иаков один для Рахили, но
Для Лии он – кто-то другой,

А обе мечтают о третьем, и
Забыли о прежних богах.
Но прошлое с будущим встретилось
Уже, и Иаков – в бегах,

И Некто восходит по лестнице
Над спящим, в обитель планет,
И, в черном, две девы, две вестницы,
Два ангела, смотрят вослед:

То Марфа с Марией прощаются
С Тем, с Третьим, но выключен звук.
К кому он, поэт, обращается
С амвона бумаги и букв?

О мудрые дщери Лавановы,
Праматери праотцов!
Никто не читает Иванова
В забвеньи начал и концов.

Чья нитка в иголку проденется
Под куполом зрячих планет?
На что он, мудрец, понадеялся?
На то ли, что времени нет?


Рим – Регенсбург – Петербург, 2001.




15.04.04 00:26

Конечно же Дионис! Надо же так опростоволоситься! Следы тяжёлого боннского самогона ( думал ли его гонитель - дедушка -  о культурологическом влиянии своего продукта) циркулируют в крови до 48 час. И вот вам результат - 17 поросят.
Маша, с Псалтирью дело не горит. Это не должно быть головной болью.
Сегодня был последний день подработок, потом - гости ( ушли вот только). Сейчас лишь началось спокойное ночное время. Знаешь это: когда завтра не надо вскакивать в ужасе, что опоздаешь и есть что интересного почитать?.. "Вяч-ивановская" статья тоже распечатана.  Потом подробней напишу. "Дело важное здесь нам есть". (Вернее - пить. И читать.).
А насчёт "бестиария" Вы, боязненно уважаемая, неправы. Вот ведь у тебя тут, на первой стр. "Салтана" говорится, что, по Проппу, важны не "фигуранты"-звери, а их функции-архетипы. Так что, в моей каменковиане все эти полезные животные исполняют танец вокруг предмета боязненного уважения. А вот насчёт подначивания - так это же ж врождённое, медицина бессильна. Подначка и заначка - две самые приятные вещи для несчастного, больного, многодетного еврея. Ой, вэй, пойду выпью: слово „заначка“ у старой павловской собаки вызывает интимные процессы во глубине сибирских руд.
До связи.
Д.и  т.д.


15.04.04 12:41

>Вот ведь у тебя тут, на первой стр. "Салтана" говорится, что, по Проппу, важны не "фигуранты"-звери, а их функции-архетипы.

Да? Правда? Надо почитать. А то у меня с глаз долой -- и из памяти вон.

Приоста



М.К. : О Викторе Александровиче Сосноре

Уж и не знаю, хватит ли у меня дерзновения писать о Сосноре. Не нужно думать, будто за таким дерзновением в карман лeзть не надо.
Это настолько странный, «не отсюда» человек, что всех, кто когда-либо оказывался рядом с ним, он неизбежно затягивал в свои странные миры. Соснора – инопланетянин, добровольный аутсайдер, человек ниоткуда и ничей, вне традиций, почти вне человечества («Не удалён и не удержан -- Сам удалился и стою…»). Отсюда особый язык, особая интонация его стихов и прозы – это речи инопланетянина, которому странно все, что он видит на чуждой планете, странен и язык, и он овладел им как-то по своему, и искажает на свой лад, и на свой лад переживает и проживает драму и трагедию здешнего существования, может быть – острее, страшнее, чем местные жители. В романе «День Зверя», например, искажены питерские названия: река Фанданго, вместо Фонтанки, и пр. (да и не только названия – чуть ли не каждое слово вывернуто или скособочено, переиначено). Пришелец неправильно расслышал, или его приборы неправильно расшифровали? И Соснора бравирует этой инопланетностью всегда и везде. «Я всадник, я воин, я в поле один…», «…Я ваших зелий петли не урвал…» (цитирую по памяти)). Сказать «Фонтанка» -- значит выдать, что знаком с местностью и ссылаешься на что-то всем известное. Хитрый пришелец так и поступил бы, выдал бы себя за аборигена. Но у Сосноры при всей его насквозь прожжённости (даже Бродскому до него далеко, а Кушнер и вовсе соснорин антипод) – вечное детское удивление перед всем, что в мире. Поэтому и образ мира, им созданный – сосноровская Россия, сосноровская Европа с королем Казимиром, Завороженным Комонем и готическими ангелами («…стояли или спали, -- молились…»), сосноровские Города – это образы альтернативного мира, может быть, из снов.  Сосноре почему-то оказалась доступна тайная суть Европы, ее квинтэссенция, дистиллированная через Польшу (в Польше – тигль, где кипят и выпариваются все культуры). Сосноре удавалось своим странным миром заворожить, отвлечь от того, что было вокруг, а что было – мы знаем. Речь не обязательно о «плохом», «советском». Отвлечь от всего – в невыразимое. В ДРУГОЕ. Может быть, Соснора – это ночные сны Петербурга 70-х. Петербургу снился Запад, пока он был Ленинградом. (Теперь расстриженной столице снится Россия, ее собственные путешествия по России и иные миры, куда выход – прямо у спуска к той же Фонтанке, и не нужно никуда идти). Недаром Соснору полюбили на Западе – за сны о себе. А кем он был в России? Аутсайдером даже в среде аутсайдеров, но центром каких-то микрокругов и кружков. Он, например, руководил несколькими ЛИТО (поочередно, разумеется). Впрочем, Соснора в роли руководителя ЛИТО – это чистый сюрреализм. Добро ещё, в его последнем ЛИТО – в незабвенном клубе им.Цюрупы на берегу Обводного канала – собиралась всё же молодёжь. А в Доме Учёных в Лесном, куда я пришла к Сосноре в десятом классе, заседали по большей части великовозрастные графоманы, шизофреники, подсадные утки и приличные  стихослагатели хорошо за сорок. Это позже Кушнер слепил из подручного материала этакую Касталию поэтических гурманов на базе Дома Учёных в Лесном. А Соснора в этом Доме Ученых был как волк в овечьем стаде или коршун в курятнике – клевал, загрызал, крушил. Начальница библиотеки, при которой было ЛИТО, милая женщина, моя старая знакомая, участвовала  в изгнании Сосноры с энтузиазмом – она видела в нем средоточие всех пороков. Наверное, так оно и было, а, помимо всего прочего, он был опасным торговцем поэтическими наркотиками, и уж никак не годился на роль опекуна и поводыря тянущихся к культуре солидных дяденек и старушек. Но и наставником молодых он быть никак не мог, и в том, что он переехал с улицы Зодчего Росси  на улицу Наставников (или на соседнюю. Не помню. И не важно), заключён такой юмор, что так и видишь, как до коликов потешались отвечавшие за этот переезд служебные духи. Для детишек из ЛИТО им.Цюрупы Соснора был не педагогом, а Крысоловом. И для меня, конечно. Я поначалу, между прочим, и не подозревала, что Соснора – не проводник в Мир и даже не проводник в Поэзию, и никого никуда вести не собирается вообще. Я горела святым огнём ученичества. Это была полная наркотическая зависимость. Но Соснора, по инопланетности своей, поначалу даже не замечал, что ему подсовывается роль Учителя. Ловить его фразы и советы во время прогулок с ним или у него в гостях было совершенно бесполезно. Он мог, конечно, случайно обронить что-нибудь бесценное, что впоследствии сотню раз пригождалось, а на заседаниях ЛИТО превращался в подлинного Учителя, по-дзеновски сурового, не знающего снисхождения, калёным железом выжигавшего из стихов всё слабое, сырое, мяклое, случайное, а заживет рана или нет – это его уже не интересовало. Но  специально он не учительствовал. Более того, он относился к тому, что его прочат на эту роль, с тем же весёлым недоумением, что и ко всему остальному миру. Как-то, ещё чуть ли не летом 1982 года, я предложила Сосноре своё жертвенное служение в виде перепечатки его рукописей (заодно надеясь ими насладиться). Сначала я перепечатывала стихи, а потом – толстенный роман, тот же самый, к слову сказать, «День Зверя». И какой же меня ждал жестокий удар! Мне – набивавшейся в ученицы! – он дал роман, где герой (повествование – от первого лица) – мэтр-геометр – предаётся любовным утехам со всеми своими ученицами одновременно! Помню, я пошла и напилась. А как же цветаевское «За пыльным пурпуром твоим брести в суровом/ Плаще ученика»? А как же написанное мной в восьмом классе – «Мы ждем Учителя серьезно/И не хотим менять свечей?» Но оцените простодушие этого в высшей степени непедагогического  жеста – вручить этот роман НА ПЕРЕПЕЧАТКУ  юной идеалистической девице! Неужели мою реакцию нельзя было спрогнозировать? Долго я не могла простить Сосноре этой подсунутой мне работки (впрочем, я ведь сама набивалась). А с другой стороны – это своеобразные университеты, это полезно, когда наждаком по коже... С иллюзиями надо расставаться как можно раньше. В ЛИТО не было никого с иллюзиями. Иллюзии Соснора вывел на корню. Равно как и плохие рифмы, «душевную теплоту», мечты о литературной карьере – при том, что сам-то он её сделал! Но это было просто грамотной последовательностью действий приземлившегося на чужую планету пришельца. Между прочим, обратите внимание  -- «ахматовские сироты» с Соснорой не считаются, а ведь он долгое время жил в Комарово у Гуревичей дверь в дверь с «Будкой», и у Ахматовой бывал, и стихи там читал. Но не схлопнулось, и не наше дело, почему, подоплека все равно очевидна: другой, инопланетянин. На языке этой компании Соснора, наверное, выглядел недостаточным диссидентом, недостаточным фрондёром – ещё бы, работал на заводе (рабочая биография,  первый гвоздь в карьеру!) Это пролетарское прошлое за ним некоторое время триумфально влачилось, облегчая взятие каких-то порогов и высот. Послали же Соснору представлять питерскую поэзию в Париж, при том, что Москву представляли настоящие матерые карьеристы от поэзии – Евтушенко, Вознесенский и еще кто-то. В Союз Писателей вступил… На языке Наймана, Рейна и компании (сюда же примкнул и Довлатов, где-то вскользь помянувший Соснору как «какого-то молодого поэта, который работал где-то на заводе», цитирую по памяти) это называлось, наверное, конформизмом, но мало ли что как называлось на их – здешнем – языке. Да и время было простое – существ из других миров судили по здешним законам. Интерес вызывали не «другие», а «настоящие наши». Соснора же – ДРУГОЙ, причем par excellence. У Сосноры – и Комарово другое (не как в теперешнем распространенном мифе), и Ахматова другая («В скольких скалах  жила! Никого не любила…»). Но быть не от мира и пользоваться миром (разумеется, не изменяя себе ни на йоту, иначе и говорить было бы не о чем) -- это нормально. "Сироты" же, будучи все-таки от мира сего, как и Ахматова (любой классик – от мира сего, иначе мир никогда не признал бы его за классика), «разрешенные» пути в захваченном злыми силами мире с гадливостью отвергали и от других ожидали того же. И это тоже нормально. Две нормы. Между прочим, обеспечив себе возможность спокойно жить и писать под защитой членства в Союзе, Соснора дальнейшей карьерой пренебрег и погрузился в свои криптограммы: взял у системы то, что ему было нужно, и забыл о ней.  
  Забыли и о нем. Посмотрите на сегодняшних средневозрастных модернистов, на  выпущенный ими в 2000 году сборник «Genius Loci», где, в одном из эссе попутно излагается история советского модернизма в Ленинграде-Петербурге и Москве. Соснору они ДАЖЕ НЕ ПОМИНАЮТ, а ведь он и как поэт, и как модернист – гигантская! великанская фигура! До таких экспериментов с языком, до такого богатства, как у Сосноры, всем им – как до планеты Юпитера. Никому из них так не покровительствовал «гений места» -- гений города, как Сосноре. И не важно, обходят ли они его молчанием потому, что боятся сопоставления (это ведь не ко всем относится, есть же и в этой тусовке неплохие поэты), или потому, что инопланетяне для них невидимы, или потому, что срабатывает рефлекс – чужаков не замечать, в упор не видеть? И то, и другое, и третье не к их чести, но по доброте душевной можно их понять – даже если человек провозгласил себя свободным (одно из обязательных свойств модерниста, по определению сборника), это ещё не значит, что он им стал, раскрепостился и увидел ДРУГОЕ рядом с собой. То, что мы «учились» у Сосноры, что мы любили его, и его инопланетность, и его стихи, и ловили кайф от его особенного языка, и пели мирзаяновские песни на его стихи, дало нам бесценную свободу, но одновременно и обеспечило отчуждение от общего «литературного процесса» -- да мы и сами петушились и противопоставляли себя остальному миру. Ни клуб «37» не раскрыл нам объятий (и мы не напрашивались), ни официальная литература и толстые-тонкие журналы (вскоре либерализированные – с началом перестройки), зато мы причастились тайному, сновиденному Петербургу, глубинным тайнам Европы, невысказанным путям внутри России, мы – те, кто знал Соснору – посвящённые. Впрочем, это «мы» вскоре вылетело из соснориного гнезда и перестало существовать как что-то цельное и единое.
На самой заре юности и ЛИТО – 81 год – я написала поэму «Ярмарка», слабую, но важную для меня самой. Героиня всюду ищет привидевшегося ей ангела (был прототип!), но ангел в итоге оказывается соломенной масленичной куклой на сожжение. Мораль – соблазнам Ярмарки поддаваться нельзя. И Соснора фигурировал в этой поэме как в высшей степени сомнительный советчик, который предлагал героине вывести ее из кругов Ярмарки, не на свет, правда, но по крайней мере на другой уровень. Но героиня предпочла разобраться во всем сама. Избавившись наконец от обманного ангела, оказавшись на свободе, она видит, что предлагавший помощь Незнакомец тоже покинул Ярмарку, но удаляется и не думает оборачиваться. Героиня забавляла его своей увлечённостью Ярмаркой, но на новом уровне она больше ему не интересна. И вот как кончается поэма (единственные стихи оттуда, которые сейчас мне не так стыдно цитировать, как остальные):


«Кто же был мой советчик синий?  
Шарлатан он или ходатай?
Кто глаголал его устами?

– Между нами – аллеи статуй,
реки смерти, рассветный иней,
рвы, заполненные листами,

дым декабрьского пожара,
золотая фигура с тростью,
удаляющаяся державно,
сновиденные свет и строгость.

Вольно, знобко, просторно, грустно.
Все – в застылости и в безмолвии.
Замороженные русла,
Отражающие молнии.

Ничего не скажу я, кроме
Как о пасолнцах, как о метах,
Как о лунах, налитых кровью,
Однорогих кривых кометах,

Как запрет на слова наложен,
Как рассвет…»


Вообще-то неправильно говорить о Поэте, которого называешь своим Учителем, а цитировать свои стихи, а не его. Но Соснора мало того что неудобочитаем («…юница-чтица, рай-дуга-Рубенс,/Не читается мой циан-лавр!»), но и неудобоцитируем. Нельзя иллюстрировать собственный текст цитатами из него. Проецировать его восемь измерений на собственную плоскость. Эффект – неизбежно комический. Даже если трехмерную каплю спроецировать на лист бумаги, и то получится клякса, а тут… Ну вот, например, процитируешь – «Уши овец как у зайцев… Смотрят, как смерть», -- и строка приобретает какую-то ложную многозначительность. Как если бы сообщение о том, что у овец уши, как у зайцев, настолько меня потрясло, что я сочла нужным его даже процитировать. Цитата приобретает другую интонацию – не ту, что в стихе,присущий ей контекст обдирается с ее боков, зато выпячивается буквальный смысл входящих в нее слов. «Смотрят, как смерть!» Это посильнее «Фауста» Гете! А процитируешь стих целиком – он окажется вырван из общего контекста книги, куда он входит (а Соснора пишет книгами!), да и всей поэзии Сосноры, – и тоже изменяет значение. Куски иного мира на нашем письменном столе могут прожечь этот стол насквозь, а могут выставить все, что на этом столе, в смешном или диком свете. А могут все к собакам расплавить. Вот Соснору и замалчивают – боятся за свои письменные столы, за свои книги: в присутствии сосноровских текстов любая вещь может превратиться во что-то непредвиденное. «Чужаков жгут, самозванцев жгут» – это тоже из «Ярмарки». Самозванцы стремятся как можно быстрее уничтожить, предать огню всех чужаков, всех, кто может их разоблачить, – иначе их самих сожгут… Но, возвращаясь к Сосноре и цитатам из него – давайте я приведу еще одну-две цитаты, выхвачу наугад:

«…Люблю зверей и не люблю людей.
Не соплеменник им я, не собрат…»

«…И если это человеки вкруг,
Я отрекаюсь: я – не человек».

Песня Крысолова! И за этой флейтой дети, как завороженные…

«Я смотрю с интересом:
кесарь я или слесарь?»

«Не хороните же меня, стужа стерляжья…»

Соснора – одинокий волк (не лис, не вол, не лев, можно сказать, если призвать на помощь его же стилистику), одинокий поэт. На каком фоне его ни нарисуй, он будет фатально выпадать из него. Но если все же попытаться набросать  хоть какой-нибудь мало-мальски подходящий задник, то там, конечно, будет каким-то образом присутствовать Ленинград конца 70-х годов («У моря в Риме/Ленинград стоял,/в нем Невский Конь/стоял, как гладиолус…»), некоторые петербургские пейзажи в определенном освещении (хотя бы улица Зодчего Росси со старой, узкой комнатой Сосноры в коммуналке, с картинками на стенах, пера не то ребенка, не то инопланетянина, с чучелом собаки на шкафу, круглый скверик в конце улицы Зодчего Росси – "бублик", Витебский вокзал), но и их можно допустить в песню о Сосноре лишь затем, чтобы не дать вторгнуться туда чему-то уже совершенно чужеродному. Конкретной истории Соснора не принадлежит. Он из нее выпадает. Тот, кто с ним встречался, может воспоминанием об этой встрече как-то украсить свою личную биографию, это да, этого никто не отнимет. Так дикарь из африканского буша мог бы вставить в свое ожерелье найденный в пустыне волчий клык или переливающуюся цветами радуги кредитную карточку "Visa". Соснора – как волчий клык в Сахаре – не из какого времени,  тем более не из нашего. И достаточно! Не нужно раскладывать Соснору по полочкам и литературоведствовать, зависая над ним вниз головой подобно летучей мыши. И бесполезно сетовать, что он увел детей неизвестно куда, и они уже не вернутся в Гаммельн. И что он потчевал неокрепшие умы извращенной, инопланетной пищей. Поэтов не судят, поэтов любят. Поэтов не судят не потому, что искусство выше морали и нравственности. Ничего оно не выше. Просто – нельзя никого судить. Это глупое занятие. Поэты – просто есть. Их стихи – просто есть. Это – часть бытия. Это –  ничье дело. Птичье дело. Черничье дело.

Мария Каменкович


21.04.04 21:41

>Шрифты

Ну, так увеличь искусственно, делов-то.

>Что для медика здорово, то лакею - карачун.

В прошлой жизни нам случалось опекать англичан, которые приезжали участвовать в работе благотворительного фонда. Так что опыт есть.

>Псевдонимы. Мог бы пройти ещё вариант "Кифин" (от "Кифа")

У нас был вариант: Кифа Мокиевич Каменкович.

>Подлинные военные фото могу тоже прислать, если интересуешься: их есть у меня.

А пришли. Нет соцарта лучше реализма.

>Маня, что ты чепуху порешь: я бы "перестал разговаривать из-за статьи" (из-за возможных разногласий, так я понимаю).

Во-первых, я шучу. :)))

Во-вторых, а кто на меня весь декабрь, а то и больше, по твоему же выражению, "дулся"? И еще не выяснено -- за что.

>с Вами интересно разговаривать?

Спасибо, с Вами тоже.

>Зеркало. Да вряд ли крал малютка Эпштейн. Образ-то, как я писал - старый и всехный: у всех на виду. Я имел в виду не ссылку на Иванова, а ссылку на первичный миф, на Медузу Горгону и пр.

А "вторичное зеркало"? Этого в мифе нет. Это уже Иванов добавил. Украл, украл Эпштейн. Позаимствовал.

>Что мудрёное написал - читать не стоит

Ну, почему ж.

>Про православную аскезу - понимаю. Как часть литературы (напр. - духовной) её воспринимаю. Как идеал, цель,руководство для всей сочной литературы -ну уж - дудки. Поэтому-то стихи из Ветхохо завета и высушивают до аллегорий: для аскезы они слишком страстные и сочные.

А это не часть литературы. Это -- альтернативная психология. И слово "страсть" в ее терминологическом арсенале означает нечто иное.
Так что еще под большим вопросом, понимаешь ли ты "за православную аскезу". С чего бы? Но это не обидно -- не понимать. Никто же не обидится, если ему бросить в лицо: "Да ты в математике фракталов просто профан".

Мокша Кифовна (заразил таки!)  

P. S. Однако статью о "Крещатике" я тебе все-таки посылаю. М. б., ты удержишь меня от совершения какой-нибудь ужасной ошибки. :)


22.04.04 02:41

Да, всё забываю.В понедельник встречался с Ольгой Бешенковской: у неё был вечер в кёльнском "Игнисе". С корабля, как говорится, на бал. Ну, чтобы силы, подточенные телевизионными вампирами, малость восстановить, устроился я в перерыве, во внутреннем дворике, с плоской фляжечкой прозрачной. Предложил людям культурно: все - нет, Ольга - нет. Один Авцен Володя учудил: "Я, говорит, не могу, после операции, а вот он - будет" - и указывает на незнакомого мужика. Сюр какой-то. Мужик, кстати, кочевряжиться не стал, достойно отпил: вобщем, симпатичный мужик, правильный. С аусштралюнгом. Слышу: говорит - не как все мы во дворике - об астральном, о творчестве, дерриде-есенине, а - о нейтральных газах, аргоне и криптоне. Инженер. Ещё больше зауважал. Выпили. Потом слышу, с кем-то его знакомят: это, мол, такая-то, такая-то, Марина Гершенович, а это - Александр Барсуков. " О, говорю, здрасьте, я такой-то." Т.е., сначала, по наводке Ольги, познакомились (виртуально),  договорились, при случае, выпить. Потом - обратное кино - анонимно выпили, персонально познакомились. "Концептуально", - как говорят мои учёные знакомые.
Статья хороша. А чем, - я тебе потом скажу, сначала - блошки-неточности.
Стр.,вроде,1: В тигле только плавят ( металлы), а не кипятят и не дистиллируют (это - в дистилляторе).
Стр.2., насч. ахматовской "Будки" и пр.: Лучше не  "не схлопнулось, а " не сложилось" ("не сладилось"). Схлопывается - со злобой, складывается - с любовью.
Кстати, почитай в 4-м, добавочном, томе ("Неизвестный Довлатов") как Соснора писал на смерть Довлатова. Такое просто так ( " о мёртвых или хорошо, или - не надо") не напишешь. А ещё, узнав о смерти С.Д., он запил - нарочито, стакан за стаканом, до комы - и, если бы не знакомые врачи, его бы не откачали. Первым советским литератором, которого интервьюировал Довлатов на "Свободе", как только появилась возможность, - и гордился этим - был Соснора. Это к тому, что С.Д. у тебя о нём пренебрежительно упоминает. Может - по молодости... Довлатов, как видится, прекрасно чувствует и Бродского, и Соснору. Не сравнивает: кто "другее", потустороннее. Зачем, это - имидж, стиль. Иначе бы это удачно скрывалось. Остаются только стишки, тексты. И тут, об обоих можно сказать только одно: "Ого!"..
Стр.2. "до планеты ЮпитерА" - без "а".
Последняя стр.: "...НЕ из какого времени"  - с "ни"?
Два заключительных предложения - чудесный аккорд!
Хорошо, что статья не " бесстрастная". И там, скорее - отношение к Сосноре, т.к. цитировать - неубедительно( не поддаётся убедительному цитированию), судить (и тут я двумя руками - за) - глупо ( если человек не нарушает Уголовного Кодекса). А вот относиться - можно. Но тогда - не только тем, кто был рядом. Но и тем, кто что-то читал. ( "Я Пушкина не застал, но"...  "Я с Бродским не был знаком, но...". Читал!).
Статья хороша той самой бездоказательной пристрастностью, страстью, А не аскетической мыслью, к которой ты хочешь, в идеале, приблизиться. Аскетическая мысль - литературоведам, доцентам, учащимся ПТУ - чтоб не баловали ( да и вера - это, скорее, страсть, чем бесстрастная доказательность).  А если ты хочешь доказать, что это не так и что в статье всё беспристрастно, то замени "Соснору" на "Хлебникова", и получишь восторженные воспоминания спутницы-современницы Хлебникова. ( Который - классик. Хотя он - ещё более Другой). ( Хлебников-классик - это и есть высший сюр: "- За что ты получил двойку?" "- Да, Хлебникова не выучил.")
Но, пожалуй, для меня, статья - самая из трёх интересная и жадночитаемая: настоящая, субъективная, ритмичная проза поэта.
Пока, пора снова - на горшок и - в люлю. Это стало повторяться с какой-то угрожающей цикличностью.
  Д.Ф.


22.04.04 11:50

Барсуков -- славный дяденька. Обаятельный. Но на встрече в Мюнхене (где мы с Киршбаумом обрамляли Ольгу Бешенковскую по теме "Петербург") обещал мне прислать свои стихи по э-почте и не прислал. Потому что он их стесняется. Я говорю -- "да ничего...". А он -- все равно.

>блошки-неточности.

Очень ценно, поскольку я собираюсь где-нибудь ее перепечатать. "Виа Региа" -- уж слишком задвинутыйц журнал. Хотя и очень хороший.

>Стр.,вроде,1: В тигле только плавят ( металлы), а не кипятят и не дистиллируют (это - в дистилляторе).
Стр.2., насч. ахматовской "Будки" и пр.: Лучше не  "не схлопнулось, а " не сложилось" ("не сладилось"). Схлопывается - со злобой, складывается - с любовью.
Кстати, почитай в 4-м, добавочном, томе ("Неизвестный Довлатов") как Соснора писал на смерть Довлатова. Такое просто так ( " о мёртвых или хорошо, или - не надо") не напишешь. А ещё, узнав о смерти С.Д., он запил - нарочито, стакан за стаканом, до комы - и, если бы не знакомые врачи, его бы не откачали. Первым советским литератором, которого интервьюировал Довлатов на "Свободе", как только появилась возможность, - и гордился этим - был Соснора. Это к тому, что С.Д. у тебя о нём пренебрежительно упоминает. Может - по молодости... Довлатов, как видится, прекрасно чувствует и Бродского, и Соснору. Не сравнивает: кто "другее", потустороннее. Зачем, это - имидж, стиль. Иначе бы это удачно скрывалось. Остаются только стишки, тексты. И тут, об обоих можно сказать только одно: "Ого!"..

С. Д. упоминает Соснору пренебрежительно не по молодости. А по чему? Загадка. Но, наверное, я это вывброшу, раз уж С. Д. интервьюировал не кого-нибудь, а сразу Соснору. Я не знала.
Не знала я и того, что Соснора впал в тот роковой запой именно после смерти Довлатова. Он вообще постоянно впадал в запои, поэтому мы все думали, что это "обычный", просто организм объявил окончательный протест. Ездили к Сосноре в Тарту, в больницу...

>Хорошо, что статья не " бесстрастная".

Я, кажется, поняла, за какую ниточку зацепиться. Видишь ли, в "аскетическом" смысле "бесстрастие" не означает "равнодушие". Более того: в Апокалипсисе очень резко осуждаются те, кто "ни холоден, ни горяч, а тепл". Аскетика решительно осуждает качество, называемое "теплохладность". А "горячность" считается одной из главных добродетелей. "Бесстрастие" означает, что человек свободен от наркотического рабства у безличных сил, называемых "страстями" (например, играет в какую-нибудь компьютерную игру и уже не мыслит без нее жизни. Или собирает марки, и у него просто руки дрожат, когда предоставляется случай раздобыть редкий экземпляр. Или кого-нибудь ненавидит до помрачения в глазах. И т. п.).
Христос вошел во двор Иерусалимского храма и бичом выгнал оттуда торговцев, казалось бы, необходимым для богослужений товаром. Вот такое вот бесстрастие.

>Статья хороша той самой бездоказательной пристрастностью, страстью

Пристрастность -- не страсть.

>А не аскетической мыслью, к которой ты хочешь, в идеале, приблизиться.

Аскетика -- скорее гигиена души, нежели мысли. Без такой гигиены самая засушенная статья не может считаться ни "аскетической", ни "бесстрастной". Скорее всего, такая статья будет плодом равнодушия к предмету (что аскетикой не одобряется) и уже откровенно греховной гордыни (я -- профессор и осуществляю строго научный подход, не то, что некоторые). Я понятно изъясняюсь?

Между прочим, я Эпштейна обвиняю в позаимствовании чужой идеи, а сама-то эпштейновской статьи не читала. Скажи хоть, как она называется. Я в Интернете поищу.

Посылаю статью, которая была опубликована пару лет назад в какой-то московской газете. У меня нет ни авторского экземпляра, ни гонорара. И перепечатывать ее я не буду (неактуально), так что пожалей свой досуг и не придирайся по мелочам.

М.



М.К. : ЛОЖКА ДЁГТЯ В БОЧКЕ МЁДУ

Когда мне попал в руки журнал «Новая Россия», я, как русская и по крови и по самоощущению, купила все вышедшие на тот момент четыре номера, пленившись, кроме  прочего, фантастической полиграфией, множеством прекрасных репродукций, фотографий и т.д. Не дешевый, кстати, журнал, но и ориентирован – как продолжение старого «Советского Союза» --  во многом на заграницу. То есть никак не на пенсионеров, о судьбе которых журнал много пишет. Декларирован журнал как – скромно – единственный печатный орган, где могут высказаться те, кто болеет душой за Россию. Главный редактор А.Мишарин формулирует задачу журнала как борьбу против «новой формы политического СПИДа», когда «всё больше людей считает Россию злой мачехой». Восстановление национального достоинства, -- вот пафос издания,  и при этом журнал не ставит целью возлагать вину за несчастья России на кого-то помимо самих русских… а ещё журнал берётся обличить власть имущих, открыть глаза на происходящее «в глубинке» России… и главное – «цивилизация начинается… с преданности святым ценностям родной культуры».Переписывая всё это, я едва не отказалась от намерения выступать с критикой. Это кем надо быть, чтобы покуситься на такое благородное начинание!? Но, пожалуй, всё же придётся. Во имя тех же святых ценностей. Поскольку ценности всегда составляют один «пакет». Выборочно или оскорбительными для этих ценностей методами их защищать не получается. Наверное, ценности должны строго проверять своих защитников, устраивать им экзамен на себя, отсеивать неготовых, даже если те бьют себя в грудь и живот готовы покласть. Иначе ценности будут скомпрометированы.
Редакция журнала  «Новая Россия» не нашла нужным отмежеваться от своих авторов стандартной обтекаемой фразой «…ответственности не несёт». А значит, редакция  таки несёт ответственность за то, что опубликовано. И из этого будем исходить. Святые ценности полагается защищать с открытым забралом.
Начнём с общего тона большинства статей. Это – тон авторитетного доклада. Тон, не предполагающий возражений. До сведения читателя нечто доводится, а иной раз ему открывают глаза. Что-то из доводимого для читателя не новость, а что-то, наоборот, по смыслу скорее может потянуть на сенсацию, причём скандальную, оглушительную, но  безапелляционный тон остаётся  прежним. Например: «…Ирак, Сомали, Югославия, расширение НАТО, шельмование Лукашенко (которого тот же автор называет «народным вождём, рвущимся в будущее» -- М. В.) ... это политика <Америки>, сконструированная вовсе не после краха СССР, хотя бы даже факты и говорили об этом»  (А. Воронцов). Алло! Постойте! Кем сконструированная? Откуда и что это за сведения? «То, что происходит в стране, по сути – гражданская война» (И.Евсеенко). Он же: «…интеллигенция…  вначале была побудителем репрессий, -- почитайте, кто больше всего призывал к сплошной коллективизации и ликвидации кулачества как класса». Где почитать? Дайте ссылочку. Ещё один автор говорит об «…основополагающей поддержке Западом любых – самых диких и кровавых – начинаний, которые могут привести к дальнейшему ослаблению России».  А где хоть какие-то аргументы в пользу этого увесистого заявления? Впрочем, авторам и редакции «НР» аргументы, по-видимому, кажутся излишними. Запад -- «оголтелый» (словечко главного редактора!) враг России. Трудно найти  в журнале материал, автор которого не счёл бы необходимым как-нибудь изощрённо лягнуть Запад или Америку («американец – трус», сообщает Д.Евстафьев, и заканчивает свою статью рекомендацией русскому человеку – «всегда бей первым».)... Однако двинемся дальше. Мягко выражаясь, недоумение вызывает общий почти для всех статей непонятно почему дозволенный хамский тон. Не говорите мне, что это есть наша русская простота, коль рубить, так уж сплеча. Не клевещите мне на мой русский народ! Истинно русский человек вежлив и, по выражению О.Седаковой,  даже ласков. «Ласковость», пожалуй, тянет на «святую ценность», нет? В НР же принято свободно хамить как политическим  недругам («чубайсоиды», «много вокруг Лужкова надоевших рож» (Н.Кузьмин), «вечнорозовые гайдарчики-пионерчики» (М.Тимонина), так и просто всем, кто не нравится («дзеноподобные потуги обрюзгшего Гребенщикова» -- А.Бахманов), и уж само собой в любых выражениях – Западу и интеллигенции. Вопреки торжественным заверениям главного редактора, в каждой третьей статье поминаются зловредные инородцы и космополиты. «…Смешно было бы представить себе, что поляки… позволят разорять свои костёлы инородцам или интернационалистам» (в смысле – а русский народ таки отдал свои церкви этому двойному ИИ!), «режим интернационалистов-оккупантов расшвыривал русское золото…» (Л.Владимиров).
И вот чему дивлюсь я в «НР», чего не может вполне постичь душа моя. Стихи и проза здесь, за очень малым исключением (Ю.Кублановский), ниже критики, поскольку подбираются не по критерию художественности, а по критерию «автор хотел сказать что-то хорошее». Но статьи в основном – фундаментальные, профессиональные, зачастую интересные, например, «Москва в открытом космосе» (А. Воронцов). Но в каждой, почти в каждой статье, – кроме совсем уже узконаправленных --  почти на полях, но непременно значится какая-нибудь фраза, не лезущая ни в какие приличные ворота, допустимая разве что в газете «Завтра», -- например, будто евреи «сами виноваты в еврейских погромах» …. Что это – опознавательные огни для «завтровцев»? тайные пароли? невинные оговорки? Но зачем стесняться? Уж говорили бы не таясь, все равно никого не обманете, поскольку ложка, что там, капля дёгтя неминуемо делает несъедобной всю бочку мёда. В чём замысел журнала? К чему вся эта маскировка? Цитирую из разных статей:
«Если коммунизм, наконец, признают как зло, покаяться должны многие народы перед русскими, а никак не наоборот» (Л.Владимиров).
«…Где не жили по ингеллигентски-пролетарским понятиям «подай-принеси» (М.Тимонина).
«Убедился быстро, сразу: Запад – не помощник, а ненавистник России… для Запада …жертва и цель – национальная, геополитическая (?) Россия» (она же).
«Салонный антифашист Пименов (о неком журналисте, назвавшем, как следует из контекста, журнал «фашистским» -- М.В.) »(А.Бахманов).
«Какая-нибудь тусовка, подкармливаемая долларами, патетически отмечающая тридцатилетие ввода советских войск в Чехословакию … впрочем, наша интеллигенция, даже занимаясь проституцией, обязательно должна убедить себя и других, что занимается этим не за деньги…» (он же).
«Молодёжь у нас «та», -- кто-то ездил же в Сербию и Приднестровье, кто-то же стоял в оцеплении у парламента в 1993 году…» «В начале перестройки громко звучали напоминания о депортации народов при сталинском режиме. Эта депортация была преодолена впоследствии (?)» (Л.Владимиров). Он же: «Во время так называемых разделов Польши Россия не получила ни единого куска собственных польских земель (это сказано с обидой, в ряду перечисления других обидных фактов – М.В.)». Статью А.Зиновьева. помещённую в одном из номеров, можно было бы привести просто целиком, если бы Зиновьев был хоть чуточку менее известен.  Известна и его идеология – философский сталинизм. Содержание статьи, которую сочла нужным напечатать редакция НР, в том, что русские люди, де, предали свою историческую миссию «строительства коммунизма», и вообще русские… по самому своему характеру предатели. Однако нелицеприятно! Такого и от записных русофобов слышать не приходилось! А вот перлы из этой, очень большой, статьи: «Надо… пересмотреть оценку сталинских репрессий тридцатых годов. Конечно, в них были перегибы … но они (репрессии) имели основание в самой реальности … противники сталинской политики самой логикой борьбы … становились на путь предательства». «… попытки Сталина бороться против космополитизма потерпели неудачу…» «… русский народ оказался равнодушным к предательству диссидентов, …, деятелей культуры (в основном нерусских)»… Я думаю, не стоит полагать, будто этот и ему подобные материалы напечатаны в НР просто как затравка для дискуссии. Не с каждым благородному человеку дозволительно дискутировать (никаких дискуссий на страницах «НР» и не ведётся). Даже возражать иногда нельзя – замараешься. Поздравляем редакцию разве что с откровенной, на фоне десятков лукавых, статьёй. Впрочем, и другие откровенные материалы есть, но  в открытую просталинских высказываний авторы в основном избегают.
И всё же мой кредит доверия к редакции НР, напечатавшей столько прекрасных репортажей о русской глубинке, хотя бы очерки А.Иконникова-Галицкого, был изначально так велик, что я готова была бы уступить и считать статью Зиновьева просто курьёзом. В конце концов, вряд ли уж очень много найдётся в России людей, которые  ещё таят про себя мыслишку, -- а вдруг Сталин всё-таки был хороший,  а козлы интеллигенты его оклеветали?..  На слуху Галич, все помнят, кто главные хранители памяти о Сталине…

  «Был порядок, -- говорят палачи,
Был достаток, -- говорят палачи…»

И горькое предупреждение Галича:

«И только порой под сердце
  Кольнёт тревожно и гневно, --
  Наш поезд уходит в Освенцим
  Сегодня и ежедневно…»

Но «НР» «разобралась» с Галичем ещё в первом номере, где в посвящённой барду статье не кто-нибудь, а Л.Аннинский (я всё надеюсь, что тёзка и однофамилец) доходчиво (хотя – в стиле «НР» – и обиняками) объяснил, что Галич-де сам в своих искусственных песнях выдумал советский быт 30-х и сам же нехорошо, не по-русски, над своей же моделью надругался, и в итоге ошельмовал русский народ. И вообще он-де был хлыщ и пижон, и ради красного словца был готов запродать родного отца… Так вот, я эту статью цитировать не буду. Мне западло, -- где-то в «НР» объясняется, что ударение в этом слове – на последнем слоге. Что проясняет этимологию.
Нет, НР – пока ещё не фашистский журнал. Но этот журнал почему-то хочет нравиться и фашистам в том числе. Потому что они на свой лад хотят возрождения России. А.Иконников-Галицкий так прямо и пишет: «..баркашовцы берут на себя (в глубинке – М.В.) положительную функцию. Кто-то должен же…» и т.д. Но послушайте, двадцатый век миновал, пора уже кое в чём разобраться, -- какие средства и для каких целей годятся и какие нет. Неужели опять начинать с нуля? Что за несчастная страна Россия! Ухитрились же её «патриоты» само слово «патриот» так скомпрометировать, что его, действительно, без «иронического прищура» (В.Малягин) уже и произнести трудно! Надо же было уметь любовь к России приправить любовью к людоеду Сталину, а заботу о возрождении страны превратить в охоту за злобными «ненашими» ! Заглушить подлинное осознание трагедии русского ХХ века клеветой на его мучеников и пророков и инфантильными истериками по поводу страшных рук с длинными когтями, которые якобы тянет к нам Запад! Вот уж поистине, таскать нам, люди русские, не перетаскать, как в нашей же умной сказке про дурака сказано. Снова мы перемешиваем честь с подлостью, мёд с дёгтем, -- нет, спасибо, уж лучше пить простую воду, нежели таковское питьё. Простую воду различения добра и зла. Но она в дефиците.
«…И отвечал я, и сказал: молю Тебя, Господи, да дастся мне смысл разумения… почему… переходим из века сего, как саранча, жизнь наша проходит в страхе и ужасе, и мы сделались недостойными милосердия..? …Он же отвечал мне: … век сей исполнен неправдой и немощами. А о том, о чём ты спрашивал меня, скажу тебе: посеяно зло, а ещё не пришло время искоренения его. Посему, доколе посеянное не исторгнется, и место, на котором насеяно зло, не упразднится, -- не придёт место, на котором всеяно добро» (II книга Ездры, 4:22-29).




23.04.04 21:34

Привет, Маня!
Отвечать регулярно до начала мая, может, не получится: гости. Сезон открылся.
Отксерил статью Сосноры о Довлатове. Также - Эпштейна ("Зеркало-щит", о концептуальной поэзии. Там, скорее, - о соцарте. Начало перестройки, первые дразнилки в официальных изданиях, статья - в альманахе изд-ва "Мол. гвардия"). В понедельник отксерю ещё военные фотки и вышлю всё письмом.
Во! Вот эту свою расшифровку "бесстрастия"  (между двумя первыми "с" - чёрточка)  и добавила бы в "римскую" статью. Тогда всё встаёт на свои места, больше никаких разночтений не возникнет. А то сказала: "Анекдот номер 49!", - и думаешь, что сейчас все захихикают, припоминая, - а кто-то даже густо покраснеет. Кое-где и расшифровывать не грех, сноски давать. А то всякие беспардонные своё понимать начнут.
К "крещатиковой" статье: Грета Ионкис - не "немецкая славистка", а бывший кишинёвский профессор в летах ( кажется, англ. филология?). Последняя работа: "Марк Твен....." . Ведёт какие-то литсреды (-четверги, -понедельники?) в кёльнской синагоге.
А Порудоминский - ласточка. Ты в детстве-юности не читала его биографии великих (Даль, Гаршин ("Грустный солдат") и др.?). И интересный, и просветитель. И вельми многоучёный. Его биографии детям от 7 до 70 с интересом можно читать: старая школа. И рассказы – удивительная, чёткая проза. Сейчас так никто не пишет. Артист оригинального жанра.
А что такое "Мокша"?
Д.  и т.д.


24.04.04 12:29

>Привет, Маня!

Привет, конечно. Почему бы и не привет.

>Отксерил статью Сосноры о Довлатове. Также - Эпштейна ("Зеркало-щит", о концептуальной поэзии. Там, скорее, - о соцарте. Начало перестройки, первые дразнилки в официальных изданиях, статья - в альманахе изд-ва "Мол. гвардия"). В понедельник отксерю ещё военные фотки и вышлю всё письмом.

Спасибо. А мне на той неделе допереплетут Псалтирь, и останется только попасть на почту.

>Во! Вот эту свою расшифровку "бесстрастия"  (между двумя первыми "с" - чёрточка)  и добавила бы в "римскую" статью.

Кажется, будет случай. Но, видишь ли, для профессоров пишешь так, а для широкого зрителя -- иначе. Профессорам ничего разжевывать не надо, они, глядишь, даже обидятся. А широкий зритель, наоборот, обижается, когда без сносок. И  когда иностранные фразы без переводов. Тут лавировать надо.

>А что такое "Мокша"?

Богиня из славянского пантеона. Вроде германско-скандинавской Фрейи, от которой Freitag. Но не думай, я по славянскому язычеству не спец.
М.К.


25.04.04 15:01

Я заподозревал: может тебе не нравится сокращение "Маня"? Напиши.  По-моему - очень чудесное; и, после такого милого сигнала, не надо ставит знак " :) " в конце предложения. Я про это имя услышал впервые в детстве: во дворе ребята играли: " Спрашиваю Маню: /"Что ты будешь пить?" / А она мне отвечает: "Голова болить." / "Я ж тебя не спрашиваю, что в тебе болить, / а я тебя спрашиваю: " Что ты будешь пить?"/ Пельзенское пиво, белое вино, / душистую "Фиалку" - / али ничего." Душевная песня. Я,по младости, думал - современная, а потом увидел её куплеты у Куприна: старинный питерский босяцкий романс, оказывается. Слова есть.
Слушай, ничего себе: это вы вправду, что ли переплетать отдали, в натуре?!  Я-то думал: переплетать - скоросшивателем. У меня от такого размаха - все мысли переплелись. Ну, Маня, всё, что от тебя приходит - вещи добротные, несносимые: внукам достанутся. Мерси, однако: переплетённый Псалтирь приобретает тут что-то дополнительное. Переход на другую энергетическую орбиталь. (Говоря ивритскими терминами: маши–анскую миссию, в её нестрогом варианте, даже нек-рые дикие люди с удовольствием приемлют. А на профи-клириков реагируют - нагнув рога и роя копытом.  Что приятно. В смысле:  машианство.)
Профессорам твоим мифическим ничего худого от более широкого раскрытия термина не сделалось бы. Ведь это "бесстрастие", как я теперь - по второму заходу - понимаю, - одно из важных в статье. И показать, что под этим ( прямо или - подразумевая ) понимает Иванов и как это интерпретируешь ты ( потому, что, как думается, не зря же ты - разумно - объясняла в статье его переход в католичество, а мне, разъясняя "бесстрастие", делала упор именно на православную, мягкую аскезу), да ещё умножить на коэффициент поэтики ( пишет, всё-таки, настоящий - давай уж расставим точки - поэт: вступает в силу т.наз. "вертикальный контекст" - перекличка с великими умершими ), - вот и не было бы твоим профессорам зазорно это прочесть. Вон им - насчёт простой тонкой ( раздели кол-во страниц на 4 ) книжицы (вобщем-то - краткая историческая справка-биография, она же - свидетельские протоколы 4-х мудрецов) Нового Завета - сколько понаписано да поразжёвано - целые библиотеки - и ничего. Глядишь: не обижаются, сами дальше разжёвывают (стоп, а то пошла опять козлиная аналогия! ), диссертации мастерят. Не боись, профессор кислых щей для пиита - тот же "широкий зритель". ( «Широко жил партизан Боснюк..». ).
Хочу тебе послать письмо сына. Я ему, Е-мейля, прицепил, по ошибке, мусорный файл: лимерики-буриме, насчёт давнего вечера юмористов, попытался стереть да. видно, не удалось. Он мне ответил двумя лимериками, довольно сносными (человек ещё час назад не знал, что это такое). И - "впервые по-русски". Правда, опять - мертвяки и кладбища, а, к утру (не спит, мерзавец ), прислал ещё лимериков, с - кое-где - ритмическими ошибками и той же весёленькой темой, но - всё же... Не без склонности. Жаль, что я ребёнку книжки только засылал, - а не кормил ими с ложечки.  
Кстати, "Мокша" - не связана ли со словом "моксать":  то же самое, что " бабки отстёгивать" ( из Питера и привезено ) ? Не денежная ли богиня: типа: если часто произносить её имя, а потом добавлять: "Халва, халва"?!.. –
Д.и  т.д.


25.04.04 19:52



>Я заподозревал: может тебе не нравится сокращение "Маня"?

Я вроде не давала повода для подобных подозрений. Более того, я сама это обращение предложила и думала, что ты им поэтому и пользуешься, а ты, оказывается, просто  забыл. А я-то думала, что это ты с моего разрешения. А, оказывается, не с разрешения, а из предосудительной дерзости. Ну, ничего. Будем считать, что ты о моем предложении помнил.

>Слова есть.

Так спиши слова. И я все прощу.

>Слушай, ничего себе: это вы вправду, что ли переплетать отдали, в натуре?!

Нет, у нас семейная артель. Мы переплетаем все, что попадется. Но не по-настоящему, а как бы.

>машианскую миссию, в её нестрогом варианте, даже нек-рые дикие люди с удовольствием приемлют. А на профи-клириков реагируют - нагнув рога и роя копытом.

Тогда я и тем более строгий вариант применять не буду. А то я, в свою очередь, боюсь, когда копытом.

>Ведь это "бесстрастие", как я теперь - по второму заходу - понимаю, - одно из важных в статье.

Да? Надо почитать. Буду переделывать для перепечатки -- учту. "Огнь поядающий". Вот, такое бесстрастие, которое делает возможным -- на своем ровном фоне -- бушевание этого огня и не заслоняет его своим собственным бушеванием. А любая страсть этажом ниже закрывает заслонку в этой печке. И тут уже какая у кого иерархия ценостей. Лично я люблю смотреть на огонь. Даже если изнутри себя.

>вот и не было бы твоим профессорам зазорно это прочесть.

Да что о них беспокоиться, в конце концов. Забудем.

>профессор кислых щей для пиита - тот же "широкий зритель".

Но не на его собственной территории...

Хорошие лимерики. Юноша с задатками.

>Кстати, "Мокша" - не связана ли со словом "моксать"

Сомневаюсь. Язычество на Руси все-таки сохранилось только во второстепенных народных ритуалов. Кто нынче помнит даже хотя бы Перуна? Нет, насколько я знаю, вся эта компания прочно забыта и даже в пословицах-поговорках не поминается. Вот разве что "мочить"  и "мокрое дело"...

>из Питера и привезено

Я еще поняла бы, если бы из-под Рязани. Хотя, конечно, жаргон питерских бандитов, надо полагать, самый архаичный в славянском мире (?)...

>Не денежная ли богиня

Да не было у древних славян никаких денег... В лучшем случае какие-нибудь вампуки... Или рубленые куски дерева...

М.


27.04.04 02:31


Hi!
Слова песенки прилагаю, а ты - прощай мне всё за это:  обещала.
Маша, я бы и это, второе, ненаучное, раскрытие термина ( изгоняюща бесы и страстии ), обязательно бы добавил в статью. Очень было бы к месту.
Спасибо за хорошие слова об Артёмке. Я ему передам.
Перун с компанией не упоминается? Ну, Ярило, положим, - имя, произведённое из функции: глаголы, прилагательные (ярый, яриться, яркий и т.д.), о.к.. А имя "Влас"?  А "перуны метать", а "пёр пошёл", а "непруха"? Не говоря уже о неприличном слове. А у поляков, сама знаешь, как молния по-литературному называется. " А кто з намы не выпие, - нех го пёрун тшасне!"
А чего это Вы так за питерских-то бандитов - горой? Питерских - вообще не тронь: нервные все какие-то. Чуть что - пальцы веером.
  До связи
  Друган Конкретович Бляшель.


27.04.04 12:42

>Hi.
Слова песенки прилагаю, а ты - прощай мне всё за это:  обещала.

Не до конца ведь. Но и так хорошо. Поищу в Интернете. В Интернете все есть.

>А имя "Влас"?

Это христианский святой такой был, Власий (по-иностранному Блазий и Блэз (Паскаль)).

>А "перуны метать"

Сие есть выражение книжное, происходящее не от древних языческих обрядов, а от Карамзина.

>а "пёр пошёл", а "непруха"? Не говоря уже о неприличном слове. А у поляков, сама знаешь, как молния по-литературному называется. " А кто з намы не выпие, - нех го пёрун тшасне!"

Вот Перун от этого древнего корня и произошел. А не древний корень от него.
Ты еще "перрон" вспомни.

>А чего это Вы так за питерских-то бандитов - горой?
Разве?

>Питерских - вообще не тронь: нервные все какие-то.

Вот это верно. Ну и намучалась я с ними в свое время...

М.

27.04.04 17:00

В песенке медицинская ошибка. Надо читать:  "Выпили мы пиво, / а потом -по сто". - Не алкоголики какие:  люди культурно отдыхают. Употребление идёт грамотное - с повышением градуса.
А Власий-святой - откуда он, из Русской земли, или другой какой Византии? Если из Русской, то: были ли родители христиане? Или - не очень? Вобщем, если по отделкадровской анкете, выходит второе, сомнительное, происхождение, то может и имя быть - по созвучию: советско-еврейский вариант. Демьяна называют в честь прадеда Давида - на "Д". Просто, "Давид" - да ещё к 5-й графе - слишком вызывающе. А "Дмитрий", - каждая гражданская сволочь себя Дмитрием величает. Виктория Александровна оказывается Викторией Абрамовной - и т.п.  " Я Власия не читал, но..."
А что ж теперь со всеми этими - "перо, перёд, перина, перст, "перог" польский, "прать", переть, перипатетика, перистальтика - вот так вот всё оставить!?  Отдать всяким Фасмерам - одна фамилия чего стоит - на растерзание?  Нех го пёрун тшасне.
Этимолог унд гигиенист
Д.

27.04.04 18:40
>Власий-святой - откуда он, из Русской земли

Если он есть в западных святцах, то, сам понимаешь, уж всяко не из Русской земли.

>А что ж теперь со всеми этими - "перо, перёд, перина, перст, "перог" польский, "прать", переть, перипатетика, перистальтика - вот так вот всё оставить!?  Отдать всяким Фасмерам - одна фамилия чего стоит

Фасмера-то за что? Фасмер -- чистейший немец. И этимологический словарь русского языка, как я где-то читала -- даже не главный труд его жизни.
А за Перуна, крупно опущенного кн. Владимиром (в Днепр),  переживать нечего. Что тебе эта Гекуба? Как говорится в народе, не смог за себя постоять, -- значит, справедливо его поперли, идола. И вообще темное дело, этот древнерусский пантеон. Какой-то он... заимствованный. Слишком много в нем нордического.

М.


28.04.04 21:16

А также - саусичечкого-зюдического - индоевропейского.
Выслал статьи и армейские экзотические снимки. Не пугайтесь, мадам.
А Фасмера - уважаем. В Лейпциге словарь и печатали, знаю я. ( А в Гамбурге Луну делали. ) Как подумаешь, сколько немец (собирательный образ ) для русской науки-техники сделал... Из России могла бы получиться интересная Америка. ( Но это была бы только лишь - Америка.)  А так - загадка. Не из последних.  Чувствуешь себя представителем интересного и, в чём-то, загадочного народа, жившего в интересной и загадочной стране. Одноимённые заряды дают эффект эмиграции в ещё одну интересную страну: тот же потенциал, но - противоположный, притягивающий заряд. А что ихняя граппа нисколько не хуже нашей водки (бывшей. Теперешней - лучше), так на то - "Железная воля": ГОСТ´ы блюдут.
Ну, ладно. А то я начал трактат об употреблении. Для этого нужен читатель, врач. А не женщина.
Чэщь. Пойду дорабатывать практическую часть.
Д.и  т.д.

28.04.04 01:33
А Перуна опустить Владимиру не удалось: он, говорят был деревянный и всплыл. Как в проруби. "Пустить" - разве что. - В море, в греки.
А что древнерусский пантеон - тёмное дело,  так - никакое не тёмное: позаимствованное у нордических новых русских. Вернее старых (легендарное нордическое племя россов). А до этого, до христианства, там был национальный научный атеизм. Потом - кратко - этот твой тёмный пантеон. А потом - третий путь. А потом : "Нет, мы пойдём другим путём". А потом: " Нет, всё-таки - третьим путём"...  У меня тоже нервы. Я не выдержал и уехал.
  Д.и  т.д.

28.04.04 16:36


Посмотрела в Словарь. Оказалось, что св. Власий -- прообраз всех докторов Дулиттлов и добрых докторов Айболитов. Жил на окраине римской империи в Севастии на территории Армении. но был ли армянином -- неизвестно. Одно слово -- нацмен. Был врачом и лечил всех, не делая никаких различий (нищих -- за бесплатно). Местная христианская община выбрала его епископом (в те далекие времена епископов выбирали, а не назначали). А эпоха была суровое. Диоклетиан. Гонения. Добрались и до Севастии. Власию (Блазиусу) пришлось бежать в дикие леса и там скрываться. Но и в лесу он не прекратил врачсбной деятельности: лечил зверей и снискал их полное доверие. И приходили к нему лечиться и корова, и волчица. Только, думаю, в диком лесу коров не было. Прецедент. Случаи дружбы святых с дикими зверями зарегистрированы и позднее. В конце концов Власия вычислили и арестовали. Ну, он, естественно, от Христа не отрекся, и его как-то особенно жестоко пытали, а там и голову отрубили. Его функция среди святых -- покровитель и защитник животных. Именно поэтому, а не из выдуманного досужими профессорами созвучия с Велесом, он и на Руси -- покровитель домашней скотины и даже на иконах его изображают в компании лошадей и коров.

>А Перуна опустить Владимиру не удалось: он, говорят был деревянный и всплыл.

"Опустить" --не "утопить". Опущенный может всплывать, где и как ему заблагорассудится. Но уже с соответствующим клеймом.

>А до этого, до христианства, там был национальный научный атеизм.

Не было нигде никогда никакого атеизма. Ни научного, ни стихийного. Вот разве что у нас на кафедре был, действительно, предмет с таким названием. Но научного в нем было только то, что надо было сдавать экзамен. Помню, всем моим приятелям (и мне) выпали билеты, в точности соответствующие индивидуальным приверженностям и увлечениям (например, сокурснице, которая уже тогда склонялась, хотя и неуверенно, к иудаизму, выпал билет именно про иудаизм). Еще был в Питере музей научного атеизма. Я там так и не удосужилась побывать. По рассказам, тоже ничего научного там не выставляли.

А вот язычество было. Самые древние славянские боги -- род и Рожаницы. И еще других некоторых раскопали. Когда мне не будет лень, про одну такую раскопку расскажу. Про святилище конного бога не то Радагаста, не то как-то еще. Остров Рюген, опять-таки. Так что не надо нам новой мифологии. И без того мифами живем. "Жил да был в Океане Первичный Бульон. И зародилась в нем однажды Живая Клетка..."

Спасибо за посылочку. А не экономнее будет купить сканнер? Копировать да посылать... так можно и разориться.
Фотографии прикольные. Потому что для ностальгии нужны именно такие, а не цветные, да еще в каплях росы.

В обеих статьях болезненно не хватает датировки.
Соснора загадочен: когда это он попал в больницу Бехтерева? В коме-то он был примерно в 83 году. И не в Бехтерева, а в Тарту (вряд ли там -- тоже Бехтерева. Впрочем, и в питерской Бехтеревке я его помню, мы, верные птенцы его гнезда, и там его посещали). Вот именно после Тарту он пить и перестал -- вынужденно.  
А в каком году умер Довлатов?

Эпштейн, что очевидно, к идее зеркала пришел все-таки сам (в каком, говоришь, году?), перечитывая Пригова и древнегреческие мифы. У Иванова все это совсем не так и не о том. И, главное, у Иванова отсутствует главное -- зеркало поэзии как защита от Горгоны реальности.

Принимаю поздравления (и попробуй не поздравить!): меня напечатали в пятом номере "Нового Мира". Он уже в Интернете. Мне понравилось, что в одном номере с Бобышевым, люблю Бобышева, даже письмо ему однажды написала, но он не ответил. Пусть теперь локти кусает. Но, м. б., письмо не дошло, Америка все-таки. Далеко.


  Маша

29.04.04

Маня, поздравляю!
И, к тому же – в хорошей компании. Зря он тогда не ответил, знатный сирота.
Интересно, что за статья. Наладили бы скорее мою электронно-вычислительную..
Не могу тебе сразу отослать письмо в Аутлуке: у меня какие-то непонятности-неприятности с компьютером, не хочу никого подставлять. А вдруг и вправду вирус. И в интернет пока не захожу;  жду когда придёт мой знакомый-компьютерщик, на него же уповаю. Или почистит мозги компьютеру, или скажет мне, что я чайник и от всего шарахаюсь. Всё-таки, - так оно вернее. Те же принципы эпидемиологии: перестраховка и гипердиагностика: primum non nocere (прежде всего – не вреди).
Значит – наши ( маши ) в городе? Ну, ну, лиха беда начало. В твой Lebenslauf ( я перевожу это как «убегание жизни») ещё одну толстожурнальную строчку внесли:  маши в толстой русской литературе. Пусть и мелким петитом, да зато на «б « там не Белов, как 20 лет тому, а на «к» - не Карпов, не к ночи будь упомянуты. А Бобышев и Каменкович. Виват! С тебя бутылка. (Не пугайся, сам когда-нибудь привезу).
Что же касательно письма, так, Маня, мне более всего приятно, что ты, деревня, маво тонкого юмору не сечёшь и на обычный «гон» с национальным научным атеизмом у древних славян клюёшь, как тунгусская тундра. Да и та ныне – не дикая. И - давай меня кипящим Первичным Бульоном опаривать ( т.к. теория – акад. Опарина), , Родами и Уродами укоряет. Хочется  галантерейные куплеты – в какой-нибудь весёлый мотивчик – запеть-заплясать: «Вскипел Бульон Первический / Потёк на Миф Языческий».  («Первический», как ты знаешь, это – Перун, больной СПИДом.)
Вообще-то, расселение славян (сюда-же – язык, верования) очень занимательная штука. Есть потрясающе интересные данные по раскопкам, например, на территории Германии. Если ты их имеешь в виду. Но у меня создалось такое впечатление, что никто объективно не может озвучить:  с каких пор, на какой территории, кого точно можно считать историческими славянами. Определения уж больно подвластны  идеологии и политичесим претензиям. Например: сарматы – предки украинцев. Т.к. тогда у них были отрыжки матриархата и главной богиней была Цар-Маты (укр. – Богиня-Мать). Отсюда – Сар-Маты. Или: украинский вождь Аттила. Его, переводя паспортные данные на свою богомерзкую латынь, назвали в Европе «Бич Божий». «Божий» - это – «Богом данный», - Богдан. А «бич» по-украински – «гатыло». Вот он и был, Богдан Гатыло, - предводителем гуннского казачества. Ну а про Иисуса Христа ты знаешь. Об этом ещё в газетах писали, про открытие, лет 8 или 10 тому. Наш, украинец. Всё – серьёзно.  
А вот Власий – хороший. Я его к своим коллегам, Косме и Демьяну, в медицинскую компанию беру. Тем более, от оккупантов скрывался, в гетто лечил, в партизанах .
Статья Эпштейна – из знаменитого «Альманах Поэзия», ном.52-й, 1989г. Там многих, ранее – только самиздатовских, озвучили. Тираж 65.000 экз., мгновенно раскуплен. А когда он её написал – непонятно.
Довлатова не стало в том же, 1989-м, году, 24 августа. Т.к. статья Лосева (1990г.), где эта  дата указана, написана к 1-й годовщине.
Когда Бобышев локти кусал, не попали ли частички пены на соседей по журналу? Если да, то привиты ли Вы?
Д.и  т.д.


3.05.04 16:59

Д. Ф., ты человек дико воспитанный, спасибо, но я бы и не заметила на этот раз, что ты чего-то не мгновенно ответил. Ты же сказал -- гости у тебя. А у меня была химия, причем на этот раз она прошлась по мне таким катком, что я не скоро добралась до компьютера.
Вирусов сейчас все понахватали. Получают поддельного "мэйлер-демона", доверчиво открывают его -- и привет. А у меня есть кому стоять на страже правопорядка
В "Новом Мире" у меня стихи, а не статья. Статьи для меня все-таки -- продукт побочный.
Тундра, может быть, и не дикая (хотя я лично наблюдала обратное. Да и тунгусская -- скорее все-таки тайга. И тунгусов я в тундре не видела -- только хантов и манси.), а ты уж не обижайся, тебя еще надо дообъяснить. Где-то же должен наступить предел твоей эрудиции. Неужели ты даже про Рода и рожаниц знаешь? Я бы на твоем месте впервые слышала. О расселении славян: я тут купила через "Геликон" ну, очень умную и толстую книгу Воронеля. Так он, не будучи при этом заскорузлым русофобом, называет русских не иначе как "обрусевшей мордвой". В кого же мордва обрусела? Разве что в скандинавов? А то вся Северная, наша вологодская, Русь, которую я считаю единственно русской, именно обрусевшая мордва и есть. По данным этнографии. А, значит, было в этой мордве что-то хорошее, трепетное. Тем более -- в скандинавской руси. А новгородцы -- так это уже обрусевшая ижора. Тоже оскадинавевшие финны, по сути. А вот в какой момент они заговорили по-славянски -- этого никто не знает.
Кроме того, я стрясла с "Геликона" "Псалтирь" в переводе Аверинцева. Жаль, он  не все успел перевести. А то была бы настоящая русская Псалтирь у многострадального русского народа.  
Данные по раскопкам в Германии я в виду не имею -- ничего о них не знаю. Конного славянского идола звали Радегаст, где его нашли -- не помню. Мне известны только этимологические раскопки (как это ни пОшло, "Берлин" и "берлога" -- однокоренные слова). Причем это -- этимология "в законе", а не какая-нибудь народно-фоменковская. А вот если судить по твоей этимологии, ты -- живой последователь Фоменко. При том, что я отслеживаю твой тонкий юмор в полном объеме. Но он занимает такую значительную в процентном отношении часть письма, что поневоле заподозришь в нем долю искренности. Ну, что "Царь" происходит от "Сар", это ты, положим, пошутил. А знаешь, как на самом деле переводится "Аттила"? "Папаша", "батька". Причем на языке тех, кого он завоевывал, то есть готов, вот что пикантно.
Не поняла, почему Бобышев кусал локти.
М.

04.05.04 04:57

Машенька, держись. Если алкоголя нельзя ( да он и тяжёл для восстановительного периода) то, может, - травку? Плохой пример юношеству и т.п., сам знаю, работал в наркодиспансере и насмотрелся, но, иногда, при различных хронических делах (от ревматизма до последствий химии) - применяют. Если есть возможность поговорить с леч. врачом неофициально, - пораспроси. И ещё: надо бы, наверное, после каждой химиии побольше жидкости пить, чтобы вымывать через почки избыточные яды из организма. Тоже бы неплохо спросить:нужен ли этот избыточный яд, кодорый и тебя по пути травит, или - ну его. Если да, то какое питьё рекомендуют: щелочное, нейтральное, кислое? Подберём по pH. Очень хочется тебе немножко уменьшить последствия, причинённые вредителями  ( в белых халатах и - в лекарственных упаковках).
Червя, заползшего из интернета, уничтожили. Теперь, после глистогонных процедур, моя компьютерная территория - гельминтенфрай: никакой политкорректности. Только велели почаще включать новую антивирусную программу: развелось гадливых подростков: хакеров-какеров.  Хакают, где только могут.
До интернета добрался. Смотрел сегодня "Новый мир", "Дикое поле".  Хорошая подборка в "Н.м". С одной стороны - всё знакомо, а с другой, если идёшь через "Журнальный Зал" и, далее - в "Новый мир", открываешь там автора, - как-то по-другому смотрится. Серьёзный поэт в серьёзном журнале. А ещё - стихи. Которые читать хочется.
Статья в "Диком поле" (с Кораблёвым) интересная. Мне - по душе. Но, только, все эти старания, кажется - бесполезны (хотя и -полезны). Одни лишь ещё раз утвердятся в том, что - и так понимают, другие ещё пуще станут орать про засилье.
А там ещё была такая - информативно-прикладная больше - статья про мессианство: кто в прошлый раз, не зная тогда про статью, определил авторские старания параллельным термином "машианство" (не от "машиах") ?..А?!  
Интуитивист - унд Кощун Бессменный –
Дима.
Вот, пожалуйте вуаля.
А ты у меня всё мелкие географические погрешности выискиваешь. То, что в р-не Подкаменной Тунгуски растёт тайга, знаю с детства. И в тайге (архангельской) и в тундре (за Варандеем, в стройотряде) бывал, мошку кормил. Просто, "тундрой", по-фене, зовут эдакого, дремучего человека, каковым я тебя из ехидства - и не без подлого хихиканья - гнуснорадостно обозвал. И там летает такой кровосос - "инынедикийтунгус". А Вы вот, что в тундре делали - как следует из показаний? Пробы брали? Заблудимши? То-то:  английский знает...
Про "Род" и "рожаниц" (в др. славянских вариантах - через "-е") запомнил случайно. Обычно я тут же, наглухо, забываю прочитанное. Но, из "Мифологич. словаря" остаются в памяти названия, похожие на знакомые слова: Род, рожаницы, богиня Лето, божество Друг и - даже - божество Амт. А, что касаемо моей херундиции, то, боюсь, как бы это не то, что описали Ильф и Петров: один молодой человек смущал девушек знаниями из Брокгауза и Ефр



Д.Ф. : Самоволка

«Ещё раз увижу в Питере, –
Суд,  дисбат, –  к такой-то матери!»
(А при чём мои родители?)
Куртка на ушитом кителе.
Дорогие покупатели,

Мы затаримся к октябрьским,
Мы затыримся за тарою.
А потом курсантам я б морским
Предъявил бы счёты старые.

Никаким там  неудачником, –
Дело, так себе, десятое:
Из хорошей семьи мальчиком
В кителе, в семидесятые:

По Литейному-Хотейному.
По Литейному-Лицейскому.
  По Литейному-Питейному.
  По Литейному, Летейскому.


2004.



06.05.04 20:28

Насчёт соперницы, - так она - приятельница. Тогда и смысл был бы. Не в смысле турнирстовать - я, как ленивые митьки, никого не хочу победить - а в смысле - посидеть. Изячную словесность почитать...  " Вот бы между нашими имениями такой - мосточек - провести..."
А проезд, проест и просып никому не оплачивают: оплакивают сами попавшие. Правда - премия остаётся. Но на неё рассчитывать нет смысла: я прочитал тётенек. Одна и вправду - совсем душевная. Вдохновенная такая. А выбирают - зрители. Они же - и в этом году будут, сами понимаете. Но, что привлекает: возможность личных встреч : "Вагриус", ВВС твои десантные, пару хороших ушей. А даже если - без пользы дела, так я - ни разу в Англии не был. Вобщем, я ж и говорю: бес попутал. Деняг нету, а деняг - жалко.
Маня, я тебе серьёзно говорю: в каждом городе есть старые, хорошие, безработные дядьки-терапевты, вообще - доктора. Такая профессура 60-70-летняя, такие головы и руки «русскоязычные» на социалах сидят! Там не мои - общемедицинские советы - там профессионалы: с большим количеством свободного времени и докторской невостребованности. Не может быть, чтобы в Регенсбурге или окрестностях кто не затесался. Поспрашивай. Ей Богу, не прогадаешь.
"Антибиотик" - филологиц-ски - понятие более широкое : "против жизни", а "цитостатики" - "барьер против клеток."
Ой, Маня, и вправду я опять в богадельню ввязался...
И стишок мне питерско-военный перестал нравиться. Кто ж это читать-то всё будет?
  Д.и  т.д.

07.05.04 11:37


>Изячную словесность почитать...

Отношусь, впрочем, с полным пониманием.

>А даже если - без пользы дела, так я - ни разу в Англии не был.

Мы дадим тебе хорошие советы. Напряжем память... Но лучший совет -- читай чего попрошше. Чтец ты не то чтобы очень артистичный, в стихах  у тебя -- сплошные эллипсы, а надо ведь довести до аудитории. Жестами и красивыми модуляциями голоса.

>в каждом городе есть старые, хорошие, безработные дядьки-терапевты, вообще - доктора.

Можно подумать, у меня на руках списки ЖЭКа. Можно подумать, я тут всех знаю. Отщепенка вроде меня. Можно подумать, у нас тут Берлин, а не глухая провинция вдали от моря. У нас, правда, есть тут один доктор Саша, у которого все русскоговорящие с большим удовольствием окормляются. Так что у него, при всей его безработности, свободного времени нет. Но, конечно, он добрый знакомый и про кислотность плохого не посоветует.

>"Антибиотик" - филологиц-ски - понятие более широкое : "против жизни", а "цитостатики" - "барьер против клеток."

Это ты мне как этимолог этимологу?

>И стишок мне питерско-военный перестал нравиться. Кто ж это читать-то всё будет?

Стишок как раз опять хороший. Вот я и буду читать. А пошлешь подборочку в "Крещатик", так и еще человек десять прочитает. Разве мало?
Да в читателях ли дело? А сознанием собственой значимости ты и без них имеешь право преисполниться. И ходить так по Лондону, среди спесивых денди. Это я тебе как квалифицированный читатель говорю.
М.

09.05.04 01:21

А подборку в "Крещатик" я - послал. Но, видно, не сосчитав до десяти: очень был пришиблен массакрой в Испании. Как после 11 сентября. ( Не достойно созерцателя ). Тогда, кажется, в таком, возбуждённом, состоянии, ночью, написал стишок "Подстрочник", а следующим днём позвонил Марковскому: "не могу молчать". Он удивился, посочувствовал, что меня на политику повело ( хотя, скорее, - на эсхатологию ), что-то приемлемое сказал. Вобщем, правильно, как нормальный редактор, поступил: если всех возбуждённых печатать... Там была ещё нормальная подборка, но это уже - обычная бочка мёда.
" По Лондону, среди спесивых денди." Сейчас перефразу придумал :  " Как денди лондонских Одетт."
Бред.
Пойдёт?
  Д.и  т.д.


09.05.04 13:42

>"Подстрочник"

А мне ты его посылал? Я тоже иной раз откликаюсь на злободневное, как ты знаешь.

>Там была ещё нормальная подборка

Но подборку-то он взял?

>" Как денди лондонских Одетт."
Пойдёт?

Одетт -- имечко французское, в Лондоне Одетт обыщешься (французы-то там не в чести...(, так что универсального значения эта хохма, боюсь, не имеет.
Англичане, издеваясь над оперой Чайковского, называют ее "One Gin". (A kak u tebia English? В Лондон-то ехать...). В соответствии с национальным менталитетом, по-немецки получается Ohne Gin.  
  Д.и  т.д.


10..5.04 03:02

Подборку - не то, чтобы взял, - сказал, что стихов в редакторском портфеле накопилось уже на годы вперёд, но, мол, пошли с тем горящим стишком. Я и говорю: созерцатель должен уметь считать про себя,  хотя бы до десяти. А не звонить воспалённым голосом. Стишок уж слишком в лоб. Что есть - измена принципам:  homo ludens такое не пристало.  Не царское это дело.
Позволь тебе его послать: там ничего такого страшного нет - но и ничего особенного. Внизу прилагается адрес моей домашней странички. Пока нет "Выраженьиц" ( это с полсотни страниц натужного, социально устаревшего и неперепечатанного хихиканья). Стишки там все, кроме 2 последних. (Оформление и название сайта - не мои, знакомый сделал - и денег не взял. Он вообще - доктор моему электронному убоищу, от глистов и блох его лечит. А я вот - чайник чайником. Но, по доброму совету мудреца Митрофанушки, во всём доверяюсь извозчикам. Вот и в ЛондОне вашем, думаю, Света мне переведёт. У неё и английский , и французский с немецким купно, даже японский начинала.А мы - нихт ферштейн, не стреляйте. Ой, надо скобки закрывать). Это я - с дня рождения.
http://run.to/fanschel
http://kickme.to/fanschel

А вот шуточки на языке предполагаемого противника можно бы и расшифровывавть. Мы ить - простые парни, у нас в четыре - дойка. А там - яровую клюкву прополоть, от зари до зари - в земле и навозе.  Т.е., на языке предполагаемого противника, сие означает -спиртной напиток? А на родном, немецком, - сокращённую пометку в регистратурной карточке: рожала, мол, "без гениколога"?
Ого!  Маня:  допился.... Сейчас посмотрел: оказывается, письмо, на которое я отвечаю, писал сам же я же.
Сам себе. Видать, "белочка" у мейлописца случилась.
Там - моя подпись внизу! : " Д.  и т.д."
Маленькие зелёненькие кругОм! Обступили. На клавиатуре пляшут. Передайте в центр: я веду подсчёт и тестирование ( за распитием граппы: хитро прикидываясь их собутыльником ).
Подписываюсь псевдонимом.
Ваш
Д.и  т.д.- 2.



Д.Ф.: Подстрочник.

Имя им – легион. Имя им – тьмы и тьмы.
Термитов в темноте туннелей,
Протянувшихся довольно далеко.

Раньше они жили где-то и как-то,
Но были потревожены рёвом машин,
Сотрясением, гулом, идущим сверху...

Внезапные возможности передвижения
Использованы их разведчиками.
Использованы с нечеловеческой смекалкой.

Исподволь проникают в жилище изнутри.
Точат несущие балки.
Смешные холмики вырастают на окраинах.Не знаешь,что и делать.

Можно их просвещать. Можно говорить им
Задушевно. Рассказывать об
Архитектурных стилях:

Да, да, им уже нравится
Твоя старинная мебель.

Не отступайтесь:  сейте
Разумное, доброе, вечное  
Перед термитами.

Дуст – это против гуманизма
Ко всему живому.
Они понимают тебя, понимают.

Они по-другому относятся к собственности.
К собственной жизни. Воле отдельновзятого.
Но кто виноват?  И – что делать?

А надо – понимать.
Счастье – это когда понимают.
Они не виноваты, ведь не виноваты?
В них есть своя прелесть, привлекательность.

И пусть они бедны, неприхотливы.

Зато – хорошо вооружены.
Зато – дисциплина и вера.
Зато – легко идут на смерть

  Ради построения  Большого Термитника.

Жизнь их описана в книге
«Жизнь насекомых»:
Из описания видно, что
Наступающие – несокрушимы.

Я, сколько-то раз на дню,
В коленно-локтевой позе,
Пытаюсь жить горизонтально

(Уже случалось, что
Энтомологов отлавливали:
Они кругом во всём виноваты.

  И какого-нибудь Брэма,
  За такой текст,
Могут обвинить в нарушении
Политкорректности.

И предать
Остракизму ).

2004.




10.05.04 13:05

Прости, Дима, это я, инвалид на голову, отвечая на письма, уже не стираю подпись того, кто мне письмо послал. Это не от алкоголя, а на радостях: мне сообщили из Питера, что нашелся целый чемодан моей первой книги. А у меня ее оставалось всего три экз. Мой спонсор принес свою половину тиража на встречу одноклассников, всем подарил по экземпляру (даже сильно пьющему автомеханику корейцу Сереженьке Киму), и еще осталось. И я на радостях утратила бдительность.

Я не считаю твое стихотворение остро злободневным. Ни одной даты, ни одной конкретной привязки. а актуальным оно будет еще долго. По-видимому. Я считаю, такую актуальность "Крещ" мог бы себе позволить. Ради своей же пользы.

Неужели ты, пьющий человек, испытываешь трудности со словом Gin? Да не поверю.

М. К


10.05.04 18:37

Маша, первым делом бросилось в глаза большое, толстое "М.К." внизу письма. Я испугался!
А ты ещё проспрашивай: может твой добрейший спонсор найдёт ещё и чемодан денег, даст тебе свою половину? Кто знает, у людей на чердаках - Вангоги валяются...
Со словом "Gin" трудностей не испытываю, а вот с распитием этого слова - бывало. Был такой омерзительный "Джин Маринэ". И больше, около месяца, в леспромхозе Палема ничего не было. А спирту молодому медикусу не полагалось: матёрые фельдшера его пили. Каждый раз, выпуская gin´а из бутылки, я содрогался: но делать было нечего.
Да, вчера разыскивая в Миф. словаре Сциллу и Харибду ( с удивлением узнал, что это не две сталкивающиеся скалы, а - всасывающий и плюющийся водоворот и шестиглавое чудовище) - разыскивая их, наткнулся на Велеса. Так вот, во времена двоеверия его соотносили - вплоть до полной "ассимиляции и замены христианским покровителем скота св. Власием ( сыграло роль и звуковое соответствие имён). «...следы культа Велеса (чаще всего под видом почитания св. Власия).  Характерно также переплетение культа Велеса-Власия с почитанием медведя как хозяина животных.»Статью писал уважаемый В.В. Иванов и уважаемый В.Н. Топоров, лауреат Солженицынской премии.  Какой хитродогадливой и интуитивно верной дорогой шёл я, товарищи!

  Интуит Швамбрания, грузинскый князъ.

11.05.04 10:58

>А ты ещё проспрашивай: может твой добрейший спонсор найдёт ещё и чемодан денег, даст тебе свою половину

Не у кого мне спрашивать. Семь лет пыталась его найти, чтоб книжками разжиться. В том-то и радость была, что вдруг откуда ни возьмись.  Почем я знаю, может, он разорился давно. Не на связи, одним словом. Спонсоры -- они люди спонтанные. Так что шутить изволите.

>Да, вчера разыскивая в Миф. словаре Сциллу и Харибду ( с удивлением узнал, что это не две сталкивающиеся скалы

Это Семплегады... Недавно Валерина тетушка, разгадывая кроссворд, обличила все наше высокоинтеллектуальное семейство в незнании того же самого факта. Так что теперь и я знаю, кто такие Сцилла и Харибда. Какое совпадение!

>Так вот, во времена двоеверия его соотносили - вплоть до полной "ассимиляции и замены христианским покровителем скота св. Власием ( сыграло роль и звуковое соответствие имён). «...следы культа Велеса (чаще всего под видом почитания св. Власия).  Характерно также переплетение культа Велеса-Власия с почитанием медведя как хозяина животных.»Статью писал уважаемый В.В. Иванов и уважаемый В.Н. Топоров, лауреат Солженицынской премии.  

См. мое письмо времен Велеса. Я предупредила тебя, что ученые на Власия -- покушаются. Но доказательств у них нет. Я -- за презумпцию невиновности. Поскольку очень уж все это ненатурально звучит. Когда дошли до древнего русского язычника имена всех этих святых второго и третьего ряда,  он, думаю, про Велеса уже давно позабыл. Трудно представить, чтобы едва-едва появившиеся и в массе своей-- поначалу -- греческие священники первым делом объехали всю Русь с иконами св. Власия. Увязая в бездорожьи. А тут получается "Царь Салтан". Проснулся Гвидон, сиречь нард русскиц, -- а тут ему, пожалуйста, вместо родного болота "блещут маковки церквей и святых монастырей". И тропарь св. Власию поют. С другой стороны, Гвидон вряд ли знал имя Велеса. Ведь и он был крещен еще в колыбели. А про Магомета мог слышать (царство-то Салтаново, азиатское).
Так что вижу здесь натяжку, хотя обоих уважаемых академиков уважаю беспредельно. И полагала, что именно их ты и начитался, так что твой подвиг интуиции прошел для меня незамеченным. Могу оценить его только теперь.

Маша.


11.05.04 17:42

Вот-вот, скептики кругом. А где романтики? Ни одного парикмахера ( которые св. Власия и придумали). Эх, вы.
Маша, а где статьи обещанные? "Поволи" - уже прошло.  В почт. ящике пусто.
А всё-таки, добей свои военные мемуары: я думаю, не только мне было бы интересно узнать: а что это в жизни происходило, пока я в Крыжополе портвейн пил. Тем более - с твоим живым юмором и умением писать так, когда дальше читать хочется. А то мучают нас грамотеи-десятники, а ты, в своей швейной мастерской, всё на "Крещатик" приданое строчишь. Ну, ей Богу: фильтруй приоритеты.
  До связи
Д.Ф.


11.05.04 23:40
>А всё-таки, добей свои военные мемуары: я думаю, не только мне было бы интересно узнать: а что это в жизни происходило, пока я в Крыжополе портвейн пил.

Я тут начиталась в который раз Довлатова и сникла. Любые подобные мемуары будут сбиваться на Довлатова, а получаться будет хуже, чем у него.

>на "Крещатик" приданое строчишь. Ну, ей Богу: фильтруй приоритеты.

"Крещатик" проехали. Мне же еще в марте нужно было сдать на верстку книгу о Толкине. Сейчас она готова на три пятых, соавторы отлынивают, нужно на- и до-писать еще с пяток статей и доделать один перевод.
  
На печи не лежим. А хочется. Но еще больше хочется в Лондон. И в Питер. И всюду.

Маша.


12.05.04 20:30

Так ведь, чтоб "на Довлатова сбиваться", надо не мемуары задумать, а - совсем другую реальность. Не жалея, кстати, знакомых и приятелей:  которым ( довлатовским, жорживановским ) не всегда было приятно заживо становится уродцами из "воспоминаний". Чем талантливей и гротескней описанными, - тем хуже для живых людей. Один несчастный Седых-Цвибак чего стоит! Приличный, между прочим, дядька: все его знали и у всех он - не такой,  как у блестящего, гениального, но - мстливого - Сергея Донатовича.Так что, если не захочешь - не собьёшься "на Довлатова". Да там ещё извращения - не хуже , чем в поэзии: вместо ритма и рифмы, наложил на себя епитимью: начальные буквы слов в одном предложении - никогда не совпадают. Это уже - не из того задачника.
А вот на другом полюсе - по-своему равновеликом - Берберова, с её классным "Курсивом". Из него уже ПОТОМ можно, отрезая по кусочку для гурманов, сделать "прозу" - довлатовскую, георгивановскую etc. Хотя, у Берберовой, например, "Железная женщина" - да и всё - вышло хуже "Курсива". Тебе, мне кажется, и то, и это пошло бы в жилу. И какой материал: полтора десятка лет - самая сердцевина питерской цивилизации в смутные времена ( а это, в тех-то обстоятельствах, - высшие проявления цивилизации на одной шестой части суши)!
Конечно, ещё - тонны других литературных обязанностей и долгов:  снимаю шляпу и не понимаю, как ты зто всё успеваешь...  Но, помнишь, у Булгакова: " Я бросил звание врача с отличием и - писал." ?
Маня, что вдруг тебе " хочется в Лондон. И в Питер. И всюду."?  И именно - весной. (?!)
" Говорили, что в наличьи у поэта что-то птичье"...
А вот - про меня придумал: " Мой вольный товарищ, макая рылом, / Кровавую Мэри клюёт за окном..."
А не лучше ли - как Муромец, Илья Львович: 30 лет, симулируя инсульт, - на печи. А потом - ка-ак встал!!  Как всех соловьёв передушил!!!  Чтоб коммунизм канарейками не был побит!
До связи
Д.и  т.д.

13.05.04 11:18


>Так ведь, чтоб "на Довлатова сбиваться", надо не мемуары задумать, а - совсем другую реальность.

Я исключительно об интонации. Интонация у С. Д. заразительная.

>Один несчастный Седых-Цвибак чего стоит!

Где он у Довлатова, подскажи. Под своей фамилией?
А мне Наймана жалко. Его Довлатов сравнил с маленькой черной собачкой. Что-то я и не задумывалась. А ведь, наверное, обидно.
Вот и по Сосноре Д. таким же манером прошелся.
Но все же, несмотря на это, Д. очень добродушный писатель. Он любит человечество и снисходителен к нему.

>Берберова, с её классным "Курсивом".

Ценю "Курсив". Вот ведь редко попадается умная женская проза. Почему-то. Даже у Елены Шварц -- полная гиль.

> у Берберовой, например, "Железная женщина" - да и всё - вышло хуже "Курсива".

Стихи зато у Берберовой интересные. Какая-то лермонтовская линия.

> как ты зто всё успеваешь

В основном НЕ успеваю. Помогает только привезенное еще из России пристрастие к авралам.

>что вдруг тебе " хочется в Лондон. И в Питер. И всюду."?  И именно - весной. (?!)

Это побочное следствие химиотерапии. Во время облучения хотелось на Канары. Чтобы мелкое лазурное море и песочек. А теперь все другое. Тянет туда, где сыро и туманно. В Лондоне, впрочем, ничего особенно туманного нет. А после Питера Лондон и вообще субтропики.

Когда в Лондон?

М.

13.05.04 18:27
  
Да уж, с интонацией довлатовской - как с чумой: подхватишь, - всё, хана, - дальше так и будешь по этой колее хромать, как Паниковский за Корейко.  Как - с "бродскими " интонациями.
Андрей Седых ( Яков Моисеевич Цвибак ) - эмигрант первой волны, гл. ред. "Нового русского слова", дожил до мафусаилового века - лет до 100. Знал ВСЕХ: от Бунина до Бродского, от сатириконовцев - до Сагаловского. Порядочный дядька, хотя, может быть, и не ангел. Написал воспоминания "Далёкие, близкие". Наивная, слегка чопорная лексика (не писатель: никакой, даже и близко не стояло, скорее - очень полезный общественный деятель. Был мил - ВСЕМ ). Даже о тех, с кем резко расходился во взглядах (ярый такой антикоммунист, тоже, видать, 8 Марта не признавал ), написал очень почтительно и хорошо. Только о Довлатове не написал. Прошёл обычный путь: эвакуация из Крыма, Стамбул, Париж ( и там, и там, и там тоже перезнакомился со всеми ), Штаты. У ехидного ( и – конечно – любимого ) Довлатова выведен под именем Боголюбова, главреда газеты "Слово и дело". Суть:  после того, как Довлатов отделилися и организовал газету "Новый американец", уволил его жену под этическим предлогом:  жена хозяина конкурирующего издания работает в его газете и знает все дела изнутри. Хотя, может и у мужа работать.По-моему - вполне. Вот Сергей Донатович и взвился. И написал чудесный пасквиль, зараза. Нам, читателям - хорошо, а Седых, на старости лет, - оскорбления и коммунальная склока.
Вот уж не ожидал у Берберовой хороших стихов. Надо будет достать.
Жаль, что всюду хочется, а деняг - нету. Я себе постановил:  я-то не хочу никуда. Сижу тут. И черпаю из себя - щедрого и глубокого. Стараюсь не принюхиваться.
До связи
Д. и  т.д.


15.05.04 12:02

Дима, привет, я погрузилась в писание мемуаров, к этому добавилась еще парочка авралов, так что отвечать буду нерегулярно.

>под именем Боголюбова

А... Я так и думала. Шарж для Довлатова действительно нехарактерно злой и, я бы сказала, довольно примитивный.

Не забудь сказать, когда в Англию соберешься. Потому что в Англии надо знать, куда идти, хотя бы для начала. И где закусывать. А потом, конечно, само поведет.

Маша

15.05.04 21:39

А не знаю, когда - и вообще - в Англию. Приглашения не поступало. Ко всем - как к евреям, напровляемым в концлагерь -  пришёл стандартный запрос: " Подтвердите, в случае того-сего, своё согласие и возможность прибыть и разместиться за свой кошт." А приглашения - как такового - не было. Время тикает, к тому же может в эти дни случиться и подработка. И ещё, в связи с этой неопределённостью, потерял возможность поиметь билеты на двоих за 80 евро ( по 40 с человека - туда-сюда - от "Germanwings"). Всё остальное - в 3-5 раз (самое дешёвое) дороже. Посмотрю: может и - пошли они, - куда гусары: молчать. Не турист я последние 12 лет. Да и всё остальное видится сегодня - не так уж привлекательно. Хочется одному забраться на край света ( типа Средней Полосы, с удочкой, без баб (сегодня достали безмерно!), но с интернетом, а дальше - опять же: " Гусары, молчать!"
На рыбалку! Срочно! По делу!
Д.Ф.

16.05.04 17:09

Ах, так от них еще и приглашения приходится ожидать? Ехал бы спокойно явочным порядком по синему паспорту и по дешевому билету.

>Не турист я

Лондон -- это не туризм. Обижаете. Это -- необходимость.
Расстроилась я. Думала -- вот, я который год не могу в Англию выбраться, так хоть Дима съездит.

М.

17.05.04 04:17

Да чёрт его знает, может и поедем. Вчера я нетрезвое письмо в сердцах писал: были в ссоре. Сегодня ( помнишь детскую считалочку? Я её - билингвистически извратил): "Мири-мири - навсегда, sorry-sorry - никогда". Так что, - явочным-неявочным - авось и доедет то колесо до Казани...C моим режимом дня, будем в поездке - как лиса и журавль.
Цвет паспортов - как и цвет светофора - прошу не путать. Чему вас, парашютистов, в ВВС обучали?  Жил-был на свете один человек. И было у него пять паспортов. Неплохих паспортов. Один - деревянный, савецкий, другой - лубяной, киевскай-украинскай, третий - "нансеновский", серенькай, четвёртый - аусвайс заморский, востренькай, а пятый - краснокожая райзепаспортина. И так он с ними и жил. Пока в Лондон не поехал. А чего дальше было, в следующий раз расскажу.
Здорово, что ты за "Былое" засела. «Не оставляйте стараний, маэстро». ( А как будет в женском роде: «маэстрИца»?)
Д.и  т.д.

18.05.04 06:33

Уведомляем, что в издательстве " Наш соври-менник" ( парижский филиал) вышла книга переводов Ж.П. Фикуля "Мадам Бовариха".
В изд-ве "Голиос" в этм году намечено к выпуску любопытное историческое исследование известной правозащитницы и левонападающей нетрадиционных меньшевиков М.Ж. Андропогиновой "Бова-королевна".
Имеются в продаже кассеты с фильмом-лауреатом Берлинале "Конон-Бабарихь, или Гвидонъ на Носу" режиссёров Фассбиттера и Кастенпотера.
Просьба присылать заявки и нарочных.
Директор
Д.Ф. Махер-Захер.

18.05.04 14:37

Вам бы все шуточки шутить, сэр.

А можно уточнить -- насчет паспортов? У нас только по два -- российский и синенький (который называется "райзеаусвайс"). А что такое "нансеновский"? И откуда у тебя "аусвайс заморский"? Ты вообще, в натуре, гражданин чего и на какую разведку работаешь? И что -- тебе нужна английская виза? И дают ли ее просто так, при таком-то количестве паспортов, или и впрямь приглашение требуется?

М

18.05.04 17:59

Английская виза мне не нужна: как я есть - немецкий сверхчеловек и гражданин ("Матка, - млеко, яйко, сало - шнель, шнель!"). А Свете нужна. В прошлом году она дочке оформляла на "языковую" поездку:  2 раза ездила (со 2-й попытки). Являться надо лично. Выдают визу в тот же день, практически всем. Справок - чем больше тем лучше, т.к. иногда могут завернуть за новой ( справка о работе и заработке - если есть, если нет, например, приглашения, то - справка, что в Лондоне на твоё имя в отеле бронь. И т.д. и т.п. - всё, что видишь из бумаг - греби в пОртфель.).
За те же деньги - учитывая поездку туда-сюда на Х-персон ("Спички брали? Ещё - рубль") - можно и без головной боли с хождениями в присутствие, оформить визу в туристическом бюре. Но! Там оформляют групповую визу на тех, кто ими же, гнедыми, и едет. Тоже: крылья «Джёменвингз» подрезають.
А серенький паспорт у меня – долгие мучительные годы – был : паспорт для типов без гражданства. Намыкался я с ним: никуда не пускают: так себе паспортишко. За 11 лет один раз был в Париже (бывший шеф оплатил лучшим сотрудникам), один - в Брюгге (Даня Чкония сманил) и - 2 часа в Амстердаме, с нетверёзой компанией. Остальное, до двух раз в год (т.е. до четырёх поездок на автобусе) : Россия – Калужская и Вологодская обл., а, в основном – Украина, родители просят. С "сереньким" - до последних лет - нельзя было посещать страну из которой ты есть беженец. Т.е.: прикинь какие деньжищи: за транзитную ( польскую ) и за украинскую визу?! И - ещё - кое-что, сама понимаешь. Но : у меня была мечта, типа:" Ай хэв э дрим"( М.Л.К.): отодрать от себя длинные руки совка. Даже паспорта их нечистого продлевать не стал: платил деньжищи как миленький, ездил с подозрительным удостоверением, которое вертели в руках недоумевающие пограничники. Зато ощущал себя путешествующим - с затруднениями - господином Ф.
А синенький, синенький - это другой, это - приличный. У меня в коллекции не было. Немецкий же райзепасс - красного цвета. Такой вот замкнутый хоровод.
А разговаривала ли ты с вольным доктором из русских? Или так пока: думкою богатеешь. И: чего он, с которым ты не разговаривала, сказал?
До связи.
Д.и  т.д.


19.05.04 09:58

Ты, главное, не смущайся, что в Псалтири много "посторонних" вставок. Этот текст перепечатывается в наше время только в таком виде, -- то есть, через церковные издательства.

>А разговаривала ли ты с вольным доктором из русских?

Вот сейчас мне третий цикл закончат делать, уйду в отпуск и буду себе подлечиваться, докторам звонить, то да се. В Бельгию вот съезжу. Там у них есть какой-то специальный гениальный врач. В Питере говорят -- нужно покупать лекарства фирмы Тяньши, и все будет в ажуре. Так что где полечиться найдем. Нет проблем.

Я правильно поняла? У Светы -- синий паспорт, и ей нужна -- даже с ним -- британская виза?

М.

19.05.04 18:56

Да нет, обычный российский загранпаспорт.
Вставки в Псалтири - наоборот: интересны! Когда бы ещё довелось. Плюс изготовленакатакомбным стилем - вручную. Вобщем - настоящий подарок.
А когда в Бельгию? Будет ли пересадка в городе К.?
У меня тут полдня - с утра - дом сотрясался звуками восточных песен. Криками турецких продавцов под окном. Визгом сверла в стене и долблением её же - не знаю чем: головой? Вобщем - базарный день в Константинополе. К тому же я, как говорят французы и украинцы: "Нэ спа". Отсюда и тематика, - стишок случился. И рифма восточная такая - сплошняком - гомогенная. Правда у них, у сарацинов, там не только рифмы - целые слова повторяются, и строфика другая. Ну да ладно. В след. раз, не мудрствуя лукаво, просто тихо спущусь с "калашниковым" наперевес. Без рифмы.
Может просмотришь: насколько это читабельно? Зачем я столько одинаковых рифм туда насобачил?! И тут «мусли» пролезли :  уже в подсознание. ( Сначала мусли пролезли – в мысли).
  Д.Ф.

20.05.04 13:53


>Будет ли пересадка в городе К.?

Меня повезут на авто. На поезде я не смогла бы. А на авто -- вряд ли через город К. Скорее в объезд. Да и то еще бабушка надвое сказала.
Увы.

>К тому же я... «нэ спа».

Это вредно для здоровья. Я бы еще поняла, -- не спал, стихи писал. Обучался сну. Но я подозреваю -- прогуливал. Нет?

>Может просмотришь: насколько это читабельно? Зачем я столько одинаковых рифм туда насобачил?!


«Что знаешь, что в действии этом должна быть, должна быть пружина.
Но следствие проистекает, а, следом за ним – и причина, –
Последнею, верною истиной. ( Только, на деле, – личиной ).
Но – по боку всё:  растворяясь, темнеет бочиной.»

"Пружина" выпадает из ряда точных и тавтологическиз рифм. Надо бы выдержать прием... А "бочина" -- это уже миль пардон. Нет такого слова. И не надо.


Остальное как раз очень даже читабельно. Мне особенно нравится вот эта строчка:

"Как сад ( отворяется старцем у врат благородным )..."



Мне трудно соотнести название с текстом. Кто умер? Кому сороковой  день отсчитывается? Прости за тупость. И я ведь еще не самый тупой читатель из возможных...

К нам приезжает знакомая англичанка. В воскресенье мы едем с ней на три дня в Альпы. Так что я пока ухожу в неэпистолярное состояние.  

Маша

21.05.04 02:31

Манечка, очень жаль. А авто - разве лучше? Всё же в поезде - удобства, плюс - просторно, плюс, не дай Бог что - медицина на станциях.
А что вдруг - Альпы? Не дают ли там парного молока? Раньше барышень на кумыс отправляли; в Альпах кумыса не знают, так хоть, может, пейзане парного молочка продадут. Там целый комплекс (если организм цельное переносит) полезных веществ - на альпийских травах. Особь статья - козье. В магазине всё - выхолощенное и, по-военному, обеззараженное, - скотина жрала автомобильные покрышки по обочинам дорог, занюхивая бензином. То ли дело – Альпы : глупые фермеры и крупный картофель.
Название стишка.  Всё, что пишется - автобиографично: история жизни и личных страстей, появления новых метафизических заграниц, опытов. Красиво загнул? Всё - автобиография, извините за высокий штиль.  Начинается она , хронологически (если говорим об anamnes vitae),  - рождением (об этом стишок "На дне" - из "Текста") и заканчивается - сороковым днём (он ещё и в еврейской религии был отмечен: т.е здесь что-то есть). И "накаркать" ничего нельзя: всё как было и как будет. Когда-нибудь. За всё уплочено.
"Пружина", конечно, не фол, но и не 100% рифма. Извиняет только натяжка: близость "ж" и "ч" в "пружине" и "причине".
А вот "бочина" - есть такого слова. Любой  северный (а, как я сейчас понял, зайдя в интернет, вообще - любой русский) технарь, начиная с шоферов и владельцев телег, тебе назовёт так – бок относительно крупного агрегата. У крупного животного - тоже -"бочина". В моих словарях - нет; надо бы - !7-ти томный Академический: там все эти  - "диал.", "проф.", "жарг.", "обл" и пр.  Набери в "Яндексе" "бочина" (только, обязательно - с маленькой буквы, а то, если - с большой, выскочит некий "Бочин" в родительном падеже и запрудит первые полсотни страниц). Как-то, знакомый компьютерщик, решив покопаться в процессоре, сказал – забытое, архангельское: "Сейчас вот снимем бочину..." Прямо - мёдом и маслом. Хотя он и не с Севера, а из Сибири, из Томска. Так что, вот:  в защиту одного живого русского слова.
А, что касательно целого, так:  мысля - есть, стишка - нету. Там надо было, хотя бы, все четвёртые строки - другими окончаниями дать, рифмовать их - по строфам. Да делать нечего: так оно выплеснулось – и всё. Чай не домашнее сочинение для "турнира":  ин зыс пикча ви си зэ кэпитал оф Инглэнд...
Черкни по приезде, как перенесла дорогу.
  Д.и  т.д.

27.05.04 16:49

Привет, Дима. Вот я и возвернулась. И ждал меня экземпляр "Века XXI". И еще присланный тобой диск. Диск очень хороший, спасибо, я большая любительница православной музыки (только не греческой, которая -- ну, очень восточная). Правда, предпочитаю ее "в деле", а не в "концерте", где она непонятно зачем. Не по назначению. Но почему вдруг? Без записки, без объяснения причин... В чем скрытый смысл? Просто сделать приятное? Видишь, как я испорчена -- во всем ищу двойное дно.

>Всё же в поезде - удобства

Ребенок, видишь ли, совершенно одичал. Орет и мелькает. Мы ехали к горам всего три часа и извелись. А ехать с ним одной -- страшно подумать. Но как бы то ни было, моя Бельгия все равно откладывается минимум на месяц.

>А что вдруг - Альпы? Не дают ли там парного молока?

За два с половиной дня много не разведаешь. Однако да будет тебе известно, что в Германии продажа парного молока строго воспрещена (я раз лежала в больнице с коровницей, она мне рассказала). Однако одна козья ферма нам на пути попалась. В следующий раз надо будет осведомиться.
Мы, собственнно, были не в фермерских краях, а в курортном Берхтесгадене, на Королевском озере. Есть там один дешевый пансиончик. Могу порекомендовать.

А от критики ты не отбивайся. Или отбивайся, но сперва прочитав ее внимательно. Я же не говорю, что "пружина"-"причина" -- фол. Просто во всех остальных четверостишиях соблюдается принцип тавтологической рифмы, а в этом единственном месте он нарушен. И это -- прокол.

>А вот "бочина" - есть такого слова. Любой  северный (а, как я сейчас понял, зайдя в интернет, - любой русский) технарь, начиная с шоферов и владельцев телег, тебе назовёт так бок относительно крупного агрегата, устройства.

А не технарь примет это за новообразование, не блещущее вкусом. Мало ли какие бывают на свете специальные термины.

Я, конечно, устала, но уж больно хороший был пансиончик (балкон с видом на горы), и уж очень приятно было пасти нашу англичанку, ради которой мы все это, собственно, и затеяли. Англичане -- они и вообще специфические, а наша подруга -- в квадрате. Хрупкая леди с железным стержнем внутри. Представительница высшей цивилизации. Активистка фонда "Эвен-Эзер". Слышал про такой?
М.
27.05.04 21:31

О!, наконец-то призналась в своей испорченности. Диск - просто: приятное сделать. А ты сразу: не отравлено ли?..
Рад, что обратно - целёхонькими. "Оставляя в горах своё сердце".
От критики не отбиваюсь. Стих-то - "деланный", не стоит и её. Володя Авцен просил показать ему, что слеплено для турнира. Пересылаю вторым письмом ответ с самокомментариями ( еврейские штучки:  и говорить-то не о чем, а - комментариев...) Прошу только матерные слова выпускать: письмо предназначалось для мужского уха.
Апропо: Лондон. Получил сегодня отказ (не индивидуальный, типа: "уваж. дамы и господа..."). Мало каши ел и - не дорос:  на слёт олимпийцев допускаются только здоровые силы. И - правильно! : "не гонялся бы ты, поп, за дешевизною".
А что, есть и другие варианты церковной музыки? Я думал там тоже - канон.
"Эвэн Эзер" похоже на отчество какого-нибудь философа из Кордовского халифата, типа: Исаак ибн Эзра  :).  А так - не слышал.
1-го июня - День Защиты Детей.  От самих себя.
До связи.
  Д.и  т.д.
Д.Ф.:

  Как писала мне архангельская квартирохзяйка: здравствуй, Володя и твоя семья!
Жаль, что ты не поинтересовался образцовыми текстами, присланными на конкурс. А стоило. Там две таких душевных тётеньки, нужные ЛондОну, что - залюбуешься: не нам чета! Остро рекомендую, времени не тратя даром, прочитать и законспектировать: всё ж, в конкурсных одах, есть то, чего у жалких немецких прихвостней отсутствует, - есть Величие. И это ещё и ещё раз доказывает, что бывают женщины в русских селеньях: Пегаса, парнасокопытного, на скаку остановит! Если голодная.
Набери адрес. Там, справа вверху, будет масенькая рамочка. "Кликни" на неё и набери по-русски "турнир поэтов". Из 4 выскочивших ответов выбери 2 за 2004г. В одном из них, вверху, левее текста и будут образцовые стихи, присланные на конкурс. Кликай на дамочек: получишь забытое удовольствие. Некоторые - уже. Рекомендую.
....................................
( Далее – разбор конкурсного текста, ненормативная лексика. Опущено.)
....................................
Ща напьюсь и заплачу : как благородно и возвышенно можно всякую хуйню объяснять!
Стишок фюге ихь бай.
Д.

29.05.04 05:38
Маша, недавно резко бросил выпивать - и вот результат:  перепутал турнирный стишок - с "40-м днём". И правду, что - божий дар с яишницей. Но и дар-то, какой-то: такому в зубы заглядывают.  "40-й" я сам не могу читать:  трагизьму и мыслИ - хоть вилами наворачивай, а музЫки - нет. Смешная рифмовка сбивает. Я ж и говорю: мусульманская музыка тогда где-то рядом орала, базар, опять же, под окном турецкий, газели-касыды, муэдзин его медрессе!  Сарацины (саранчины) антену сбили. Требую Реконкисты!
Прилагаю письмо из Центра. Особенно умиляет обращение: "Уважаемый товарищ поэт!" и один из членов жюри, поэт вокально-инструментального ансамбля "Абрау Дюрсо".  Залез своим, любопытный Варвар, носом на сайт Би-Би-Си, где ты парашютисткой работала : читал интервью с организатором Борушко, купно с королём-дамой-валетом прошлого турнира.Сева Новгородцев передачу делал, озвучивались и стихи победителей... Ну, что ж: тихая отрыжка, вполне малосъедобное мочало. Может, в этот год чего замечательного и "неплохих стихов дадут"?  Будем надеяться.
А что это за эаболевание, "коровница", с которым тебя в больницу положили:  это - не взрослый ли вариант детской молочницы?
А ещё есть у этой коровницы родственницы – по молочно-белому :  горячечная "белочка". И её тётка - моя тёзка – Деменция : от алкогольного воздержания.
  Д.и  т.д.

16:25

То ли съел чего, то ли - щитовидка - опять вылупилось что-то радостно-пессимистическое. Позвольте Вам его послать.
  Д.и  т.д.



Д.Ф.:

*  *  *


Лошадка, везущая хворости воз,
Ещё подымается в гору
Доныне. Мы камо ( на компасе – «Оз» )
Грядеши – сейчас, о сю пору?

Куда дровосек и страшила, и лев,
И жучка – противно и звонко
За внучкою лающая, обнаглев,
И я – с ноготок мужичонка?

Детгиза растрёпанного тома.
Рак, лебедь и щука с поклажей –
Все – в гору, все – не от большого ума.
Кто умный – в обход. Полем, низом, в туман.
Кто умный – быстрее. А – как же.
2004.



29.05.04 09:38

Пришла из больницы с чувством выполненного долга и злорадством в душе: а не участвуй где попало. Товарищ поэт. Корону из золота, понимаешь, они друг другу на голову надевают. Надо свое достоинство блюсти.

>А что это за эаболевание, "коровница"

Индивидуальная непереносимость парного молока.

М.

29.05.04 12:54

Ой, Маня, у меня есть алетейевская книга М. И., потомственной дворянки, бывшей переводчицы с английского в Минобороны СССР, вдовы крупного , союзного значения, военного инженера, жены живаго немецкого бургомистра ( всё это есть во вступлении; если будешь себя прилично вести, дам почитать).  Представлены переводы сонэтов В.Шекспира и – личное. С предисловием филологиц-ского кандидата наук из университета. Там это - что-то особенного!
Завтра приезжают гости, - через недельку обязательно тебе оное издание отксерю и пришлю. Козьма Прутков в юбке ( только она об этом не знает. Цены себе, т.е., не знает. - Не юбка, тьфу, запутался!). Такое чувство прекрасного: розы есть, морозы есть, соловьи есть. Лондон по них плачет, а оне - нет, не едуть, честь блюдуть. Вот бы и мне, старому козлу, так.
Ну, чего, укололи опять, вредители? Выздоравливай, Маня, выкарабкивайся. Летом и природа способствует. Гутэ Бэссэрунг!
Д.Ф.

P.S. Позвонил приятелям во львовский универ (  кандидат, т.е., лирический герой из предисловия – как явствует из него же – оттуда, из Льва-города ) : нет там такого фалологического кандидата. И не было никогда!...Мне нравится эта сила худ.воображения. Эта смелость военинженерской вдовы, - которая сама себя отрецензировала.  Что указывает на живость.


29.05.04 12:47

Отвечаю подробнее (на письма, которых сначала не заметила):

>А что, есть и другие варианты церковной музыки? Я думал там тоже - канон.

Нет, это уже каждый народ по-своему разбирается. Одно -- у русских и болгар, другое --  у румын, третье -- у грузин, четвертое -- у греков. Канон -- только в словах. Да и на каком основании можно было бы возвести музыку в статус канона? А как бы тогда обошли запрет Чайковский и Рахманинов со товарищи композиторы?

>"Эвэн Эзер"

Нет, это такой христианский фонд, который занимается пересылкой евреев в Израиль. Они перевезли туда из бывшего Союза тысяч сколько-то много. Специально ездили повсюду, разыскивали, предлагали. Наша подруга оставила нам очень трогательные видео. Масса забавных историй: они нашли человек двести евреев в Армении, но Израиль поначалу отказывался их принимать, на том основании, что в Армении-де евреев нет.
Симпатичные такие дяденьки и тетеньки.

Осталось прокомментировать новое стихотворение. Но сначала должно улечься впечатление, которое я получила от твоего самокомментария для Авцена.

М.

01.06.04 03:53

Уехали на сутки с ночёвкой мои гости, можно, не торопясь - к компьютеру.
А вот на Западной Украине с выездом помогали евреям пятидесятники, очень тоже милые ребята, в основном - поляки. А чьи они, "(Х)эвэн Эзра", будут? Если православные, либо католики, - довольно удивительно:  почерк не тот. Вернее - вектор. Англикане?
"Улечься впечатление от комментария.".. Ну, Маша, как хорошо говорила Анна Ахматова Надежде Яковлевне Мандельштам, когда та негодовала по поводу матерящейся бедной Бергольц:" Надежда Яковлевна, ну мы ведь с Вами, всё же, филологи...", - ну, не суди: не предназначалось изначально сие для девушек хороших. Просто, запросил Володя ( зело любопытный ) конкурсный стишок, а мне, поскольку что-нибудь эдакое - всё равно писать некуда, захотелось побаловаться, размять литературные мускулы ( да и Володя, честно говоря, мог бы не всё "догнать"). Вот и пошёл текст - "как дышится", как знакомые мужики друг с другом разговаривают ( и это ещё ничего, а то, бывает, придёт поручик Ржевский - и, вообще, всё испошлит ). А переделывать, превращать в "критику", в "разбор стиха", - Маня, если я дойду до такого величия, вызывай срочно санитаров по адресу: клиент созрел. Тем более - стихи путает.
Есть у меня - задним умом - огорчение. Сейчас поделюсь.  Помнишь, про приснопамятную М. И., не к ночи будь помянута? Так вот, глянул я - в её третьем томике - на издателя: наш "Б. М.". Какое-то подозрительное чувство возникло. Посмотрел в его антологию с галантерейным названием "Гул былого" - или что-то такое, не уточнить сейчас, а там – тех же щей. Вот ведь, поучаствовал - из симпатий к учредителю - в предприятии ( правильно чуя, что не всё будет достойно ).  Антологии как читаешь:  если первые строчки явно плоховаты, - перескакиваешь от греха подальше, не вникая в  безобразие, а фамилию - и вовсе не запоминаешь.  Захлопнул книжку с белибердой ( надо же: печатают ) и за двинул её, не читая др.:  куда-нибудь, на невидное место.  Понимаешь, когда я сам посылаю тексты, то это - по-спортивному. Если не напечатают:  в своём праве. Но вот, уважаемый мною человек, вдруг звонит:  присылай, Демьян, тексты, с оплатой постранично, потому, что затевается хорошая антология, с приличными авторами (сколько раз уже и от скольких такое слышано), убожества не будет. Такому доверяешь вслепую (с тобой втёмную играют). Потом сообщается, что, "надо было" несколько графоманов вставить, но это - ничего, не переживай. ( Почему "надо было"? Причём здесь я и дело моё шестнадцатое? Почему ещё за это надо было платить? И кому теперь эту - очередную - "антологию" можно показать? А выбрасывать - грех, там настоящие есть.) Запоздало понимаешь:  не ты, и не несчастная И., а - какой-то другой интерес. Мне сказали, принеся 3-ю книгу поэтессы М.И.: человек Музу запоем печатает. Я: да нет, - вот - "Крещатик".. А мне: "Крещатик" - барство, для души. А вас, с извековыми купно, - в братскую могилу, -для коммерции, которая у пацанов - "кидаловом" называется. Я: ах, ах, да что вы, - слова-то! А мне: а ты оглянись - как это было проделано. Я оглянулся. И впраду : было проделано.
Да. Огорчение. Вроде человек симпатичный.
Ну да - не впервой. Вот сколько нарыдал: как бы к соседям не протекло.
Маша, ты сколько уже про войну навспоминала? Прочитать уже что есть? Пришли из готового. Товарищам поэтам интересно.
  Д.Ф.

18:59
Маша, как я есть торопыга, то завсегда присылаю свежие, непропечённые стишки:  "отсень кусать хосется".  Теперь, вроде как, надо бы послать нормальный пирожок - с исправленной начинкой ( типа: всем отравленным наша пирожковая высылает исправленные и доработанные кулинарные изделия ). Во, я понял: жрать хочу. И закусить - тоже. А Вам уж - что Бог послал: стишок консервированный. Поймите меня, голодного!
До связи.
Баран Зарезович Скушель.


01.06.04 11:51

Не "(Х)эвэн Эзра" -- "Эвен Эзер", "Камень" чего-то там, не могу никак запомнить, чего. В следующий раз буду кому-нибудь демонстрировать оставленное англичанкой видео -- запишу.

>Если православные, либо католики, - довольно удивительно:  почерк не тот. Вернее - вектор. Англикане?

Протестанты всех мастей и со всех концов света. Да, такой вектор только у них: внимательное чтение Библии и буквальное ее понимание. Это Исаия и Иезекииль писали, что народы мира помогут евреям вернуться в Израиль и предоставят им для этого "корабли фарсийские". Сказано -- сделано. Люблю я их, этих протестантов. И вот -- зафрахтовали в Одессе корабль "Дмитрий Шостакович" и так-таки сорок с лишним тысяч перевезли. Причем ездят по сибирским деревням, вылавливают каких-то уже совершенно замшелых старушек... Я вся рыдала, глядючи.

>"ну мы ведь с Вами, всё же, филологи..."

Да я шучу. В свое время ушла из редакции "Крещатика" в том числе и потому, что Марковский не соглашался заменять соответствующие места точками. Но то в журнале. А то, как говорится, жизнь. Которой я есть скромный наблюдатель.

>Тем более - стихи путает.

Приняла эту историю близко к сердцу. Почему-то очень обиделась на Севу Новгородцева. Зачем он дает свое имя всякой чепухе? (Тут уместнее было бы процитировать твое письмо к Авцену). Но считай, что "судьба Евгения хранила". Хорош бы ты был в золотой короне, да еще "Абрау Дюрсо". Который "всем выдан ввиду долгосрочной разлуки". "Под золотой короной -- стальные глаза". А еще унизительнее, если корона -- бронзовая, а золотая -- у Извековой, например.

>Так вот, глянул я - в её третьем томике - на издателя: наш "Б.М.". Какое-то подозрительное чувство возникло.

Человек издает богатых графоманов и зарабатыает тем на издание очередного номера. А ты заподозрил -- он обогащается? Нет, не та порода. Он же маньяк своего журнала. А денег никто не дает. И подписываться никто не хочет.

>Посмотрел в его антологию с галантерейным названием "Гул былого" - или что-то такое, не уточнить, а там - тот же мусор.

>Но вот, уважаемый мною человек, вдруг звонит:  присылай, Демьян, тексты, с оплатой постранично, потому, что затевается хорошая антология, с приличными авторами (сколько раз уже и от скольких такое слышано), убожества не будет. Такому доверяешь вслепую (с тобой втёмную играют). Потом сообщается, что, "надо было" несколько графоманов вставить, но это - ничего, не переживай. ( Почему "надо было»? Причём здесь я и дело моё шестнадцатое? Почему ещё за это надо было платить? И кому теперь эту - очередную - "антологию" можно показать? А выбрасывать - грех, там настоящие есть.)

"Надо было" -- потому что именно они все это дело и оплатили. И не то, что "постранично", а куда солиднее. И еще на очередной "Крещатик" отстегнули. Я с вас удивляюсь. Вы что, жизни не знаете? Кстати, а зачем кому-то показывать? Поставь на полку с надписью "Мои публикации". И там она будет стоять и согревать сердце. Но тебя уже пора за бесплатно приглашать. И дорогу в Лондон оплачивать. Уровень уже не тот.
А причем здесь ты -- так он хотел тобой антологию украсить. А почему с постраничной оплатой -- так потому, что ты еще не есть доверенное его лицо, как, к примеру, я. И, к тому же, ты не дама, обременная расходами на детей, как, к примеру, я. Так я представляю себе ход его рассуждений.
А "ХХI век" что -- намного лучше?

>Вроде человек симпатичный.

Он и есть симпатичный. Но простой. в кадетском корпусе не воспитывался. И ему надо в одиночку, сидя на социале, издавать журнал, на который всякие интеллихенты жмотятся подписаться, а читают себе бесплатненько в "Интернете".

>Маша, ты сколько уже про войну навспоминала? Прочитать уже что есть? Пришли из готового. Товарищам поэтам интересно.

Мне и самой интересно. Но время, время... Вот сейчас пишу, а ребенок сидит на голове -- ему надо компьютерную игру. Так что заканчиваю.

МК


02.06.04 01:56

Маша, ну какой из тебя солдат, если ты пажеский корпус с кадетским путаешь?! Чему вас там учили?...  Кадетский - это военные ПТУ: суворовское, нахимовское, а теперь и - казачье. Конечно, М. в казачьем интернате не мог воспитываться - время было не то: всё под запретом. А откуда ты знаешь, что он не тайный суворовец? Вот представил себе его: маленького, золотушного, ушастого, в большой военной фуражке:  авитаминоз, деревянные игрушки, прибитые к полу - и умилился, умилостивился, простив. Я отходчивый, добрый. Особенно, когда печень не болит - как в прошлый раз - и благолепие есть во человецех, и благорастворение в воздусех, и разлитие в рюмки, а пива - в стаканы. Очень это бывает хорошо. Пущай себе балует, Борис. А может у него - мальчики, да, мальчики кровавые в глазах и ему плохо, плохо.  В одном глазу - мальчик Д., а в другом глазу - мальчик Ф.  Или - ни в одном глазу. А просто - совесть гложет что-то:  в будке, на цепи. Гложет, что с утра принесли:  вечером куда-то уходил - маньяк своего журнала.  Нет, больше не буду: дальше не про Бориса: просто хочется чего-нибудь ещё дальше валять. А дураки кончились, - никто не слушает, мёртвый час. Ты  в пионерлагере истории после отбоя соседям по нарам рассказывала?
Отдай мою руку!!! Отдай мои глаза!!! Зачем вы их съели?!
А теперь попробуй, засни. Хе-хе. Мм-да.
  До связи.
Д.Ф.

02.06.04 15:57

Вот ведь какой "двойной удар", или как он там по-научному называется. Села за компьютер почитать допропеченный стишок, а смогла сесть только потому, что детеныш смотрит фильм про Мудреца из Страны Оз. Но даже восторг по поводу этого совпадение не мешает мне предположить, что печку выключать еще чуть-чуть рано.
Лошадка, везущая хворости воз,
Ещё подымается в гору
Доныне. Мы камо ( на компасе – «Оз» )
Грядеши – сейчас, о сю пору?

"Хворость" потеряла  тут всякое значение. Которое даже изначально было не более чем изюминка на домашнем пироге. Или даже не изюминка, а так, завитушка. А на допропеченном стихе завитушки -- да еще не оправданные ничем абсолютно, не нужные для архитектуры общего смысла -- ни к чему.

"Мыкамо грядеши" не проходит даже как шутка, даже с примечанием автора внизу страницы: "Автор не лыком шит и лучше читателя знает, что множ. число с единственным не сопрягается и что правильно (условно правильно) фраза должна звучать как "Мы ... камо грядем". Автор знает, что делает, а читатель пусть держит свою грамматику при себе и не нарывается".

М.

16:10

>если ты пажеский корпус с кадетским путаешь?! Чему вас там учили?...  Кадетский - это военные ПТУ: суворовское, нахимовское, а теперь и - казачье.

Что ж это я. Но до революции никаких ПТУ не было. А после -- не было кадетского корпуса. И довольно долго. А Смольного института благородных девиц так и до сих пор нет. А что кадетский корпус уже опять есть -- мне как-то не доложили. М. б. и конституционные демократы есть? Что-то я отстаю от жизни.

Cпасибо, что великодушно разжал пальцы на горле М. А вот Бешенковская за что-то на него как рассердилась однажды -- так их и не разжимает. Рук, в смысле.

>Ты  в пионерлагере истории после отбоя соседям по нарам рассказывала?

Не бывала я в пионерлагере. И на тамошних нарах не леживала. Я ночевала в палатке. Но у нас была своя субкультура, а не пионерско-лагерная. Мы читали "понедельник". С фонариком.

>А теперь попробуй, засни.

У меня утро. Адье. (Оказалось, "чус" этимологически происходит от "адье". Кто бы подумал?)

М.

03.06.04 03:27

Маня, Ваш личный корр., который мешает про войну вспоминать, - он ночами не спит, стережёт, сигналы в эфир постукивает - как пограничник какой. А ты не отвечай по-серьёзному, пиши себе "про татар мемуар". Кстати, это "грядеши" для множественного числа я, доверчивая девушка, - тоже у Высотского взял. Помнишь: "А тут крикнул леший: "Вы камо грядеши?""? Это там, где: " Ведьмы мы, али не ведьмы, патриотки, али нет?"  Ох, плохо быть недоучкой, дедушка Телят Макакарович, вчерась снова схватила Маша селёдку да и ейным хвостом меня, за дело, долго по морде била. Так оно надёжней запоминается. Вот и все мои университеты.
Зато кадетов - не трожь. Они, в отличие от КаДе´тов - и задолго до них - и после них - от французского слова "cadet". Так до революции назывались "воспитанники кадетского корпуса: ...закрытого среднего ( отсюда моё "ПТУ") военно-учебного заведения для подготовки сыновей дворян ( а позже  - и других, разночинных. - Д.Ф. ) к  офицерской службе". По образцу которых и были восстановлены различные суворовские и нахимовские училища. Но их птенцы называют себя всегда кадетами. Что верно. Когда полковник в отставке Витя Мухин встречается с другим моим приятелем, вдвое его старшим немецким генералом в отставке, они всегда с приязненностью отмечают, что оба - бывшие воспитанники Kadetenschulle, нашей и ихней.
Маня, по профессионализмам, которыми ежедневно оперирует 99% населения РФ, ты скоро будешь спец. И военспец. Ещё бы немного подтянуть тебя по ненормативной лексике, и живой русский язык раскроет перед тобой свои тронутые богатства, с неопределённым артиклем "бля", горящим как звезда во лбу. И будешь ты царицей мира.
"Разжал пальцы на горле ( чуть не написал "Маяковского" ("Крепи у мира на горле пролетариата пальцы")  Марковского"..). Да никто там не собирался  никого трогать. Есть два случая; и их надо чётко различать.
Первый: мне предложили - вместо того, чтобы, может, по-честному попросить тридцатку на помощь, поучавствовать в одном достойном и чистом деле. Меня «подставили». Воткнули в какой-то несвежий рассол с графоманской сельдью ("украсили", как ты говоришь: вроде пучка сельдерея или колечка лука к ржавой селёдке). Было ли это необходимо для мировой литературы - или для спасения личного раскрученного журнала  его застенчивому (или забывчимому) маньяку - мне по барабану. Один мужчина - продуманно, не в состоянии аффекта - "кинул" другого мужчину. Он знал, что делает и что за базар и за поступки может ответить: не в той части, где спасается журнал, а в той части, где, ничего не подозревающему лоху «втирают».  А лох вдруг оказывается твёрдого воспитания и громко говорит, указывая пальцем: "А ты, братец, того, со своим бескорыстьем, двояковыпуклым..." Может быть я ошибаюсь, Маша, но десять заповедей - и для богатых, и для бедных и голодных, и для литераторов-социальщиков. Я считаю, что это - очень здоровый взгляд на вещи. Не так ли? И не надо больше про этот первый случай, а то я опять сильно возбудюсь.
Второе: это дело прощено. Не забыто, но - прощено. И всё - ради ваших красивых глаз, между прочим. Как бы: ничего не было: с нуля ( как говорят американцы:"Пойнт зиро"). Фобай, как говорится.
А как "адье" с "чус"´ом этимологически вяжут:  собачек, вроде, разных пород? Хотя и этимологи говорят, что "любая буква может переходить в любую букву". Но уж больно интересно: тут-то как?
Покедова.
Примите мои уверения в совершеннейшем к Вам почтении.
Сервус - что по-латыни значит "Ваш раб"(и корр.)
Д.Ф.

03.06.04 12:00

>По образцу которых и были восстановлены различные суворовские и нахимовские училища.

Но я-то про дореволюционные. А полковник в отставке Витя Мухин он как -- попадает в один процент населения, который говорит не "........", а "отнюдь"?

>Маня, по профессионализмам, которыми ежедневно оперирует 99% населения РФ, ты скоро будешь спец. И военспец. Ещё бы немного подтянуть тебя по ненормативной лексике, и живой русский язык раскроет перед тобой свои тронутые богатства, с неопределённым артиклем "бля", горящим как звезда во лбу.

Спасибо, мои университеты уже давно пройдены и остались далеко позади.

Люди своими глазами видели недавно изданный русско-немецкий словарь, где сей сакраментальный артикль переводится как "украшение речи".

>И будешь ты царицей мира.

Уже побывала. Не понравилось. Спасибо еще раз.

>Воткнули в какой-то несвежий рассол с графоманской сельдью ("украсили", как ты говоришь: вроде пучка сельдерея или колечка лука к ржавой селёдке).

Но-но. Там ведь еще я. И сам М. Меня ты тоже относишь к "ржавой селедке"?

>Было ли это необходимо для мировой литературы - или для спасения личного раскрученного журнала  его застенчивому (или забывчимому) маньяку - мне по барабану. Один мужчина - продуманно, не в состоянии аффекта - "кинул" другого мужчину. Он знал, что делает и что за базар и за поступки может ответить: не в той части, где спасается журнал, а в той части, где, ничего не подозревающему лоху втирают.  А лох вдруг оказывается твёрдого воспитания и громко говорит, указывая пальцем: "А ты, братец, того, со своим бескорыстьем, двояковыпуклым..." Может быть я ошибаюсь, Маша, но десять заповедей - и для богатых, и для бедных и голодных, и для литераторов-социальщиков. Я считаю, что это - очень здоровый взгляд на вещи. Не так ли? И не надо больше про этот первый случай, а то я опять сильно возбудюсь.

На самом-то деле, возразить нечего. Даже мне, с моим жалостливым бабьим лицеприятием. Лицеприятие в Библии сурово осуждается, между прочим. Но в данном случае -- если быть педантичным -- это не десять заповедей, там, как указывал мне однажды некий алкоголический поп-расстрига, нет заповедей "не ври" и "не кидай". А где они впервые появляются в Писании -- у меня не хватает образования ответить.

Нет даже заповеди "не хитри". Чем и воспользовался в свое время праотец Иаков. Впрочем, в его время еще никаких заповедей не было, кроме встроенных, бортовых, т. ск., совести там и проч. Кто-то хорошо сказал, что для современного читателя Пятикнижие -- это не столько чтение, сколько скрытое тестирование. Если хитрость Иакова вызвала не восхищение, а скорее неловкость -- все в порядке. А если восхищение -- что-то не то..

>А как "адье" с "чус"´ом этимологически вяжут

"А диос" ("С Богом"): "ди" в немецком по языковым законам перешло в "ч". А дальше  просто: А упало, О пропало, -- превратилось в "у" умляут, и пожалуйста.

>"любая буква может переходить в любую букву"

Это академик Фоменко так говорит. На самом-то деле тут строгие математические законы.

Я уже без пяти минут уехала к своей специалистке по восточным языкам.  Пересадка на частный транспорт у нас, увы, не в Кельне, а в Бонне.

М.

03.06.04 19:04

Всё. Иду запишусь:  в христиане, в иудеи - всё равно. Оказывается, согласно доктрине, можно всячески кидать ближних на бабки , врать, заражать сифилисом, удалять здоровый зуб за деньги того же пациента, - ещё есть тысячи вариантов. Главное - логика какая, для прозревших открывшаяся:  нет в декалоге описания, - извините - всё, ребята, это мы не проходили, нам не задавали, «Бог не фраер, всё простит». А если гнусное дело вызовет в застенчивом Альхене ещё и неловкость - так и вообще –  всё в порядке: наш человек. Ой, и мне так хочется:  хорошо живёт на свете Винни Пух!  А если что, вякнет кто - насчёт порядочности, каком-то категорическом императиве интеллигента, - мы ему  рряз! - под нос Десять заповедей: а где это, в договоре?, а - нетути!.  Там, правда, есть - восьмым и десятым пунктом - "не кради".  И "не желай...  , ни всего, что есть у ближнего твоего". Даже ради развития своего журнала. Говорю ещё раз, могу повторить: Б.М. – это один единственный человек, предложивший мне участие в коммерческом предприятии ( мы не говорим ни о - приватном - журнале и о благих намерениях, которыми мостится его продвижение. Ни о простительном использовании неких средств, которые оправдывает благородная цель - развития собственного журнала: я знаю, революцию - особенно в эмиграции - в белых перчатках не делают ); так вот: Б.М., да святится имя его, был единственным из себе подобных, кто зазвал - на коммерческой основе - с гарантией недопуска графоманов. Никто, - ни Лондон щепетильный, ни Ольга, ни Саша Барсуков - такого пообещать не смогли.  Результаты, конечно - так себе.  Всё это доставало безмерно и когда-то пришло великое слово "баста!": я себя не на помойке нашёл. Раньше не бегал печататься - тоже сейчас себя соблюсти сумею: к тому времени зарёкся учавствовать в явных групповухах со смешанными ориентациями.  
И тут позвонил М.  ...  
А что насчёт "несвежего рассола"... Да рассол вещь чудесная: помидорчики, огурчики, имена - один к другому. Но воткни туда тухлую извековую селёдку -  и ещё,  ещё - побольше отстёгивающих на  ( дело не в деньгах, а - в славном нашем деле, в козе нострой! ) - и получится явное дерьмо. Как его не украшай. "А грязь, как ты её не крась,"... Ну и ладно, я  как всегда - ни один мускул бы на лице не... Если бы не было Предварительного Джентльменского Соглашения. Мне кажется, любой человек здесь, без долгих оправданий, правильно расставил бы фишки. Даже - невежа, даже не знакомый со Второзаконием.

Кадетские училища я не могу разделять на до- и после-  художественного изменения атрибутики Империи. Кадетские училища (хоть их "суворовскими" назови, хоть "нахимовскими") - и до переворота, и после - служили одной и той же Империи. В ней, как и во всякой империи, по отношению не к " своим" - та же кровь, войны и трупы "замирённых" соседей. И пожирание их земель. И погромы.  Другое дело - культура. Там - да, там побили основательно и своих.

"Строгие математические законы в этимологии".  Вот где заводятся новые Фоменки. :) Счетоводы, кабалисты, софисты-академики.  Никогда прямую русскую речь и её великих три буквы не любившие. К земле , к натуре, к народу надо быть ближе, товарищи учёныё, доценты с кандидатами!  В натуре. А то самое украшение речи русской, так оно ведь - от благородства:  блага вам желают через каждое слово, математикам, благ!
Чего и тебе, Маня желаю. И поездки без хлопот. Жаль, что не черз Кёльн.
Д.и  т.д.

04.06.04 00:05

Дима, ты, кажется, не то, чтобы трезв. Перечитай мое предыдущее письмо -- и у тебя еще два дня на то, чтобы понять его правильно. Не сомневаюсь в твоей способности это сделать.  

>"Строгие математические законы в этимологии".  Вот где заводятся новые Фоменки. :) Счетоводы, кабалисты, софисты-академики.  Никогда прямую русскую речь и её великих три буквы не любившие.

Еще бы. Поскольку законы звукоизменения открыли немцы. В частности, братья Гримм. С чего бы им любить русскую речь -- в те далекие годы? А как присмотрелись -- так постепенно и полюбили. Как друг русского человека Фасмер. Наука о звукоизменениях -- чудовищно сложная. Никто, кроме немцев, не потянул, поскольку очень уж занудно. А Фоменко решил в этой науке устроить революцию и все поделить. Между остальными Шариковыми.

Нетрезвое писание писем даме, даже самой жалостливой, противоречит этическому кодексу интеллигента. :))

М.

04.06.04 15:58

Маня, а ты как - по запаху? Вроде и перегару никакого не было: абсолютно свежее виски с пивом. Так ведь и - гости на то: полагается хозяину. Оне-то, умаявшись напитками, пошли с ребёнком на боковую, а аз, грешный, подсел к клавишам и ударил Героическую Военную Симфонию. А что, если тянет? Другие, выпивши, драться лезут, в канаву бегут валяться, а мы, тихонечко, в уголочек, - пипочки тычем.
Графомания, по Камю, "самая почтенная из маний".
Так-то, о любезнейшая из Маней.
А чего так коротко-то - на два дня едешь? По врачебной части, я думаю. Ну, удачи. Будем дули крутить.
Д.

04.06.04 23:07

>Маня, а ты как - по запаху?

По содержанию письма. Требую мое предыдущее письмо перечитать и ответить на него на трезвую голову. :))

>А чего так коротко-то - на два дня едешь?

Не НА два, а ЧЕРЕЗ два. НА десять дней. Два дня тебе оставалось на ответ. Теперь остается один.

>По врачебной части, я думаю.

Вот и друзья мои говорят: "отдохнешь у нас, подлечишься"... Как же. С моим -- четверо буйных малолетних детей в доме. Еще тот отдых.

М.

05.06.04 14:02

А где я тебе трезвую голову-то найду? Она в салате спит. Вернее, это - в идеале - спит. У нас, на гулкой улочке, до 3-х -  4-х ночи слиперы-бусурмане усатые, выходя из двух турецких кафе, что-то всё время истерически орут в закрытые окна ( в духоте... - без толку): взрывы выкриков. Часа через два, с полшестого,  разгружаются под окном грузовики, швыряются об асфальт 300 пластмассовых гулких ящиков ( 300 утренних взрывов), на них швыряется ещё несколько десятков плодово-ягодных - глухих - взрывов. Под дикий ор грузчиков, образуется шумный турецкий базарчик с орущими детьми. Который вечером, обратным способом, - шарахается, швыряется в гулкое барабанное нутро грузовиков, исчезает - откуда возник. Конкретный джигхад нау. Сегодня пошла четвёртая неделя, как сосед сверху, в ремонтном отчаянии, рушит стены, пол и потолок каким-то циклопическим отбойным молотком - и содрогается моя нехорошая квартирка. Ну скажи, ну как тут не подсесть на стакан, если 40 минут сна - ещё не самый худший вариант? Нет, пусть печень себе - как хочет:  здоровье - важнее.
Вчера рзговаривал с Ольгой Бешенковской. У неё какой-то кошмар случился с поездкой в Питер: воспаление лёгких; чуть плохо не кончилось (вернее - кончилось, но не до конца). Прилетела обратно кое-как, больная, не отлежав положенного, - потому, что сын попал на операцию : жёлчный пузырь удалили. Когда я с ней разговаривал, она - только дверь открыла. Во время разговора у мужа пошла кровь носом. Люди - не скучают.

До связи.
Д.и  т.д.

05.06.04 19:17

Трудности приняла близко к сердцу. Я готова успокоиться, ежели ты просто возьмешь свое маловысокопротрезвленное письмо обратно. Но с невзятым обратно -- не успокоюсь. Ибо оно совершенно безумно.
Надо позвонить Бешенковской.
Маша.

06.06.04 16:03

Беру, беру, обратно. Пациент нынче пошёл нервный: с каким материалом приходится работать!  Сказано ведь: в течение двух недель можно вернуть. Впору, не впору - главное, чтобы человек доволен остался. Фирма не обеднеет. Чек не потеряли?
Маша, будет возможность, черкни, как у Ольги: мне второй раз звонить неудобно, подумает, что - по поводу.
Мягко-весело доехать до брюссельской капусты.
Д.и  т.д.

15.06.04 09:31

Привет, Маня!
Как там Брюссель и капуста? Всё ли гладко?
А меня не будет 10 дней, до 27-го: летим на остров с неприличным названием Ибица, буду там бессонницу ( далее - "Б.", потому как  - вконец обнаглела ) воевать.
Прилагаю стишок ( типа: с приездом ).
И где обещанные эссейки и статьи?
Д.  и  т.д.



Д.Ф. :

*  *  *

  

Мы здесь, пока ещё, живём,
Где ничего не значит карта.
Мы смотрим в сторону заката,
Откуда никогда живьём

Никто не возвращался в город –
Картографический петит,
Где отменён народа голод,
Отменный волчий аппетит –

Совместно с безобидной «ятью».
На сердце руку положа:
Ни ощущенье рукояти
Наборной нового ножа

(Из стали клапанной перо),
Сейчас лежащего в кармане,
Ни, на шипучее ситро,
Переходящее вниманье,

Ни тень у летнего ларька
Времён державы несвободной –
Пожалуй, не забыть, – нырка,
Озёрной глухоты подводной.

Ни детства золотоордынцев
Во глубине наёмных дач.
И кто – не Годунов-Чердынцев?
Чей не закатывался мяч?

Мы здесь, пока ещё, живём,
Где ничего не значит карта.
Мы смотрим в сторону заката,
Откуда – никогда – живьём.


  2004.


16.06.04 13:20

Здравствуй, Дима. Вот, нас сегодня ночью привезли.

>Как там Брюссель и  капуста? Всё ли гладко?

Я обычно гощу ПОД Брюсселем. В бельгийской деревне. Гладко-то гладко... К хозяину приехали на именины малознакомые грузины -- опять пожалела, что Довлатова на эту сцену не было. Посетили гениальную диагностку. Есть что рассказать, но некогда.
Письмо мало взять назад -- надо разбираться, в чем там получилось непонимание.

Удачи в обучении сну. А в какой стране остров Ибица?

>Прилагаю стишок ( типа: с приездом ).

Отличный, спасибо.

>И где обещанные эссейки и статьи?

Пока